Что у Путина на уме, то у Суркова в статьях

Владислав Сурков одно время считался главным идеологом Кремля и его окрестностей. В начальный период власти Путина он изобрел термин «суверенная демократия». Вроде и демократия, но какая-то своя. Термин должен был прикрыть начавшееся отступление от даже довольно куцей демократии в России времен президента Ельцина.

После того, как отношения с Западом и вообще с окружающим миром стали ухудшаться, сначала после Кавказской войны 2008 года, особенно после аннексии Крыма и агрессии против Украины на Донбассе Владислав Сурков выдвинул в очередной статье теорию цивилизационного одиночества России.

Есть азиатская цивилизация, есть европейско-североамериканская, а есть российская. Россия огромная по территории и вполне может считаться особой цивилизацией. Отсюда следует одиночество как в культурном, так и в экономическом отношении. Как следствие, дипломатическая изоляция, и это не просто на годы, а на десятилетия.

В аппаратном смысле Сурков несколько раз менял место работы, его вес в коридорах власти также изменялся. Вплоть до того, что он был назначен курировать украинское направление, что можно рассматривать как некоторое понижение. После стратегических полетов разрабатываемой идеологии заниматься текущей работой с марионетками в Донецке и Луганске при их патологической жадности и полном непонимании стоящих перед Россией задач что может быть хуже.

И вот новая статья «Долгое государство Путина», опубликованная в московской «Независимой газете». Очередной идеологический и политический тезис состоит в том, что государство Путина всерьез и надолго. Оно будет существовать, хотя прямо об этом не говорится, и без Путина.

Для начала новая периодизация истории страны. «Русской истории известны, таким образом, четыре основные модели государства, которые условно могут быть названы именами их создателей: государство Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); государство Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); государство Ленина (Советский Союз, ХХ век); государство Путина (Российская Федерация, XXI век)».

И далее главный программный пассаж. «И через много лет Россия все еще будет государством Путина, подобно тому как современная Франция до сих пор называет себя Пятой республикой де Голля, Турция (при том, что у власти там сейчас антикемалисты) по-прежнему опирается на идеологию «Шести стрел» Ататюрка, а Соединенные Штаты и поныне обращаются к образам и ценностям полулегендарных «отцов-основателей».

Здесь характерное для Суркова передергивание терминов. Франция называет себя Пятой республикой по числу принятых в республиканское время конституций. Тот факт, что конституция нынешней Франции принята по инициативе де Голля, к нумерации имеет косвенное отношение.

Точно так же и отцы-основатели. Это не полулегендарные, а настоящие легендарные личности, о которых очень многое известно. Слишком велик их вклад в создание принципиально нового государства в конце XVIII века, их идеологическое наследство не потеряло своего значения до сих пор.

И, наконец, «Шесть стрел» Ататюрка. Обращение к турецкому опыту совершенно не случайно, а вполне закономерно. Дело не в конкретном идеологическом наполнении «стрел», а в том, что авторитаризм Ататюрка и тем более нынешнего турецкого руководства очень близок по духу и конкретному воплощению тезисам Суркова.

Мы являемся свидетелями попытки формирования новой государственной идеологии в России. Это не случайный, а вполне закономерный процесс. Он начался с вступлением Путина на пост главы государства российского и теперь вступил в новый и очень важный для правящей элиты этап.

Чем же вызван очередной виток идеологического строительства.

Первое. Личные проблемы Суркова. Ему явно хочется повысить свой аппаратный вес и показать, что его используют не по назначению в качестве куратора Донбасса и, возможно, Украины. Ему хочется больше простора, дать выход своему интеллекту, способностям публициста и философа. О нем стали забывать, так как в его нынешнем ведомстве никаких успехов нет и не предвидится. Так что самое время напомнить о себе. При всем субъективизме и конъюнктурности данного момента, его не следует недооценивать. Опытный аппаратчик Сурков четко уловил момент, когда Кремль в нем может нуждаться. Вовремя подать голос, напомнить о себе и своих прошлых заслугах — важнейшее качество аппаратчика и функционера, позволяющее оставаться на плаву при любой смене направления дующих ветров в Кремле.

Второе. Сколько бы на федеральных каналах ни кричали, что есть Путин — есть Россия, вопрос транзита власти становится все более острым. Что будет после 2024 года? Последует нынешний президент за Дэн Сяопином и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и превратится в отца нации или останется президентом на следующий срок при микроскопических изменениях конституции.

Вопрос не такой праздный. Проблемы в стране разрастаются. Никакого роста экономики нет. Пришлось поменять главу Росстата, и рост экономики на бумаге появился. Только от этого лучше не стало.

Люди статистическими сводками озабочены в самую последнюю очередь. Вот содержимое кошельков, цены в магазинах и сравнение их с доходами семьи волнует их в первую очередь.

Если с материальным получается не очень, то необходимо что-то для поднятия духа. Например, «крымнаш». Надолго не хватило, но свое отработал. Сирия не подходит, так как слишком далеко и геополитические проблемы и фобии Кремля граждан не занимают. Нового расширения земель в обозримый период не предвидится. Хотя бы сохранить то, что захватили и уворовали. Остается только завести на полные обороты идеологическую шарманку.

Третье. Похоже, что окончательного решения проблемы транзита власти в Кремле еще не нашли, но то, что Путин уходить из политики и управления государством не будет уже ясно. Именно поэтому и разрабатывается Сурковым идеология для этого случая. Что у Путина на уме, то до граждан доносит в публицистическом виде претендент на главного идеолога.

При этом сам президент как бы несколько в стороне и на некотором расстоянии. Как сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, «Публикацию предоставят для ознакомления и главе государства».

Сурков постарался. Скрепы явно не выдерживают нагрузки и нуждаются если не в капитальном ремонте, то в обновлении. Нового ничего не придумано.

Мир вокруг России просто страшен. По всему периметру российских границ сплошные русофобы. Как откровенные, так и под камуфляжем дружелюбия. Англичане стали откровенными врагами после шалости с отравлением Скрипалей. Украина откровенно антироссийская и это на долгие десятилетия. Американцы только пальбу не открывают, но санкциями душат все сильнее, и останавливаться не собираются. Тем самым гражданам государства российского подсказывают, что нужно радоваться тому, что имеют. Конечно, жизнь не улучшается, но и не сильно ухудшается. Вот на Западе совсем плохо.

Продолжение следует

Юрий РАЙХЕЛЬ

Метки: Юрий Райхель