Белорусский фронт РПЦ

В Минске прошел синод Русской православной церкви. Принятые на нем решения были вполне ожидаемыми.

райхель

В частности, после шести часов обсуждения РПЦ разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Действие весьма решительное, хотя звучали и более радикальные призывы. Член синодальной Библейско-богословской комиссии Московского патриархата протоиерей Андрей Новиков предлагал созвать в Москве чрезвычайный Всеправославный собор для низложения патриарха Варфоломея и членов его синода.
После разрыва евхаристического общения прекратятся совместные богослужения РПЦ и Вселенского патриархата, прихожане РПЦ не смогут причащаться и совершать таинства в храмах Константинопольского патриархата.
Пресс-секретарь патриарха РПЦ Кирилла Александр Волков заявил, что верующие РПЦ не смогут молиться на расположенной в Греции горе Афон, так как «Афон является канонической территорией Константинопольского патриархата со всеми вытекающими отсюда последствиями».
Куда теперь будут ездить Путин, Медведев и другие высокопоставленные российские чиновники, которые так любили посещать Афон и тамошних старцев. Епархии и приходы, которые подчиняются Константинопольскому патриархату, есть и в других странах. В частности, в Турции, Западной Европе, Южной Америке, в Австралии, Сингапуре и даже в Таиланде.
Тот факт, что заседание синода РПЦ прошло в Минске, впервые отражает беспокойство Москвы серьезным влиянием, которое оказывает процесс получения автокефалии Украинской церковью на Беларусь.
Митрополит Минский и Заславский Павел (Пономарев), патриарший экзарх всея Беларуси, позицию РПЦ поддержал. Однако не вся белорусская общественность и экспертное сообщество разделяют официальную позицию Белорусской православной церкви (БПЦ). Здесь присутствует историческая традиция. До 1686 года территория Беларуси была канонической территорией Киевского патриархата.
Об этом сказал в своем интервью накануне заседания синода РПЦ протодиакон Андрей Кураев. «Самое парадоксальное: с точки зрения Константинополя, Минск — это уже чужая для Москвы территория. Раз отменяется патриаршая грамота 1686 года о переходе Киевской митрополии под Москву, то отмена касается и Белоруссии. Тогда, в XVII веке, Речь Посполитая и Киевская митрополия включали в себя и белорусскую территорию».
У наших соседей есть своя Белорусская автокефальная православная церковь (БАПЦ). Конечно, РПЦ не признанная. Она поддерживает украинскую автокефалию. Священник БАПЦ Леонид Аколович заявил: «Конечно, можно поздравить украинский народ и Украинскую православную церковь с этим долгожданным поворотом к полной самостоятельности. Более 300 лет они страдали от московских царей и императоров, и вот наконец-то приблизились к автокефалии». По его словам, это придаст силы белорусским православным верующим в борьбе за свою независимость от РПЦ. Независимой от Москвы белорусская церковь была в 1922–1927 годах, а затем в военное время. Со времен окончания Второй мировой войны она фактически находится в подполье.
Белорусский историк и политолог Анатолий Сидоревич отметил, что «На всей постсоветской территории Белоруссия осталась единственной страной, куда Кирилл еще может приехать и показать себя хозяином».
В Москве прекрасно осознают, что украинское влияние в религиозном по форме, а по содержанию политическому вопросу на Беларусь может оказаться очень сильным. И поэтому пытаются превентивно закрепить за собой Беларусь и каким-то образом ослабить киевское воздействие.
При этом белорусская светская власть полностью поддерживает притязания РПЦ на Беларусь. Это нисколько не удивительно, так как после недавних переговоров с российским президентом Путиным белорусскому бацьке удалось получить определенную финансовую помощь и некоторые другие преференции. Вот почему Лукашенко назвал белорусский город Могилев русским.
С другой стороны, у Минска могут возникнуть вполне конкретные осложнения с Киевом. В частности, Украина в случае такой позиции не будет считать белорусскую столицу приемлемым местом для даже технических переговоров по Донбассу. В свою очередь это ударит по имиджу и отношениям Минска с европейскими странами. Фактически это может девальвировать всю большую работу, проделанную Лукашенко по отходу от имиджа последнего диктатора Европы.
В силу двойственной позиции Лукашенко Анатолий Сидоревич заметил, что «Православная Беларусь в этой борьбе между Москвой и Константинополем остается заложницей, зависимой от капризов Кремля, Кирилла и его синода».
Нервная реакция РПЦ и стоящего за ней Кремля на процесс получения автокефалии украинской церковью означает, что запущен процесс получения православного суверенитета. Для РПЦ это еще вопрос Молдовы, для Грузинской церкви — Абхазии и Южной Осетии. Где этот поезд остановится, никто сказать не может.
Второе важное обстоятельство, которое вытекает из предыдущего. Запущенный процесс автокефалий приводит к сужению канонической территории РПЦ и союзных с ней церквей. Соответственно происходит, во-первых, потеря РПЦ статуса крупнейшей православной церкви и, во-вторых, соответствующее усиление Константинопольского патриархата.
В ментальном смысле теряется основание для представления Москвы как третьего Рима и крушение одной из важнейших шовинистических скреп так называемого русского мира. Сейчас в полной мере сложно оценить последствия такого ментального тектонического сдвига.
Третье обстоятельство. Уходя в раскол с Константинопольским патриархатом РПЦ сдвигается на периферию православного мира и маргинализуется. Этот процесс уже запущен и в последующем будет только набирать скорость.
Из этого вытекают вполне конкретные политические последствия. В частности, на Балканах. И относительно близкой РПЦ Сербской православной церкви придется решить непростую дилемму уже в своих отношениях со Вселенским патриархом. И что предпочесть: то ли сдвиг вместе с РПЦ на периферию, то ли включение в общеправославный процесс.
Пока же борьба за Беларусь только начинается. И открытый Москвой Белорусский фронт еще преподнесет много сюрпризов.

Метки: Юрий Райхель
Loading...