Казахстанский (не)транзит власти

Президентские выборы в Казахстане закончились вполне ожидаемо. Кандидат власти и действующий президент Касым-Жомарт Токаев победил, набрав чуть меньше 71% голосов при явке 77,4%.

Называть казахстанские выборы свободными невозможно. Тем не менее, по сравнению с предыдущими с Нурсултаном Назарбаевым налицо некоторые отличия.

Во-первых. Власть откровенно играла на понижение явки. Избирателя подталкивали к мысли, что результат заранее известен, не стоит даже напрягаться и ходить на участок для голосования.

Во-вторых. В социальных сетях более молодые избиратели высказывались нелицеприятно о власти и выборах. Во властных коридорах очень опасались уличных протестов. Нельзя сказать, что для Казахстана это новое явление, но для нового президента это неприятно.

В-третьих. Власти пришлось допустить на выборы не только ручную оппозицию, иначе мир не признал результаты выборов, что стало бы ударом по конструкции транзита власти столь тщательно выстроенным Назарбаевым.

В-четвертых. Протесты предполагались, но их размах оказался неожиданным. Особенно в столицах Нур-Султане и Алма-Ате. Сотни людей вышли на улицы и площади. Это весьма знаковое явление и в будущем не обещает спокойствия для власти.

Хотя Токаев и заявил, что никакого транзита власти нет, он избранный президент и намерен работать в полную силу, положение не такое однозначное, как его хочется представить. Более того, по отчетам наблюдателей, на многих участках Токаев проиграл своему главному конкуренту — оппозиционеру Амиржану Косанову — минимум в полтора-два раза. И сотни людей, которые вышли в столице и Алма-Ате против проведения недемократичных выборов, показали определенное раскачивание властной конструкции.
Не случайно МВД сразу же отключило весь интернет в районе протестов и начало разгон демонстраций. Призрак так называемой цветной революции стал витать в воздухе. Конечно , сотни людей совсем не сотни тысяч, которые выходили в Киеве в 2013-2014 гг., но с учетом местных особенностей власть имущим было чего бояться.

Еще одна особенность. Токаев призвал полицию относиться к протестующим толерантно. Тем не менее, правоохранители действовали вопреки главе государства жестко. Фактически казахстанские силовики подчиняются не президенту, а Совету безопасности, которым руководит Назарбаев. Правоохранительные органы как будто специально работают на то, чтобы СМИ могли показать ужасные картинки с избрания Токаева. Другими словами, налицо попытка девальвировать победу президента.
Несмотря на то, что Токаев говорит об отсутствии транзита власти, на самом деле борьба в Казахстане далеко не окончена. По примеру соседнего Узбекистана Назарбаева очень беспокоит вопрос о том, что будет после его реального отхода от власти. Сохранит ли его клан во главе с дочерьми и их супругами, или они будет отстранены от власти со всеми вытекающими из этого последствиями. Вплоть до ограничения личной свободы.

Вот почему Токаева предпочитают держать на коротком поводке и не позволять влиять на силовиков. Они главная и последняя надежда Назарбаева.

На данном этапе внешнеполитический курс Казахстана не изменится. Он сохранит многовекторность и лавирование между Москвой и Пекином. К этому добавляется усилившееся влияние Европейского союза и США. В российской столице пытаются сохранить спокойствие и выдержку, но нервничают все сильнее.

Такие внешние обстоятельства накладывают отпечаток на развитие внутриполитической ситуации в Казахстане. Похоже, что так называемая стабильность, которой не уставал гордиться Назарбаев, уходит в прошлое.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: выборы, Казахстан