Проголосовала, но не вышла

Референдум в Каталонии о независимости вызвал довольно противоречивые комментарии от эмоциональных до негативных. В Украине многие проводили параллель с Крымом и в какой-то степени – с Донбассом.

испания

Интересно, что очень скоро эмоциональная волна стала спадать, и начали проявляться детали, о которых до голосования и во время него предпочитали не говорить. Тем не менее, именно эти детали заставили инициаторов референдума объявить мораторий на объявление независимости.
Главными проблемами, приведшими к референдуму, являются экономические с финансовыми и политические.
Из 17 регионов Испании, они называются автономными сообществами — Comunitat Autonoma, Каталония обладает крупнейшей экономикой. В 2016 году ее доля в ВВП страны составила 18% или €224 млрд. Экспорт региона достигает 26% от всей страны — €65,1 млрд в год. Уровень безработицы 15,7% против 19,6% в среднем по Испании.
Все налоги, собираемые в провинции, поступают в центр, а потом оттуда возвращаются налоги на наследство, игорный бизнес, поступления от транспорта; 50% от собранных НДС; 58% от акцизов на табак и алкоголь. В результате из Барселоны в Мадрид ежегодно поступает на €9 млрд собранных налогов больше, чем возвращается в Каталонию.
Каталония требует, чтобы ее финансовые отношения с центром строились по типу Страны басков. Там практически все налоги остаются в автономии. При этом Страна басков гораздо слабее в экономическом отношении, в том числе и по географическим условиям.
Есть болезненные проблемы этно-политического свойства. Испанский суд отказался признать каталонцев нацией на основании того, что это понятие «не имеет юридического толкования».
Кроме того, еще одна основа для трений с центром — языковая. Этнических каталонцев в провинции около 35%, испанцы из Андалусии, Мурсии и Эстремадуры составляют 45% и около 14% — это мигранты из стран Латинской Америки, говорящие также на испанском языке. При этом каталанский язык относится к романским и имеет много общего с испанским (кастильским), но его ближайший родственник — это провансальский язык в Южной Франции. Интересно, что у нас различаются прилагательные «каталанский» относящийся к каталанскому языку и «каталонский» относящийся к области Каталония.
Каталанскому языку на референдуме придали статус «приоритетного» в делопроизводстве, однако это было признано неконституционным. В то же время в Стране басков испанский и баскский языки имеют равноправный статус официальных.
Заблокировал суд и расширение полномочий каталонских судов до уровня испанских, а также не согласовал право Женералитата (правительства автономии) вводить собственные местные налоги.
Рассмотренные и другие причины стали основой для эмоционального отношения многих каталонцев к объявлению независимости. Шумная кампания перед референдумом, многочисленные демонстрации и митинги создавали впечатления всеобщей поддержки. На самом деле все было гораздо сложнее. Состав населения подсказывал, что идея независимости не наберет необходимых 50% голосов. Так называемое молчаливое большинство точно не поддержит отделение от Испании.
Центральное правительство изначально было против проведения референдума по своим соображениям.
В нижней палате парламента — Конгрессе депутатов — фракция Народной партии премьер-министра Мариано Рахоя имеет только 38% мест. Последние полтора года правит правительство меньшинства.
В Каталонии движение премьера Карлеса Пучдемона «Вместе за «да» также не имеет большинства в парламенте и составляя правящую коалицию с радикальными сепаратистами из «Кандидатуры народного единства» (CUP). Последние жестко настаивают на сецессии — отделении от Испании.
Неустойчивое положение правительств в Мадриде и Барселоне определило их неуступчивость. Даже объявленный мораторий вызвал сильное разочарование части каталонцев, и это скажется в дальнейшем.
Если отвлечься от романтизма независимости, то перед сепаратистами в случае ее объявления встанут очень большие проблемы.
Во-первых. Как будет функционировать государственный аппарат, при жестком противодействии Мадрида, откуда брать средства на его содержание.
Во-вторых. Как поведет себя региональная полиция Mossos d`Esquadra, и станет ли она силовой структурой, противостоящей испанской полиции и армии. Ответа нет.
В-третьих. Членство Каталонии в ЕС Испания точно заблокирует. Согласно опросам, лишь 15% поддержат независимость Каталонии ценой ее выхода из ЕС.
В-четвертых. Как контролировать государственную границу с Францией и Андоррой, а также с испанскими Арагоном и Валенсией. Пока они номинальные, но сразу станут реальными.
В-пятых. Бизнес начал голосовать ногами. Десятки банков и компаний начали переводить головные офисы в Валенсию. Так, третий по величине банк CaixaBank переезжает в Аликанте, на очереди четвертая по величине банковская группа Sabadell. Футбольный клуб «Барселона» — столп Каталонии, стоящий более $3 млрд заявил, что готов играть только в испанской лиге.
В-шестых. Многие отрасли — телекоммуникации, энергетика, транспорт — находятся в руках властей Испании или общенациональных корпораций.
В-седьмых. Туристы могут предпочесть более спокойные регионы, а их в Испании хватает. Это может стоить миллиардов евро потерь.
Вот почему в Каталонии предпочли вступить в переговоры.
И последнее. Международное право не предусматривают для территорий государства возможности отделиться за исключением случаев, когда обе стороны на это согласны. Как у Чехии и Словакии. С Каталонией этого нет. Как отметил профессор международного права Боннского университета Штефан Тальмон, «Часть населения внутри государства, даже если она имеет определенную национальную идентичность, с точки зрения международного права не является народом, который может апеллировать к праву на самоопределение». Вот почему Бавария не может отделиться от Германии, а Каталония от Испании.
Нет такого понятия как народ Крыма, поэтому отделение полуострова было аннексией соседнего государства, и к случаю с Каталонией отношения не имеет.
Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Испания, Каталония
Loading...
Loading...