Зеркальные войны

Многие хоть в раз жизни близко подходят к той хрупкой грани, что разделяет привычный приземленный мир и нечто, лежащее за ним, и чего никто из нас не знает. И тогда на краткий миг «счастливчику» либо, напротив, несчастливцу приоткрывается таинственная глубина – каждому, конечно, своя.

В наследство от почившей в мире двоюродной бабушки, не оставившей после себя потомков, Семену Устиновичу Голому среди прочих старых вещей досталось трехстворчатое черное трюмо с огромным зеркалом, сделанное еще в царской России. Его зеркало отличалось и толщиной (почти два сантиметра), и качеством изготовления (на серебряной амальгаме). С боков, правда, изображения слегка мутились, шли волнами, но этот недостаток компенсировался необычайной четкостью центральной части. Украшала зеркало рама с выгравированными на ней силуэтами сказочных животных.

При жизни бабушки – Аксиньи Мироновны – центральная часть зеркала всегда была завешена полупрозрачной черной вуалью. А если родственники, приходя в гости, иной раз отодвигали ее, пытаясь заглянуть за край полотна, бабушка строго одергивала их.

IMG_3554

Таким Ярослав Пилипа в последний раз запечатлелся в зеркале перед уходом на фронт, откуда не вернулся

Посторонние могли бы подумать, что она немного не в себе. Может, в какой-то степени так и было. Ее единственный сын Ярослав погиб в 1945-м. А точнее, пропал без вести. Вся дальнейшая жизнь Аксиньи Мироновны была посвящена выяснению  обстоятельств этого. В глубине души она надеялась, что ее мальчик где-то объявится. Писала письма, ездила в архивы, слала фотографии, искала однополчан, даже обращалась на передачу «Ищу тебя». Но безуспешно.

В трюмо Ярик, по ее словам, в последний раз смотрелся перед отбытием на фронт, и с тех пор оно стояло занавешенным, чтобы, как верила Аксинья Мироновна, его душа (или хотя бы часть души) всегда оставалась с ней.

По периметру рамы она вставила фотографии сына, начиная с раннего детства и заканчивая последней, на которой он был изображен в военной форме. А по церковным праздникам зажигала перед зеркалом лампадку и молилась.
Трепещущие блики отражались в боковых неприкрытых створках, и ей казалось, что в зеркале свечи горят не так, как по эту сторону, что это сын подает ей знак, и так они общаются.
***
Когда бабушка умерла, трюмо Семен Устинович отвез на дачу, отказав всем покупателям. Не столько следуя завещанию старушки, сколько из-за красоты старинной вещи. На даче зеркало и простояло несколько лет.

Ночевали там редко, и то на втором этаже, а нижние, необитаемые комнаты, стоявшие за закрытыми ставнями, напоминали скорее лавку старой мебели.

Со временем зеркало помутнело, а его поверхность покрылась толстым слоем пыли.
Однажды Семен Устинович решил отдохнуть от дневных забот. В тот день, 2 июля 2005 года, было особенно жарко, а когда находиться на дворе стало невмоготу, он прошел в прохладную комнату первого этажа и прилег на кушетку. Напротив него оказалось зеркало, и Семен невольно всмотрелся в него, пытаясь увидеть свое отражение. Он почти погрузился в сон, когда неожиданно над головой рвануло. Звук был похож на выстрел или разрыв снаряда. В ужасе Семен Устинович вскочил на ноги, ожидая увидеть как минимум развороченный дом. «Наверно, война», - невольно мелькнула мысль.

Но никакой войны не было. За окном по-прежнему светило солнце, и голубые небеса были пусты и безопасны. Мужчина вернулся в комнату и, бросив взгляд в зеркало, увидел, что его надвое, от левого нижнего края до правого верхнего, прорезала змеящаяся трещина. Именно этот звук – звук лопнувшего зеркала – и испугал его.
Протянув палец, он коснулся краев трещины и тут же невольно с криком отдернул руку. Из порезанного пальца и из трещины заструилась кровь, которая стекала по зеркалу неровными потеками, производя впечатление, что там, за рамой, кто-то исходит кровью.
По традиции разбитое зеркало следует выбрасывать. Но рука не поднималась. Семен Устинович лишь протер его и завесил покрывалом.

