БЮДжуть парламента

бюджет

Жуть – не только потому, что главный годовой финансовый документ страны под названием «бюджет» по смыслу рифмуется с этим словом (не со словом «жить», экономически выжить). А потому, что произошедшее сегодня в высшем законодательном органе Украины – не что иное, как жутковатый конец его существования. Какой бы документ, важный или не очень, пытался выйти из данных стен подобным путем. Предадимся пессимизму по этому случаю? А знаете – нет. Заканчивается существование парламента-«ширмы». Теперь – обществу решать, будет ли у нас настоящий парламент.

Сегодня сообщения многих медиа содержат утверждение: «пропрезидентское большинство приняло подготовленный правительством проект госбюджета-2014». Но если разобраться, сформулированная таким образом информация не соответствует истине.

Если бы определенное большинство, сплоченное определенной программой существовало в высшем законодательном органе, то дело бы обстояло вот как. Кабмин готовит проект годового финансового документа. Его обсуждают в профильном комитете Верховной Рады, а потом, трижды, как и положено по закону – в зале заседаний. Озвучиваются предложения и поправки. Обмен аргументами – напряжен и ответственен. Венец процесса – голосование в целом. На табло появляются «за» и «против». Большинство аплодирует. Меньшинство – огорчается. И разъясняет гражданам: вот тут-то и там-то мы отстаивали альтернативные пользительные положения. Если в следующем парламенте, благодаря вашим голосам, большинство будет за нами – финансовый план будет более успешным.

Может быть и по-другому. Парламентское большинство не поддерживает правительственный проект. Его приходится перерабатывать в соответствии с рожденными в гласной дискуссии предложениями. И утверждать в этом виде, опять-таки, изыскивая голоса в поддержку.

Еще хлеще, хотя и очевидно с теоретической точки зрения государства, не отменившего в одночасье демократические принципы – так, с обсуждением и голосованием, принимается любой закон.

И тот, и другой вариант судьбы законопроектов – это рутинная работа институций обычного государства, где существует общепринятое разделение ветвей власти. Предполагающее, для пользы дела, и сотрудничество, и противовесы, и компромиссы. Деньги на содержание этих институций мы, граждане, отчисляем в виде налогов – в том числе на этот аспект трудов праведных.

Те, кто моложе, и, возможно, начал интересоваться политикой аккурат с приходом янучарского режима – возможно, удивятся. Но, знаете, аккредитация в парламентской ложе прессы давала возможность из года в год наблюдать именно такой процесс, в Украине доянучарской. Если сегодняшний «именинник», это бюджет, то о бюджете.

Нельзя сказать, что принимались идеальные «кошторысы». И уж точно – невозможно охарактеризовать процесс обсуждения и утверждения этого документа как легкий. Бывало, что страна пересекала годовой рубеж без главного финансового документа. Было – что над ним работали в зале заседаний буквально 31 декабря – вздыхая о заждавшемся винегрете и перемороженном «Шампанском».

Но, заметьте, над ним, вот именно, работали. В спорах ломались словесные копья. Каждое ведомство убеждало, что «одеяло» нужно подтянуть именно на него. Кто-то чего-то лоббировал, более или менее удачливо.

Параметры бюджета-2014 удручающи. Ряд экономистов назвал его «бюджетом дворцов и охраны». То есть – финансами для Семьи и увеличением «дачки» прокуратуре, милиции, налоговой, судьям, СБУ, прибавлением 370 миллионов гривен на содержание госаппарата. За счет, скажем хотя бы об одном – сокращения расходов для спасения онкобольных детей. И – урезания многого другого насущного. Ну, и 47% его доходной части, это расчет на внешние кредиты, надо понимать, под любые условия.

Но в сегодняшней теме есть смысл акцентироваться на ином. Этот бюджет, даже если бы он был и лучше – попросту не принят. И – не отклонен. Так не бывает? А вот – и бывает. Давайте взглянем на процесс хоть по верхам.

Сказать, что он принят, нельзя по многим реальным причинам.

В конце декабря парламент отказался поработать «лишнюю» неделю во имя завершения бюджетного процесса, несмотря (вы подумайте!) на такое пожелание Януковича.

После празднЫчков – профильный комитет ВР, куда поступили депутатские поправки, заседал один раз, и то очень оригинально. На непонятный и нелегитимный сейшн днем в среду допустили только членов комитета из партии власти, где они о чем-то беседовали с первым заместителем министра финансов Мярковским. К десяти вечера началось, собственно, то, что назвали комитетом. На котором глава комитета запретил обсуждать документ.

