Политика таежных пожаров

Сибирь, Иркутская область, Якутия, Красноярский край России горят. Площадь лесных пожаров достигла 3 млн гектаров. Дым и смог окутал более 600 городов. Лесные пожары повторяются практически каждый год и охватывают все большие территории. Почему же с этим бедствием не борются надлежащим образом.

Ответ заключается в незаконной вырубке леса, особенно в Иркутской области, и фактической контрабандном вывозе его в Китай. Кроме того, пожары позволяют скрывать масштабы незаконной вырубки и избежать ответственности за незаконную деятельность.
Эти факторы при всей их важности все-таки вторичные. С пожарами не ведут надлежащую борьбу по политическим причинам.
Во-первых. Каждый раз, когда возникает какая-то чрезвычайная ситуация местная власть впадает в административный паралич. Губернатор Красноярского края Александр Усс, выступая перед местными жителями, говорил, там, где пожары непосредственно не угрожают населенным пунктам и инфраструктуре, бороться с ними бесполезно. По его мнению, посылать самолеты, аэродромы которых находятся на 500 км от очагов возгорания, экономически невыгодно и разорительно для региона.
В Москве тоже не бросаются сразу же заниматься проблемой. Вся бюрократическая машина крутится на холостых оборотах, пока не последует высочайшее указание.
И только когда президент США Дональд Трамп позвонил Владимиру Путину, началось движение. Подключена армия с ее тяжелыми самолетами и теперь деньги никто не считает.
Во-вторых. Пожары и задымления городов совпали во времени с обострением ситуации в столице вокруг нерегистрации кандидатов оппозиции на выборах в Московскую городскую думу. Митинги и пикеты, столкновения с полицией и Росгвардией, принимающие все более ожесточенный характер, являются верными признаками наступления серьезного политического кризиса.
Пока в Сибири заняты задымлением городов и пишут петиции местной и центральной власти, их жителям не до московских протестов. Так что Москве из политических соображений не нужно было спешить с тушением пожаров.
В пылу борьбы с протестами российская власть не хочет задуматься о ближайших последствиях пожаров. Об этом в "Новой газете" сказал руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин.
Первое. Происходят масштабные выбросы парникового газа: углекислый газ, который был поглощен растениями, во время горения снова попадает в атмосферу.
Второе. Одновременно с этим черный углерод или сажа с сибирских пожаров летит на север и оседает на льдах в Арктике, на Северном полюсе, на Новой Земле, на Шпицбергене… Лед, покрытый сажей, становится темным, солнечные лучи уже не отражаются, и это в разы ускоряет скорость таяния льда.
Третье. Таяние мерзлоты вызывает выбросы метана, а он еще более сильный парниковый газ с точки зрения парникового эффекта. Все эти три явления ускоряют изменение климата, а это создает условия, когда все более вероятны пожары. Мы сейчас закладываем проблему для наших детей. Гореть дальше будет сильнее, потому что мы не тушим сейчас.
Это уже проблема всей планеты, а не только российской тайги. Похоже, что в Москве об этом не думают.

Юрий РАЙХЕЛЬ