Конец операции «Стража на Рейне»

Зимой 1944 - 1945 гг. приближение победы над Германией казалось уже близким. Однако на войне легких дорог и легких побед почти никогда не бывает. Враг шел к поражению, но он был еще опасен, что и подтвердилось зимой 1944 -1945 гг. на Восточном и Западном фронтах, под Будапештом и в Арденнах. Последнее крупное наступление вермахта против наших союзников в Бельгии в декабре 1944 года обросло множеством мифов и легенд. Советская пропаганда всячески раздувала сложное положение, в которое попали союзники, неразбериху в их тылу из-за действий немецких диверсантов и выпячивала помощь, будто бы оказанную им наступлением Красной армии в Польше. Действительность была, как обычно, совершенно иной. За преуменьшением вклада союзников в общую победу скрывалось желание скрыть сложности на нашем фронте. 

ПЛАН ОПЕРАЦИИ

Лето 1944 года было катастрофическим для немецкой армии. В июне союзники осуществили грандиозную операцию по высадке своих войск в Нормандии, на западе Франции. Через два месяца не менее успешно была проведена вспомогательная операция по высадке в районе Марселя на юге. И хотя добиться полного разгрома немецких войск во Франции и Бельгии не удалось, тем не менее, наступление англо-американских войск развивалось весьма успешно. В августе был освобожден Париж, и союзники стремительно выходили на границы Германии. Летом-осенью началась операция Красной армии в Беларуси, западной части Украины и на Балканах.
На двух театрах военных действий Германия потеряла в общей сложности более 1 миллиона человек, ее стратегическое положение резко ухудшилось. На что еще можно было в какой-то мере надеяться, так это на затягивание боевых действий с неясной перспективой усиления разногласий между СССР и его западными союзниками. Именно на это надеялся Гитлер.
Для подкрепления своих геополитических надежд он решил провести на западе большую наступательную операцию, чтобы рассечь фронт и нанести англо-американским войскам решительное поражение, разъединить их северную и южную части, захватить крупный порт Антверпен и воспользоваться большими запасами горючего и другого военного имущества союзников.
Крупное военное наступление, по мнению Гитлера, должно было завершиться разгромом английской армии в Бельгии и Голландии, чем-то вроде второго Дюнкерка. Это должно было заставить политическое руководство союзников вступить в сепаратные переговоры с Германией. Об этом еще можно было рассуждать весной-летом 1940 года, но не зимой 1944-45 гг.
Гитлер уже давно потерял чувство реальности. К тому же он и немецкие генералы недооценили боевые качества американской армии. По их мнению, она не умела воевать. Это несколько странно. Ведь до середины октября вермахт непрерывно отступал, практически очистив всю Францию, часть Бельгии и Нидерландов, под ударами в основном именно американцев.
В сентябре Гитлер приказал немецкому командованию разработать план большой наступательной операции на западе, которая получила название Wacht am Rhein — «Стража на Рейне». Гитлер любил громкие названия и заменил обычное слово Wache на поэтическое Wacht. Наши американские союзники называли ее иначе — Buttle of the Bulge («Битва за выступ»), а английские — Battle of Ardennes («Битва в Арденнах»). Американское название отражает тот факт, что немецкие войска наступали узким фронтом, и в расположении союзных войск образовался выступ. У нас чаще используется название «Арденнская операция».
Уже 3 ноября начальник штаба сухопутных войск вермахта Альфред Йодль доложил Гитлеру план операции. Был определен и срок ее начала — 25 ноября. Однако командующий Западным фронтом генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт с этим не согласился. К назначенному сроку немецкие войска физически не могли быть готовы к наступлению. Сосредоточить такое большое количество войск (в операции предполагалось на первом этапе участие 27 дивизий, в том числе — десяти танковых) в столь короткое время не представлялось возможным, кроме того, нужно было подождать передышки на востоке, чтобы снять оттуда две танковые армии.
Войска, привлекаемые к проведению операции, нуждались в отдыхе, пополнении личным составом и материальном обеспечении. Еще было необходимо ждать подходящей погоды с низкой облачностью, чтобы хоть на время лишить союзников их превосходства в авиации.
Гитлер спешил. В Сааре к наступлению изготовилась крупная группировка американских войск. Если она успеет перейти в наступление, операцию в Арденнах осуществить будет невозможно. Задействованные в ней войска придется перебросить на юг. После длительных препирательств с Гитлером срок начала был перенесен на 12 декабря, но из-за погоды пришлось ждать еще четыре дня.
Германская группировка включала в себя две армии и десять корпусов. Всего в операции противник предполагал использовать 30 дивизий, более
1 000 танков, 2,9 тыс. орудий и минометов, более
1 000 самолетов. На седьмой день операции планировалось выйти в район Антверпена и разрезать фронт англо-американцев на две изолированные части.
Этот бельгийский город был выбран в качестве цели наступления не только из-за своего стратегического положения. Это был третий в Европе порт, и через него шла большая часть снабжения армий союзников. В сентябре-октябре их наступление выдохлось из-за кризиса снабжения. Порты на побережье Нормандии Брест, Шербур и Нант были разрушены противником, имели малую пропускную способность и находились далеко от линии фронта. Французские железные дороги не справлялись с все возрастающими объемами перевозок. Поэтому захват и бесперебойное функционирование крупного порта было крайне важно для союзников, соответственно, для немецкой армии не менее важно было их такого преимущества лишить. Как показали дальнейшие события, задача ставилась амбициозная и совершенно невыполнимая.
На начальном этапе операции у немцев было три союзника. Первый — внезапность. Немецкому командованию удалось незаметно для союзников сосредоточить крупную группировку войск в районе Арденн. Во время подготовки операции соблюдался режим полной секретности — запрещалось передавать приказы по радио или телефону. Даже главнокомандующему Западной группой войск Герду фон Рундштедту до последнего момента ничего не говорили об арденнских планах Гитлера.
Вторым благоприятным фактором было отсутствие у союзников значительной разведывательной информации. Во Франции англо-американским войскам ее регулярно передавали местные жители. Как писал командующий американскими войсками в Европе в период войны генерал Омар Брэдли, пока его войска двигались по Франции и Бельгии, местные жители снабжали союзников информацией о противнике, разведка союзников перерабатывала тысячи документов и большое количество разведывательных сводок. А на востоке Франции и Бельгии население было настроено прогермански, и сотрудничать с союзниками отказывалось. Поток разведывательной информации превратился в тонкий ручеек.
И, наконец, третий благоприятный для противника фактор — погода. При низкой облачности пилоты союзной авиации не могли ничего увидеть на земле, а разведгруппы, которых забрасывали в немецкий тыл, бесследно пропадали.
Нельзя сказать, что американские генералы совсем не предполагали немецкого удара в Арденнах. Командующий американскими войсками Омар Брэдли в октябре 1944 года обсуждал в своем штабе такую возможность. Его вывод: «У нас недостаточно войск, мы не можем быть сильными повсюду... А это значит, что надо где-то ослабить нашу оборону. Арденны все-таки самое безопасное место, где можно ее ослабить. Но, говорите вы, у противника есть возможность повести наступление именно оттуда. Отлично, пусть наступает, если хочет. Нам нужно где-то уничтожить его армию, и если он начнет наступление в Арденнах, тем лучше. Нам нужно, чтобы он вылез из норы». Несколько позже Брэдли характеризовал ослабление американской обороны в Арденнах как «предусмотренный риск». Возможно, и предусмотренный, но, как оказалось, неожиданный. О чем сам генерал самокритично писал позже.

Продолжение следует...

 

Метки: Юрий Райхель