Утром четверга видоизмененный проект (доходная часть увеличилась на 3 миллиарда, расходная – на 12, дефицит бюджета – на 10) на руках у депутатов отсутствовал. Строго говоря, не было и пленарного заседания. В кабинете у Владимира Рыбака «продолжались консультации» с руководителями фракций. В зале оппозиция типа блокировала президиум и трибуну.

И тут появился первый вице-спикер Игорь Калетник. Под его лихорадочным руководством часть нардепов начала поднимать руки. Оказалось, что бюджет считается утвержденным.

Можно прикинуть чуток расшифровки этой бредовой свистопляски.

Перед Новым годом бюджет не утвердили не только потому, что «большинство недобольшинства» самочинно увеличило себе срок отдыха в парижах-куршавелях. А потому, что такой бюджет не снискал поддержки даже у прорежимников.

И, надо понимать, на закрытом для части членов, что немыслимо ни по какому закону, заседании профильного комитета – «за» просто скупали. «На тебе кусочек сегодня, потому что все валится, и про завтра не стоит думать».

Более того – сколько надо, так и не скупили. Потому что Калетник предложил волеизъявляться вручную именно после того, как первое голосование не набрало минимально необходимых 226. Ну, а рученьки – кто их считал?..

Сегодня критика произошедшего в парламенте сосредоточена на оправданном возмущении принятием других документов, лишающих нас гражданских прав. Но, извините за некоторый цинизм, после подобного подхода к бюджету – чему возмущаться?

Нет смысла перечислять, каким еще новациям, так сказать, помахали руками. Да, среди них – предельно наступающие на права человека. О заочном уголовном судопроизводстве, без присутствия обвиняемого, а стало быть, его права на защиту и информированность. Здравствуйте, суды времен сталинизма. О 15 сутках лишения свободы, если на гражданской акции человек будет в шлеме. Ведь вправду – если башка самочинно защищена, эту башку участника мирной акции труднее расколоть вооруженным опричникам власти. Ну, и отныне запрещено создавать им такое препятствие.

И так далее, прям-таки – государственный переворот.

Да. Но переворот – не в статьях и подпунктах принятого бреда, а в том, что его можно принять ТАК.

Эти нововведения бессмысленно критиковать по их сути. Потому, что если какие-либо правила будут иметь возможность вступать в действие так, как нарисовавшиеся сегодня – то все равно, какие. Об объявлении потомков Януковича престолонаследниками. О том, что сочетание желтого и синего цветов в дамских нарядах карается каторжными работами. О чем угодно.

Действовать таким нахрапом те, кто объявил себя единоличной властью, могут в двух случаях.

Первый. Когда режиму удалось выстроить тоталитаризм, и он чувствует себя – ого-го как в силе, посему может позволить себе не обращать внимания на штучки-дрючки под названием парламентаризм.

Второй. Когда, напротив, «жесткая вертикаль» трещит по швам. И на элементарные приличия наплевать именно поэтому. Потому что только неприличным методом можно достичь сиюминутных выгод. Дораспил бюджетных средств – хоть на день, месяц, полгода. Тюремный и дубиночный «аргумент» супротив гражданских прав. На такие же сроки.

Это, конечно же, симптом агонии. Но подобная агония может затянуться. Знаете, как говорится, когда мертвые хватают живых.

И тот, и другой вариант, он изначально присущ «нашему» режиму. Люди, психология коих родом из базарного рэкета в трениках с лампасами, с паяльниками наперевес – неспособны не только дискутировать соревновательностью программ и аргументов во время выборов. Придя к власти (и теряя власть), они неспособны работать в условиях наличия пресловутого (присущего демократическому устройству) плюрализма мнений. Когда в парламенте, поскольку в нем, волей избирателей, представлены различные силы, приходится и вправду «парле». То есть говорить, и, таким образом, достигать, вы подумайте, компромисса. А не безапелляционно распоряжаться в свою пользу всем и всеми.

Это – безусловно, вчерашний день. Но… Как видим, пышным цветом он пытается цвести сегодня.

У подобного подхода было «вчера». Когда воцарением Януковича, тем, что казалось «железной поступью», парламентскую оппозицию в шестом созыве загнали размазывать кровянку под стулья. А граждане – в растерянной безнадеге разводили руками на единственной территории без дубинок, кухнях.

