«Делали то, чего не желали» 

Не того мне хотелось, и не так тому делу быть.

Богдан ХМЕЛЬНИЦКИЙ

Первая половина XVII века заканчивалась тремя важными событиями. В 1648 году подписанием Вестфальского мира закончилась Тридцатилетняя война — первый континентальный военный конфликт. В Англии буржуазная революция вылилась в гражданскую войну, которая в следующем году привела короля Карла I на эшафот. В Украине началась национально-освободительная война под руководством Богдана Хмельницкого.

райхель.

ВОССОЕДИНЕНИЕ?

Как писал украинский историк и философ Вячеслав Липинский, в истории существует два факта: Переяславский договор, известный под названием Мартовских статей, и переяславская легенда, ничего общего с реальностью середины XVII столетия не имеющая. Именно эта легенда после смерти Богдана Хмельницкого полностью заслонила сам договор и создала в сознании многих поколений в Украине и России искаженное представление о реальных событиях, приведших к его заключению. Венцом сознательного искажения и преобразования истории, замалчивания одних и выпячивания других фактов стали печально известные «Тезисы ЦК КПСС к 300-летию воссоединения Украины с Россией» и написанные на их основе статьи в газете «Правда», призванные служить единственным правильным, с точки зрения их авторов, объяснением истории. Именно тогда московские пропагандисты изобрели термин «воссоединение» применительно к вхождению Украины в состав Московского государства. Освобождение от легенды проходило сложно и трудно, и до сих пор в сознании многих она продолжает существовать.
Основой мифа о воссоединении служит представление о разделении единого древнерусского народа из-за сложной исторической ситуации в середине XIII века. Интересно, что к середине XVI века три восточнославянских народа никак себя осколками некогда единой общности не считали. При этом наследниками Киевской Руси считали себя гетман Богдан Хмельницкий и казацкая старшина.
Не случайно он подписывался как гетман Войска Запорожского и всея Руси. Так же он подписывал документы в адрес царя Алексея Михайловича, и это у очень чувствительного в протокольных вопросах московского Посольского приказа никаких возражений не вызывало.
Достаточно показательны отношения московских властей и украинских казаков. В период с середины XVI века до начала освободительной войны под руководством Хмельницкого украинские казаки охотно участвовали во всех войнах польской короны против Московского государства. Особенно показателен их рейд под командованием гетмана Сагайдачного, завершившегося взятием Кремля в 1618 году. Даже после Деулинского перемирия между Московским государством и Польшей в декабре 1618 года казацкие отряды еще долго воевали вокруг Москвы, доходя иногда до Вологды, причиняя «много кривд и неправд служилым и черным людям, а такоже детям боярским».
Часто используемое доказательство стремления украинцев попасть под высокую руку московского царя — религиозная общность. Даже в тот период, когда религиозный фактор играл более значительную роль, чем в наше время, его действие не следует переоценивать. Несмотря на усиление религиозной дискриминации в Польше, именно киевское православное духовенство и церковные иерархи украинской церкви были самыми решительными противниками договора с Москвой. Единство веры не слишком принималось во внимание запорожскими казаками, когда они шли походом на Москву и русские города. Соответственно, и на берегах Москвы-реки не разводили сантиментов по поводу религиозной общности. Она нисколько не помешала великому князю Ивану III в 1479 г. направить татар на Киев, подвергших его страшному разорению. И в дальнейшем московские дипломаты не упускали случая уговорить крымских беев идти за ясырем на украинские земли. К началу Освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого оба народа смотрели друг на друга с большим подозрением, а с еще большим — их правительства. Что и проявилось уже в ходе украинско-польских сражений.
К середине XVII века никакого стремления к воссоединению двух народов не было и быть не могло. Нельзя воссоединить то, что никогда не было единым. Но так сложились исторические обстоятельства того времени, что правительство Хмельницкого вынуждено было пойти на этот шаг. Как считал гетман — временный...

ПЕРЕЯСЛАВСКИЙ ЭПИЗОД

Взаимоотношения Богдана Хмельницкого и представляемого им украинского государства со своим северным соседом Московией были сложными в течение всего периода освободительной войны с Польшей. Не раз и не два гетман угрожал царю войной в союзе с крымскими татарами, молдаванами и валахами. Понимая, что Зборовский мир с Польшей не будет длительным, Хмельницкий стремился добиться как можно большего участия Москвы в его конфликте с Польшей. Весной 1650 г. он заявил московским посланцам: «Ніхто мені так не докучив, як цар московський... що йому буде, як я зложуся з турками, з татарами, з волохами, з мунтянами, венграми та піду й землю його спустошу так, як волоську». Сказано это было не только для оказания дипломатического давления. Москва имела достоверную информацию, что Турция и Крым предлагали украинскому гетману идти на Москву и даже хотели оказать содействие в урегулировании проблем с Польшей. Чем бы закончилось это дело — судить сложно. Поход не осуществился по причине возрастания угрозы польской агрессии и очередного осложнения внутриполитической ситуации в Турции.
Примерно к началу 1653 года в Москве постепенно пробивается мысль о необходимости вмешательства на стороне Хмельницкого. Для этого были весьма веские причины. Во-первых, казацкая держава располагала огромной по тем временам армией, закаленной в борьбе с польской — одной из лучших в Европе. Москва должна была считаться с перспективой осознания Варшавой необходимости компромисса с Хмельницким. В этом случае она столкнулась бы с очень серьезными противниками в лице как Польши, так и Хмельницкого. Союз с казаками усиливал безопасность южных московских границ и был важен в приближающемся столкновении с Польшей.
Во-вторых, в случае союза с Украиной открывались возможности изменить условия невыгодного Поляновского мира и вернуть Смоленск. Борьба за наследство Киевской Руси и воплощение мессианской программы превращения Москвы в Третий Рим без союза с казаками были невозможны.
В-третьих, из экономических соображений Московскому государству было необходимо получить контроль над торговыми путями на юг и восток, что было невозможно без Украины.
В-четвертых, была большая социальная проблема. Украина (Запорожье) была реальным примером фактического существования без крепостной зависимости, и не случайно стала целью большого количества беглых, в основном крепостных крестьян. Свободные земли Слобожанщины были очень привлекательны для них. Не случайно, что именно в это время основывается Харьков и ряд других городов в междуречье Северского Донца и Дона. Без помощи украинских властей невозможно было отыскать и вернуть беглецов.
В-пятых, немногочисленные, но достаточно просвещенные люди в окружении царя понимали культурную ценность Украины для практически сплошь неграмотной Московской державы. Киево-Могилянская коллегия могла стать центром подготовки столь необходимых кадров, но под контролем московского правительства. По этим и ряду других причин летом 1653 года в Кремле решили пойти на союз с Хмельницким и созвать в октябре Земский собор для ратификации этого решения.
В начале января 1654 года во исполнение решений Земского собора к Хмельницкому выехало «великое посольство» для «великаго земскаго дела» во главе с ближним боярином и тверским наместником Василием Бутурлиным и окольничим и муромским наместником Иваном Олферьевым. Несмотря на столь высокий ранг, принимали послов не очень приветливо. Все переговоры, как видно из отчетов Бутурлина, проходили официально и сухо, без известного всем гостеприимства Хмельницкого. Как заметил украинский историк Александр Оглоблин, «...начебто переговорювали не майбутні союзники, а колишні вороги». Хмельницкий снизил ранг события еще и тем, что происходило оно не в златоглавом Киеве, а в провинциальном Переяславе.

Продолжение следует

Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель
Loading...