Химическое противостояние

Как и следовало ожидать, Путин выиграл формальную процедуру, которую почему-то называют выборами. Никто не сомневался в том, что победу назовут сокрушительной, счет — разгромным, выборы — демократическими.

райхель

Внешний фон был весьма омрачен сирийским разгромом, кокаиновым скандалом с российскими дипломатами в Аргентине, наконец, отравлением бывшего российского разведчика Скрипаля с последующим крайним обострением отношений с Великобританией.

Если его отравление задумывалось как предвыборный ход, в чем есть некоторые сомнения, то он принес гораздо больше вреда, чем так называемой пользы. И дело тут гораздо серьезнее, чем простая внутриполитическая манипуляция для мобилизации преданного и обожающего солнцеликого лидера электората.
Проблемы возникли в двух пересекающихся плоскостях. Во-первых, в двухсторонних отношениях России и Великобритании и, во-вторых, в многосторонних отношениях Москвы с Западом в широком смысле, в том числе с НАТО.

Обратим внимание не только на обмен высылками дипломатов, неприезд официальных лиц и членов королевской семьи на чемпионат мира по футболу, а на аннулирование приглашения министру иностранных дел России Сергею Лаврову. Предполагался его приезд в Лондон для продолжения переговоров, начатых с его британским коллегой Борисом Джонсоном в декабре прошлого года.

Тем самым его de facto приравняли к высылаемым из Москвы посольским. Обычно в отношении министров иностранных дел такие меры не предпринимают.
В случае с Лавровым Форин офис дал четко понять, что с этим министром дело иметь не будут, так как он полностью потерял доверие.

Обычно обязанность лгать и изворачиваться возлагается на официального представителя МИД Марию Захарову. Здесь же сам Сергей Лавров ничтоже сумняше заявил, что «Англичане не хотят сотрудничать с Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО)». И это сразу после того, как Борис Джонсон заявил об обращении к ней. «Мы передадим им образцы нервно-паралитического вещества». Эксперты организации прибывают в Англию для анализа соответствующих материалов.

После обнародования первых мер британского кабинета в связи с отравлением российская пресса писала о весьма ограниченных действиях в основном дипломатического свойства. Тем самым подведомственному народу проталкивалась мысль, что Англия стала второсортным государством, которое много говорит, но мало делает, так как боится вставшей с колен России.

Важное замечание сделала премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в своем выступлении в палате общин. Есть основания полагать, что Путин не в полной мере контролирует свои специальные службы.

Об этом говорил в авторской программе Евгения Киселева на телеканале «Прямой» известный российский адвокат Илья Новиков. По его мнению, решение отравить Скрипаля было принято где-то на уровне генерал-майора спецслужбы. В основе лежал обычный эксцесс исполнителя. Такой относительно технически сложный метод отравления был использован, чтобы показать высокому начальству и самому главному в государстве возросшие возможности и квалификацию исполнителей.

По советской традиции действо приурочили к финальной стадии избирательной кампании, чтобы прозвучало громко, и за это получить ордена, медали, премии и повышение по службе. Получился большой провал и скандал, на что никак не рассчитывали. Дальше уже началось спасение чести мундира и имиджа всего государства российского.

Вариант вполне правдоподобный. На него указывает нервная и спонтанная, внутренне противоречивая реакция российских дипломатических служб и других ведомств. Все произошло неожиданно, и к такому повороту совершенно не готовились.

В оценке последствий присутствует незаконная экстраполяция отравления Литвиненко в 2006 году. Тогдашняя вялая реакция британского МВД, которое возглавляла Тереза Мэй, была распространена на сегодняшний день. Совершенно не учитывалась внутриполитическая ситуация в Англии и довольно сложное положение премьер-министра в партии. В том числе и из-за не очень удачных переговоров по условиям Brexit с Евросоюзом.

В силу этих обстоятельств Тереза Мэй просто не может себе позволить не продемонстрировать решимость. К тому же, в затылок ей дышит Борис Джонсон и восходящая звезда правого крыла консервативной партии депутат парламента Джейкоб Рис-Могг.

К тому же, у английского правительства появился юридический документ — Unexplained wealth orders (UWO) — Декрет (ордер) на состояние неясного (необъяснимого) происхождения. По нему соответствующие подразделения министерства финансов могут потребовать от российских олигархов и высших чиновников, имеющих собственность и вклады в Великобритании, доказать легальность их происхождения. Чиновникам это будет затруднительно, так как на их по европейским нормам не такие большие оклады приобретать недвижимость в центре Лондона стоимостью в десятки и сотни миллионов фунтов просто невозможно. Если объяснение будет признано неудовлетворительным, то UWO дает право реквизировать собственность и вклады в банках, а самих фигурантов и их родственников депортировать из Англии с запретом въезда in indefinitum — на неопределенный срок.

Судя по всему, в Лондоне будут ждать официальных результатов расследования экспертов ОЗХО. Если они подтвердят выводы английских специалистов, то у западных стран появится официальный предлог для введения более глубоких санкций против России. Так что неслучайно британская печать пишет, что проскрипционные списки российских деятелей уже готовятся.

У скандала с отравлением есть еще один эффект, который в той или иной мере относится к Украине и конфликту на Донбассе. Лондон с самого начала занимал наиболее твердую позицию по непризнанию аннексии Крыма и российского вмешательства на востоке нашей страны. Теперь от углубляющейся дипломатической изоляции России Украина выигрывает.

Вряд ли о таких последствиях неудачной операции российских спецслужб думали ее вдохновители и планировщики. Как сказал древнеримский писатель Плавт, insperata accidit magis saepe quam qua speres — неожиданное случается чаще ожидаемого.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: политика, Путин
Loading...
Loading...