В начале седьмой каденции Рады оппозиция, которой мы с вами отдали немало голосов, неслабо одернула вечно вчерашних. Да-да. Когда, вспомните, мощным и длительным блокированием вернула росток парламентаризма. И кнопкодавам, действующим один – за тридцать брателлов, пришлось поумерить пыл. И в парламенте – как-никак, но совершали «парле» все, кто нами избран туда.

Потом – тем более. Граждане начали говорить свое слово, да так, что весь мир заметил.

Но именно на этом фоне произошло то, что произошло в высшем законодательном органе сегодня. После произошедшего лидеры парламентской оппозиции констатируют: «сегодня в Украине умер парламентаризм».

Но слезы по покойничку высыхают. От злости. И, к слову, где сегодня была крайне необходимая злость оппозиционных фракций? Виталий Кличко рассказывает, что первый вице-спикер Калетник «был заблокирован в своем кабинете. Не знаем, каким образом, через окно или огородами, он тихонько сбежал и обманным путем стал проводить заседание».

Ну, и мы, граждане – не знаем.

Десятки раз повторяла – призывать мирных протестующих идти с площадей и улиц в буквальную силовую атаку на вооруженные редуты режима в масштабах страны, это дело рискованное. Но призвать (нет, потребовать, на то мы их избирали), чтобы оппозиция парламентская, в случае нарушений всех писаных и неписаных правил, как это было сегодня – по-настоящему пошла в силовую, если нет другого выхода, оборону Конституции и закона, пошла на таких же, равных по правам и физическим кондициям «пиджачников», вот это стоило сделать заранее. Это бы выглядело, гм, как принято говорить, непарламентски? Ну, а то, что сделали в нынешний четверг те, кто кое-что сделал, оно – парламентски выглядит?

Нет, не присоединяюсь к рефлектирующему хору пустых личностных рассуждизмов критиков наличествующей политической оппозиции. Потому как – другой пока нет. А эта, все же, свою оппозиционность проявляла.

Так вот, теперь – что ж? Граждане не знают, какие там в здании со стеклянным куполом «окна и огороды», сквозь которые невозбранно пробираются государственные преступления.

Но если псевдопринятые 16 января документы покинут Раду в качестве и вправду наработанных парламентом – этот созыв помер целиком. В как прорежимной, так и антирежимной составляющих, ни одна из коих не является настоящим большинством, то есть находятся они в равном положении. Другое дело, как в нем действовать. Глубокомысленно разыгрывать гамбит за шахматной доской, когда соперник бавится «в ножички», это уж, пардоньте, ни в какие окна не лезет.

Украинский парламентаризм умер сегодня… Но не исключено, что из-за воистину диких поступков, дух испустил парламент-«ширма», которую режим пытался использовать до донышка, прикрывая ею свои действия, далекие от принципов парламентаризма.

Как нам нажить другой, настоящий, апробированный в большинстве успешных стран, необходимый парламентаризм? Вот, говорят – если спикер завизирует неправедно принятое сегодня… А Янукович – подпишет это в качестве легитимных документов из Рады… Тогда — инициировать референдум о недоверии и парламенту, и президенту – только за это. Неужто забыли, что отштампованный этим парламентом закон о референдуме вообще неупотребим? А это – так.

И выходит, что если понимать референдум в качестве формулировки общественного мнения о недопустимости существующего положения дел, то реализовать такое мнение можно на данном этапе – исключительно вне бумажных параграфов. Хотелось бы иначе, но вряд ли получится.

Из зафиксированных на бумаге – можно использовать только статьи неотмененной Конституции, где народ назван единственным источником власти, и, кажется, там же отмечено право противостоять нарушению законов.

Опираясь на эти постулаты, можно сказать: существующий ныне состав высшего законодательного органа страны совершил нелегитимные действия. И любой гражданин, но если реально – лучше тот, который относится к гражданам-офицерам и вверенным им подразделениям, может и должен попросить такой состав на выход. Убедительно попросить.

Подобные слова – подсудное дело? По каким законам, по принятым сегодня, и так, как сегодня? Что ж, сказанное выше, это мое личное мнение. Возможно, неразделяемое Инет-ресурсом, где, верю, эти заметки все равно появятся. Мне за это мнение – ответственность, если надо, то и нести. И тем, кто не согласен – стоит предложить контрвыходы. А тем, кто согласен – наконец-то взять на себя настоящую ответственность.

Парламентаризм Украины – мертв? Да здравствует парламентаризм Украины, которая отвоюет право на него.

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»

Loading...
Loading...