Конец операции «Стража на Рейне»

Немецкому командованию удалось добиться не только скрытного сосредоточения войск в районе Арденн, но в полной мере использовать фактор внезапности. Интересно, что боевая информация не предавалась по радио и по линиям связи, поэтому союзники не получали информации из расшифровок немецких сообщений в ходе операции «Ультра», что помогало им раньше.

ГЛАДКО БЫЛО НА БУМАГЕ

Немецкое наступление в Арденнах началось утром 16 декабря 1944 года. Огромной немецкой группировке противостояли четыре американские дивизии неполного состава, отведенные сюда для отдыха и пополнения. Две из них до этого никогда в боях не участвовали и проходили боевое обучение. Естественно, устоять против закаленных дивизий вермахта они не могли. В первый же день фронт был прорван, несколько тысяч американских солдат оказались в плену.

В прорыв двинулись танковые армии немцев, сметая все на своем пути. Однако уже в первые часы, казалось бы, успешного наступления появились тревожные признаки. Более закаленные американские части оказывали сильное сопротивление. Генералу Мидлтону удалось навести порядок в своих частях и организовать отход с боями. Темп наступления снизился, и задачи первого дня оказались невыполненными. Около 50 тысяч американцев упорно сопротивлялись более чем 250-тысячной группировке противника первого эшелона.

Разведке союзников удалось достаточно быстро разобраться в немецких планах. Как писал генерал Эйзенхауэр, стали ясны цели немецкого наступления и силы, которые использовал противник. Узкий фронт прорыва обозначил возможность отразить наступление немецких войск и в дальнейшем ударить в основание выступа. В первую очередь необходимо было укрепить два важнейших узла дорог: города Бастонь и Сен-Вит. Буквально за несколько часов до подхода передовых немецких частей их заняли части 101-й и 82-й авиадесантных дивизий соответственно.

Когда немецкие войска 18 декабря подошли к Бастони, город был превращен в крепость. Его обороняли части 101-й авиадесантной дивизии, боевой группы «В» 10-й бронетанковой дивизии и 463-го дивизиона полевой артиллерии.

Через него проходили семь важнейших дорог. Вне их зимой, когда местность оледенела, передвигаться было невозможно. Горы не давали такой возможности. Задержка и последующая блокада Бастони сорвала план немецкого наступления, что давало союзникам время и возможность подтянуть новые резервы.

Не лучше было и у Сен-Вита. Хотя через три дня ожесточенных боев американцы отошли, у них просто кончились боеприпасы, а организовать снабжение по воздуху не получилось из-за нелетной погоды.

Это отступление мало что изменило. Расширить фронт наступления немцам не удалось. Единственная оледеневшая дорога оказалась забитой войсками, снабжение наступающих частей — сорванным, танковые подразделения вермахта все чаще вынуждены были останавливаться из-за отсутствия горючего. Надежды на его захват у союзников не оправдались. Большую часть горючего они вывезли, а остальное — сожгли. Маленькие передвижные склады, захваченные в первые дни, проблемы не решили.
Попытки немцев прорваться к Льежу и Намюру, где были сосредоточены большие склады союзников, не удались. Более того, здесь американцы перешли в наступление и ликвидировали всякую возможность наступать на северном участке прорыва. Но самым главным было то, что стратегически важный город Бастонь взять не удалось, из-за чего темп наступления снизился до недопустимо низкого уровня. Через семь дней боев наступавшие продвинулись всего на 80 км. Об Антверпене не приходилось и мечтать, не удалось дойти даже до реки Маас. Весь план провалился. По Клаузевицу, не выдержал столкновения с противником.

Первый штурм Бастони для немцев оказался неудачным. Последующие четыре окончились с таким же результатом. Все, что можно было сделать, — устроить блокаду. Американцам была предложена почетная капитуляция. Когда командующему гарнизоном бригадному генералу Тони Маколиффу передали немецкое предложение, он не сразу понял его. Генерал был уверен, что сдаваться хочет противник. Когда американский штабной переводчик объяснил ему суть предложения, его ответ стал знаменитым: «Us surrender? Aw, nuts» — «Мы — сдаться (капитулировать)? Черта с два!». Это перевод немецких штабистов. Генерал Брэдли писал, что на самом деле выражение генерала было гораздо более крепким. Ответ Маколиффа сделал его знаменитым. Когда об этом узнал генерал Паттон, то он позвонил Эйзенхауэру и предложил свою помощь, как он сказал, столь красноречивому генералу.

Погода оставалась союзником немцев. Защитникам Бастони приходилось надеяться только на себя, так как авиация союзников из-за низкой облачности оставалась на своих аэродромах. Сопротивление Бастони приковало к себе крупные силы противника и не позволяло ему в полной мере воспользоваться сетью шоссейных дорог.

В то же время армия немецкого генерала Зеппа Дитриха продолжала наступление, пытаясь прорваться к реке Маас и форсировать ее, несмотря на отставание пехоты. Но и здесь противника ожидала неудача. К 24 декабря, когда до моста через Маас у города Динан оставалось менее десятка километров, 2-я немецкая танковая дивизия, наступавшая в авангарде 5-й танковой армии, попала в окружение у города Селль. Это была самая западная точка немецкого наступления в Арденнах. В этот день союзник немцев — погода, превратился в их противника. Выглянуло солнце, и тысяча штурмовиков союзников бросились на танки противника. Их черные силуэты были хорошо видны на белом снегу. В завязавшихся воздушных боях противник за один день потерял более 300 самолетов, а на земле более 200 танков.

К 20 декабря для немцев обозначились еще две опасности. Хотя фронт прорыва составил около 30 километров, а продвижение в тыл союзников — около 80 километров, у основания выступа положение стало угрожающим. На северном фланге изготовилась к атаке 1-я канадская армия и семь американских дивизий из группировки под командованием английского фельдмаршала Монтгомери, а с юга подходили части 3-й группы американских войск под командованием генерала Джорджа Паттона. Они совершили 120-километровый марш и с боями наступали на Бастонь.

На Рождество немцы предприняли последний отчаянный штурм города, закончившийся, как и все предшествующие, неудачей, с воздуха защитники города стали получать боеприпасы и продовольствие, а через два дня одна из дивизий Паттона соединилась с защитниками города.

Возникла реальная угроза окружения всей арденнской группировки вермахта. Теперь немецкому командованию пришлось думать, как спасти свои войска. Оно обратилось к Гитлеру с предложением начать отвод войск на исходные позиции, но фюрер и слышать об этом не хотел. Чтобы ослабить давление союзников на войска в Арденнах, командование немецких войск предприняло отвлекающую операцию в Эльзасе под названием «Северный ветер». Планировалось к северу от Страсбурга окружить и уничтожить соединения 7-й американской армии и развить наступление на запад. Однако, немецкая 19-я армия сама попала в окружение — в так называемый Кольмарский котел — и была разгромлена американскими и французскими войсками.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Окончание следует

Метки: Юрий Райхель