Саммит саммитом, а санкции по расписанию

Helsinki Summit 2018

Намеренно или так совпало, но буквально накануне встречи президентов США и России Трампа и Путина в Хельсинки снова заговорили о вмешательстве в ход американских выборов.
В рамках проводимого специальным прокурором Робертом Мюллером расследования заместитель министра юстиции США Род Розенштайн выдвинул обвинения против 12 офицеров Главного разведывательного управления Генерального штаба России (ГРУ) за взлом сетей Национального комитета Демократической партии США во время предвыборной президентской кампании 2016 года.
В пресс-релизе перечислены их имена, фамилии, звания и должности. Можно смеяться, но также названы пароли и ники, которыми они пользовались , и рассказано о технологии проникновения и использования информации со взломанных сайтов и почтовых ящиков.
Интересно, что одним из доказательств российского вмешательства служит обнаруженное следователями плохое знание английского языка, в частности, его американского варианта и частое употребления русских выражений, переведенных с помощью программ переводчиков. Такие фразы не используются носителями английского языка даже в компьютерном сленге. Это очередной факт в целой системе, которая выстроена в России.
Очевидно, что деградация, по крайней мере, языковая, в российских спецслужбах приняла необратимый характер, если даже при выполнении такой операции не нашлось достаточно компетентных специалистов в английском языке.
Понятно, что в Москве от всего отказываются по давно известной со времен аннексии Крыма и агрессии на Донбассе формуле «ихтамнет». В российском МИД заявили, что такое действие преследует цель сорвать российско-американский саммит.
И действительно, лидер сенатского демократического меньшинства Чак Шумер призвал Трампа отменить встречу, «пока Россия не предпримет однозначные и открытые шаги, которые докажут, что в будущие выборы они вмешиваться не будут». Другие сенаторы-демократы призвали Трампа как минимум уделить теме взлома основное внимание встречи.
В круговерти подготовки к встрече президентов, а также новых обвинений практически незамеченным прошло другое сообщение американского Министерства юстиции. Оно по своим последствиям вполне на уровне рассмотренного обвинения против российских офицеров.
Речь идет об утверждении и введении в действие специального регламента по борьбе с? зарубежными коррупционерами. Это Global Magnitsky Sanctions Regulations, или, как его называют — Всемирный закон Сергея Магнитского.
Его реализацией займется уже хорошо известное в определенных кругах в России Office of Foreign Assets Control (OFAC) — Управление по контролю над иностранными активами. Именно оно администрирует главные антироссийские санкции — связанные с конфликтом в Украине и обвинениями во вмешательстве Москвы в выборы президента США в 2016 году.
Указ о ведении регламента сопровождался перечнем из 13 физических лиц и получил кодовое название GLOMAG. От Узбекистана в него попала дочь экс-президента Гульнара Каримова, а от России - тарший сын генерального прокурора Артема Чайки. Он был фигурантом расследования Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о бизнесе членов семьи генерального прокурора.
Попадание в санкционный список весьма чревато. И не только в финансовом отношении, что видно на примере олигарха Олега Дерипаски. Как только глава Чечни Рамзан Кадыров был внесен в санкционные списки, Facebook и Instagram заблокировали его аккаунты, а Кирсан Илюмжинов вынужден был отказаться от претензий на пост главы шахматной федерации ФИДЕ. Капитан сборной Мексики на чемпионате мира по футболу Рафаэль Маркес, занесенный в списки OFAC, вынужден был поселиться отдельно от других игроков. В их гостиничных номерах были подарки от спонсоров, но они не хотели иметь ничего общего с фигурантом санкционного списка.
Введенный регламент имеет еще одно отличие от другого санкционного закона Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act (CAATSA) — о противодействии противникам Америки посредством санкций. В соответствии с ним в январе текущего года был составлен знаменитый кремлевский доклад с перечнем более 200 российских бизнесменов и чиновников высшего ранга.
Список CAATSA, в принципе, не распространяется на родственников фигуранта, если они прямо не действуют в обход санкций. У Всемирного закона Магнитского несколько другая логика. Она основана на антикоррупционных расследованиях.
Например, высокопоставленный чиновник получает относительно небольшую зарплату, а его близкий родственник, например, сын или жена постоянно выигрывают все конкурсы и тендеры на госзаказы и становятся миллиардерами, то по CAATSA нет оснований для включения в санкционный список, а вот по GLOMAG есть, и такое произошло с Артемом Чайкой.
Относительно небольшая структура OFAC, которую курирует заместитель министра финансов Сигал Манделькер, оказалась весьма эффективной. Первая ее задача — сбор информации о нарушающих санкционное законодательство. Эти данные дает другое подразделение Министерства финансов — Управление контртеррористической и финансовой разведки.
Отслеживается все. Начиная от расследований в солидных газетах, например, The New York Times, The Washington Post, The Wall Street Journal или Financial Times до банков, которые по не очень ясным основаниям перечислили подозрительные суммы в оффшоры, и так находящиеся под пристальным вниманием американских финансовых разведчиков и контрразведчиков.
Еще одно отличие от CAATSA. В законе объединены темы коррупции и нарушений прав человека, поэтому OFAC будет отслеживать правозащитную тематику, такую как дискриминация различного рода меньшинств, разгон митингов или пытки в тюрьмах. Таких сообщений из России приходит достаточно много, и фигурантов в GLOMAG прибавится.
В Москве недаром нервничают. Списки Министерства юстиции США, а теперь и Всемирный закон Магнитского способны серьезно отравить атмосферу саммита в Хельсинки. Президенты могут собираться и общаться, а санкции продолжают ужесточаться. Как говорится, по расписанию.

Метки: Юрий Райхель
Loading...
Loading...