Польская история и наши проблемы

Сентябрь 1939 года останется черной страницей мировой истории. Вторая мировая война началась в первый день этого месяца нападением Германии на Польшу. Через две недели к этому походу подключилась Красная Армия. Два международных гангстера - Гитлер и Сталин - решили произвести на двоих третий раздел Польши.

Еще в 1920 году во время советско-польской войны в красных штабах сидели немецкие полковники и генералы. Уже тогда Москва и Берлин хотели ликвидировать польское государство. Не вышло. Героизм защитников Варшавы и умелые действия польского командования тогда сорвали этот план.

Кстати, в разработке польского контрудара участвовал капитан де Голль, сидевший в одном лагере для военнопленных с Михаилом Тухачевским, который командовал советским Западным фронтом. И вот теперь Сталин попытался с Гитлером завершить начатое еще в 1920 году.

С польской кампанией связано множество мифов как гитлеровской, так и советской пропаганды. От так называемого уродливого детища Версальского договора, как назвал в октябре 1939 года Польшу советский премьер Вячеслав Молотов, до атаки улан с саблями на немецкие танки. Эта кинофальшивка геббельсовской пропаганды была подхвачена советской и оказалась очень живучей.

Мифы выдумывают, чтобы прикрыть свои неблаговидные действия или собственные просчеты. Вспомним миф о внезапном нападении 22 июня 1941 года и превосходстве качественном и количественном немецкой техники.

Точно так же в Берлине и Москве выдумывали несуществующие атаки польских улан на танки, отсутствие сопротивления польской армии и еще многое другое.

На самом деле никакой молниеносной войны в Польше у вермахта не получилось. Интенсивность боев была столь высокой, что уже через 10 дней немецкая армия стала испытывать так называемый снарядный голод и дефицит других боеприпасов. Как писал генерал Андерс, немецкие коммуникации оказались разорванными, и наступательный порыв вермахта стал ослабевать. Польское командование стало планировать организацию второй линии обороны с центром в Бресте.

Подтверждением сложной ситуации, в которую попала в Польше немецкая армия, служат истерические телеграммы из Берлина в Москву с требованием немедленного вторжения. Если бы все шло так хорошо, то зачем призывать союзника?

Одной из существенных ошибок польского военного и политического руководства было построение обороны в надежде, что основные сражения развернутся на западе, во Франции. Политики были настолько ослеплены ореолом победившей в Первой мировой войне французской армии, что совершенно неправильно оценили потенциал умиротворителей.

В мае 1939 года лидер партии социалистов и республиканцев Марсель Деа в парижской газете L’Oeuvre (Дело) опубликовал статью Mourir pour Dantzig? — «Стоит ли умирать за Данциг?» Будущий коллаборационист доказывал, что не стоит, нет Франции никакого дела до проблем Польши и Германии.

Так и получилось. Предпринятое в первых числах сентября наступление французских войск в Сааре быстро остановилось, а потом они отошли на исходные позиции. Польша осталась одна против Германии, а потом и против СССР.

История и на этом примере учит, что союзники нужны, но свои проблемы, в том числе с агрессивными соседями в первую очередь необходимо решать самим. Полагаться нужно на себя, а если помогут, то спасибо.

Донбасс придется освобождать нам. И предоставленное американское оружие очень пригодится, но в руках наших солдат и офицеров. Иного не дано.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Loading...
Loading...