Три проблемы президента

В Украине началась президентская предвыборная кампания. Случай с Саакашвили означает, что начали разрываться информационные снаряды большого калибра и большой разрушительной силы.

Представляется, что на данный момент у президента и планировщиков его кампании вырисовалось три проблемы, хотя по ходу действия могут появляться и другие.
Во-первых. История с Саакашвили имеет не столько политический, сколько психологический характер. Президент почему-то хочет избавиться от надоевшего и постоянно путающегося под ногами Михо, хотя политические перспективы последнего выглядят даже сейчас весьма незначительными.
Сам Саакашвили стал своеобразным firewall для других и гораздо более важных и сложных проблем власти в лице президента. Вся эта информационная и пиаровская опереттка с задержанием Саакашвили и очередным палаточным лагерем нисколько главному фигуранту в политическом смысле не поможет, а вот президенту очень даже.
Власти лагерь перед парламентом выгоден. Иначе чем объяснить ее неумение-нежелание применить законные способы, чтобы выполнить предписание прокуратуры. Речь в данном случае не идет о силовом воздействии, в результате которого могут пострадать люди. Вполне очевидная вещь — лагерь, его инфраструктура и содержание требуют достаточно значительных средств. Стоит перекрыть их поступление или поставить их под жесткий контроль, и от лагеря даже следа не останется. Если ничего подобного не происходит, значит, палатки перед парламентом власти нужны.
Конечно, вдохновители акции Саакашвили будут пытаться таким образом дискредитировать президента в глазах Запада. К тому же остается угроза, хотя ее не стоит преувеличивать, депортации Михо в Грузию. Вряд ли власть пойдет на это, но эмоционально это для Саакашвили значительная психологическая нагрузка.
Популистская риторика в какой-то мере застилает глаза президенту, что усиливает его неприятие Саакашвили. Отсюда нажим на его вроде бы выявленные российские связи и представление агентом Москвы. Повторимся. Вопрос упирается в финансовые ресурсы. Насколько их хватит у Саакашвили и способности власти их контролировать.
Во-вторых. Гораздо более важная для президента проблема — противостояние НАБУ и Генеральной прокуратуры. Это на порядок для власти опаснее игрищ с Саакашвили. Уже очевидно, что за НАБУ стоит Запад, и здесь у президента на руках практически нет козырей.
Можно, конечно, стоять на своем, но очевидна полная бесперспективность такой позиции. Фраза Юрия Луценко об иностранном влиянии и вмешательстве — это не случайная lapus linguae — оговорка, а сознательно запущенный пробный шар. Обвинения экспертов ФБР, которые действовали в НАБУ по межправительственному соглашению во вмешательстве — это свидетельство крайней нервозности и практически паники в окружении президента.
Есть еще один фактор. Полная свобода НАБУ и других антикоррупционных органов может ослабить и даже свести на нет поддержку президента со стороны высшей и средней бюрократии как в центре, так и в регионах. Ситуация, когда высшие чиновники, депутаты, правоохранители и т.д. не чувствуют себя достаточно уверенными и стоят перед необходимостью отказаться не только от привычной жизни, но также и от благ власти, вызывает у них не просто стойкую аллергию, но также требование вернуть все на круги своя.
Президент попал в тиски, которые постоянно сжимаются. Отступить и, даже страшно подумать, пренебречь требованиями Запада просто невозможно. Пример уже основательно забытого Павла Лазаренко показывает, что американцам в случае необходимости не нужно принимать отдельный закон, как в случае российских олигархов. Пущенную машину заокеанских министерств юстиции и финансов остановить потом очень сложно. Да и вообще, в условиях российской агрессии, которая в любой момент может расшириться, задираться с западными партнерами просто самоубийственно.
С другой стороны, опасная самостоятельность НАБУ весьма чревата отмеченными неприятностями внутреннего характера. Очевидно, что президент попытается каким-то образом, например, изменением законодательства как-то ограничить самостоятельность НАБУ и при случае сменить главу ведомства. Такие попытки будут делаться все время, по крайней мере, их пика следует ожидать весь декабрь.
В-третьих. В своем выступлении в парламенте Генеральный прокурор Юрий Луценко анонсировал закрытие так называемых пророссийских СМИ. Это проблема сродни предыдущей. Запад со все возрастающей подозрительностью относится к авторитарным поползновениям украинской власти. Дело не в самих пророссийских СМИ, а в расширительной трактовке этого понятия, под которое можно подвести любой неугодный орган печати или телеканал. Инерция свободы Майдана явно стараниями власти выдыхается, и налицо буквально судорожные попытки зачистить информационное поле от всего, что не нравится или потенциально может не понравиться Банковой.
Перечисленные проблемы обозначили тренд разворачивающейся избирательной кампании. Уже очевидно, что упор в ней будет сделан на защиту от российской агрессии, что очевидно всем, и необходимость объединения вокруг, сами понимаете кого. Объективная сторона военной опасности, которая усиливается провалами российской дипломатии в других регионах, обострением отношений с Западом и общей московской непредсказумостью будет старательно перемешиваться с внутренними факторами противостояния с политическими оппонентами президента.
В силу объективной необходимости нашему гаранту следует спешить. Большую часть разрешения описанных проблем следует завершить до наступления 2018 года, чтобы попытаться пропагандой восполнить недостающий рейтинг.
Задача стоит простая и в то же самое время довольно сложная. Убедить избирателя, что альтернативы нынешнему президенту нет. Все, как в соседней стране. Хотя Украина — не Россия.
Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель
Loading...