Есть у санкций начало, но, похоже, нет у них конца

Судя по тому, что в российской прессе призывают граждан относиться к «кремлевскому докладу» спокойно и не паниковать, как раз это состояние охватывает все большие слои не только олигархов, но и более или менее серьезных бизнесменов.
Собственно сам доклад не о санкциях. В нем список не только ближних и дальних друзей Путина с их женами, детьми, братьями и другими родственниками, но и вообще тех, кто ведет свой бизнес с государственными структурами, и особенно с военно-промышленным комплексом. Теоретически тем, кто занимается обычным бизнесом, бояться нечего.
Вся беда российского бизнеса в том, что не вести дела с государством просто невозможно, поэтому любой бизнесмен и его предприятие могут оказаться в списке доклада. Если не сегодня, то завтра, или в любой другой момент.
Вторая крайне неприятная ситуация для возможных фигурантов списка в том, что в докладе имеется секретная часть. Тем не менее, сам список из 210 человек опубликован. В него вошли все министры, включая премьер-министра, что является относительно новым явлением.
В списке есть 100 человек самых крупных российских бизнесменов, и он практически полностью совпадает с последним перечнем журнала Forbes.
Секретная часть доклада вводит его фигурантов в состояние полной неопределенности. Не ясны критерии, по которым кого-то включили в список, а кого-то, в частности, руководителей Росавиации и Роскомнадзора в него не включили. Еще более не ясно, по каким критериям и когда из списка могут исключить.
Конгрессу представляют два доклада. Первый — о должностных лицах и бизнесменах, близких к президенту Владимиру Путину, и «полугосударственных компаниях», имеющих тесные связи с властями. Второй — о целесообразности расширения экономических санкций в отношении России.
В России основное внимание уделяют именно первому докладу. При этом много рассуждений о том, какое право имеют американские власти наказывать российских граждан и компании. Так вот, ни о каких наказаниях в докладе говорится. Просто до сведения американских компаний и банков доводится тот факт, что с такими-то российскими потенциальными контрагентами иметь дело запрещено. Если нарушите, то будет платить такие штрафы, что мало не покажется. Возможен и несколько иной вариант.
Адам Смит, вашингтонский юрист и бывший советник Министерства финансов США по санкциям, сказал в интервью газете The New York Times, что «Одно дело — сказать банкам, что такой-то состоит под санкциями. И совсем другое — выразиться так: «Этот парень в списке. Думайте сами, что с этим делать».
Далее. Все это относится и к фирмам из третьих стран. Вот немецкая фирма Siemens, несмотря на скандал с поставками ее турбин в Крым, продолжает связи с российскими партнерами. Имеют полное право, так как энергетическое оборудование не находится под санкциями. Однако, если Siemens будет иметь дело с российской компанией «Силовые машины», на которые наложены санкции, то для немецкой фирмы будет закрыт американский рынок. Вот пусть и думают, что для них важнее и перспективнее. Представляется, что ответ очевиден.
Не менее проблематично и с поставками российского оружия на экспорт. Ведущие компании оборонного комплекса, в частности, авиационные, уже в санкционном списке. Заключенные контракты будут выполняться, но с подписанием новых просматриваются проблемы. Государственный департамент уже объявил, что Вашингтон может вводить санкции против юридических или физических лиц «за значительные транзакции с организациями из российского оборонного или разведывательного сектора». Представитель госдепартамента также сообщила, что вся существенная дополнительная информация «содержится в секретном докладе», который они «направили конгрессу». Другими словами, процесс давления и ограничения экспортных поставок российского вооружения пошел и набирает темп.
Это удар не сегодняшнего дня, но его последствия скажутся в самом ближайшем будущем. Экспорт вооружений, наряду с углеводородами, составляет основные статьи российского экспорта и источника валюты.
Введенные санкции представляются многокомпонентными. Они будут иметь не только внешнюю, но и внутрироссийскую составляющую. Уменьшение внешних поставок тяжело скажется на российском оборонном комплексе, так как уменьшение экспорта приведет к уменьшению загрузки предприятий, в первую очередь в области авиации. Соответственно сокращению персонала и другие социальные последствия.
Далее. Любой банк в любой стране, производящий операции в долларах, а таких большинство, трижды подумает о том, стоит ли вообще иметь дело с российским клиентом, так как хлопот потом с американским Минфином не оберешься. Другими словами, российский бизнес становится токсичным, отсюда далеко идущие последствия от доклада.
В Москве долго не верили, что такое вообще возможно, считали возможным откупиться, перенося российские реалии на американские условия. И вот теперь приходит прозрение и понимание того, что шутки закончились, и даже китайские, не говоря о тайваньских, гонконгских или сингапурских банках не захотят давать кредиты российским компаниям. И так по всему бизнесу. Затем наступает очередь облигаций и других ценных бумаг российских финансовых структур. Простая мысль — зачем их покупать, если будут с ними проблемы. Пока в Москве от этого отмахиваются, но очень возможно, что напрасно.
Второй доклад есть следствие первого. Фигуранты из него легко могут перекочевать во второй, и тогда весь комплекс запрещающих мероприятий обрушивается на них. Тогда уже запреты становятся прямыми.
Казалось, что санкции или подготовка к ним доведены до достаточной глубины и охвата. Оказывается, что это никакой не конец, и даже не конец начала. Действие продолжается и получает новую динамику.
Еще первый и второй доклады не поступили в конгресс, а сенатор-республиканец Марко Рубио и его коллега-демократ Крис Ван Холлен представили законопроект «Защита выборов от угроз путем обозначения красных линий» (DETER, аббревиатура совпадает со словом «отпугивать»). Он содержит список штрафных мер против любой страны, которая попытается вмешаться в выборы США. Причем один из разделов закона касается напрямую России и грозит расширить список ограничений против нее.
Нужно ясно представлять, что все усиливающаяся антироссийская направленность американских законодателей имеет большую внутриполитическую составляющую. Законодатели из обеих партий стараются максимально сузить возможность маневра администрации и самого президента Трампа в проведении политики в отношении России. На законодательном уровне его буквально заставляют принимать все более жесткие меры против Москвы.
Хотя их действенность не вызывает сомнений, основные дискуссии в Вашингтоне сосредоточены на объеме и глубине санкций. В Америке многие не хотели бы загонять Путина и Ко в глухой тупик, чтобы не вызвать рефлекторных и непредсказуемых действий.
Тем не менее, уже можно говорить о том, что последняя встреча Волкер-Сурков прошла в совершенно другой обстановке. Если раньше Москва твердо стояла на своем и не хотела уступить даже на миллиметр, то теперь наметилось продвижение в гуманитарных вопросах. До международного хулигана Путина наконец дошло, что ему начали давать сдачу.
До выборов в России ничего не изменится, какие-то движения начнутся после них, предположительно в мае. Есть основания полагать, что существенного продвижения на Донбассе следует ожидать осенью.
И это прямой результат «кремлевского доклада». Для нас же не менее важно, что у него будут продолжения. Москву долго таким образом будут держать, как говорится, в тонусе.
Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель
Loading...