Повышение ставок в луганском покере

Переворот в Луганске в основном интерпретируется как борьба между различными московскими группами влияния. В частности, в противостоянии военных, ФСБ и администрацией президента, то есть политическим руководством.
При всей важности и значении в будущем отмеченных факторов, следует отметить два важнейших обстоятельства.
Разговоры, что в луганских событиях главную роль сыграли то ли военные, то ли чекисты, не совсем отвечают реалиям в московских коридорах власти. Степень согласования событий уже не имеет особого значения. Важно, что для Путина смертельно опасно во всех смыслах слова потерять политический и административный контроль над силовыми ведомствами даже в таком локальном вопросе. Таким образом, возможное аппаратное поражение Владислава Суркова, не факт, что оно имело место, ни в коем случае не означает уменьшение роли администрации российского президента.
Как представляется, международное значение луганских событий гораздо важнее на данном этапе соображений внутреннего порядка.
Переворот не случайно произошел практически синхронно с рядом международных событий.
Во-первых. Встреча в Сочи президентов России, Турции и Ирана. Она представляется как своего рода ближневосточная Ялта. Три страны, которые заявили, что они победительницы в Сирии, фактически разделили последнюю на свои зоны влияния. На какой период времени эта коалиция сохранится, пока сказать трудно, но объективные и субъективные противоречия в ней налицо.
В Москве, что естественно, победу в Сирии приписывают себе и рассматривают как поражение США и Запада в целом. Соответственно, победитель и ведет себя так не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах.
Во-вторых. В Луганске к власти приведены люди из силовых ведомств, что должно сигнализировать об ужесточении позиции Москвы на предстоящих переговорах в формате Волкер-Сурков. Внутренняя демонстративная неразбериха призвана показать, что договариваться становится гораздо сложнее.
В этом смысле стоит рассматривать комбинацию с разговорами Путина с Плотницким и Захарченко относительно обмена пленными, а буквально сразу же первого свергли, что вроде бы для Москвы стало сюрпризом.
В-третьих. Явно приближается положительное решение Вашингтона о поставках тяжелого вооружения Украине. И ответить Москве, по большому счету, нечем. Это очень тяжелый удар с большими бризантными последствиями.
В-четвертых. Расследование о вмешательстве в американские выборы со стороны России вышло на этап предъявления обвинений. Слушания по большей части будут открытыми, и очень неприятные сюрпризы, судя по всему, уже на подходе. Просто так отмахнуться от показаний фигурантов не получится. Атмосфера явно сгущается. И не только за океаном, но и в Европе.
В-пятых. Арест российского сенатора Керимова во Франции буквально вызвал панику у многих в Москве по поводу как своей судьбы, так и будущего нажитого в европейских странах. И касается это не только недвижимости, а и, что еще важнее, размещенных средств на банковских счетах. Опасность их блокирования возросла многократно.
Если бы все ограничивалось воровством и финансовыми нарушениями Керимова, то можно было бы эту пилюлю и проглотить. Московское возбуждение в связи с его арестом связано с тем, что он очень много знает и может рассказать следователям. Такое сотрудничество ему зачтется, и ломать комедию стойкости он точно не будет.
В-шестых. Случай с Керимовым — очень болезненный удар и в дипломатическом смысле. При всей независимости французской правоохранительной системы прокуроры, следователи и судьи прекрасно понимают международные последствия ареста такого влиятельного в России человека. Без согласования данного действия со своим МИД не обошлось. Значит, Париж сознательно пошел на обострение с Москвой, и это имеет значительные последствия.
Германия, в силу объективных обстоятельств в виде провала коалиционных переговоров, выпала на обозримый период из активной дипломатии. Соответственно, Франция пытается перехватить инициативу и не отдавать полностью переговоры по Украине в руки американцев. В так называемом нормандском формате Париж вырывается вперед, и давление на Кремль тем самым увеличивается.
Несмотря на бодрый тон российской пропаганды, в украинском вопросе для Москвы ситуация не блестящая. Отсутствует хоть какая-та перспектива того, что Запад пойдет на уступки в смысле поддержки Украины. Наоборот, все признаки указывают на прямо противоположное.
Что же делают игроки в покер в случае отсутствия на руках серьезных карт? Они повышают ставки. Вдруг у партнеров не хватит выдержки. Такую политическую карточную игру в Москве освоили достаточно хорошо и неоднократно проверяли ее на практике.
Подвело то, что раньше на подобный блеф Запад поддавался, как это было, например, во время агрессии против Грузии в 2008 году. На этот раз вышла осечка. Хоть и медленно, но Москве начали давать отпор. В том числе и в повышении роли НАТО в обороне восточноевропейских стран. Вот и решили в Кремле в очередной раз попытаться ставки повысить и перейти к методу прямых и неприкрытых угроз.
Луганский переворот должен дать понять Западу, что как в Сирии, так и в Украине Россия ни на какие уступки не пойдет и будет вести гибридную войну на Донбассе до полного принятия ее условий. В Луганске и Донецке теперь у власти такие люди, что влияние на них Кремля очень ограничено, и творят они что хотят. Именно мнимое отсутствие управляемости марионеток и должны были показать несколько дней с неопределенностью власти в Луганске. Заодно проверялась реакция на возможное объединение этих образований в единую структуру. Пока решили оставить все как есть.
Ясно, что переговоры Волкер-Сурков сильно осложнились, и существуют большие сомнения в необходимости их продолжения. По крайней мере, до публикации доклада конгрессу по России в феврале будущего года.
Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель
Loading...
Loading...