И совсем перестал бы обращать внимание на трюмо, если бы не боковые створки. Хотя никто никогда не прикасался к ним, иногда их находили прикрытыми, а другой раз - распахнутыми.

На этом можно было бы поставить точку, порассуждав по поводу правдивости или неправдивости  различных легенд о зеркальных двойниках, угодивших в зазеркалье, запертых там душах мертвых и прочих странностях, свойственных покрытым амальгамой поверхностям. Но легенды – прерогатива фольклористов. А Семен Устинович фольклористом не был.

Его профессией была геодезия, предполагающая точность всех наблюдений и измерений. Люди этой профессии привыкли иметь дело с фактами и не верить никаким россказням.
И факты не заставили себя долго ждать.
***
Прошло несколько месяцев, и однажды зимой, когда землю укрыл мягкий пушистый снег, Семен Устинович получил письмо. Вскрыв его, увидел еще один конверт, адресованный Аксинье Мироновне и датированный прошлым годом. Люди, проживающие теперь по ее адресу, оказались честными и ответственными. Они не выкинули чужое письмо и не отложили его в долгий ящик, а разыскали родственников адресата и, вложив пришедшую весточку в новый конверт, переправили им.

Письмо было от питерского ветерана войны Георгия Ветрогана. Он писал о том, что, увидев как-то фотографию Ярослава в Совете ветеранов в графе пропавших без вести, узнал бывшего сослуживца. И рассказал, как тот погиб.

Под Веной рота мотострелкового полка расположилась у живописного пригорка.

Светило солнце, пахло весной и победой. Война уже закончилась, но отдельные бои с блуждавшими по Европе бандами еще шли. Растягивая мехи баяна, Ярослав пел песни. Он научился играть на фронте, а баян принадлежал убитому товарищу. Остальные, прислонившись к стенкам земляного окопа, слушали, подставив лица мягким солнечным лучам. Никто так и не понял, откуда в окоп залетела граната – от вражеского ли диверсанта, или кто-то из своих пошутил. Она упала как раз под ноги баянисту. Георгий успел заметить, что чека была не выдернута, и потому не особенно испугался. Но, несмотря на это, граната взорвалась. Вспышка, грохот – и вверх летят клавиши, клочки одежды, ботинки. Ярослава разорвало так, что не осталось ничего. Словно он испарился. Полностью. Ни по чему, ни по единой детали его нельзя было опознать, потому, видимо, командир и не поверил рассказу однополчан. Да и сами они со временем стали думать, что он, возможно, куда-то перенесся – в какой-нибудь параллельный мир.

- Наверное, вместе с телом разорвалась и его душа, - завершал письмо ветеран. – Иначе бы он мне не снился. Мы виноваты в том, что не нашли и не собрали части его тела и не похоронили. Видимо, плохо искали.

Прочитав письмо, Семен Устинович вспомнил лопнувшее зеркало и день, когда это случилось, – и застыл на месте. Ибо по странному стечению обстоятельств треснуло оно в 60-летнюю годовщину гибели его двоюродного дяди.

Было ли это прощальным знаком отлетавшей души, воплощало ли его разорванную душу, или это простое совпадение? На этот вопрос, как и на многие другие, ответа не было.

Любовь РОМАНЧУК

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Вадим СРЕДИННЫЙ, специалист по аномальным явлениям:
- Зеркала во все времена были окружены ореолом тайны и мистики. Многие ученые убеждены, что зеркала, как любую вещь, окружает невидимое поле. Одни обладают положительной энергией, другие отрицательной, особенно если в зеркале отразилось убийство или насилие. Большое хождение получила, к примеру, история о том, как в средние века богатый купец, узнав об измене жены, перерезал горло ей, а затем себе перед огромным зеркалом. Впоследствии на протяжении двухсот лет каждого владельца дома или его жену спустя некотрое время находили мертвыми перед зеркальной поверхностью. Причины смерти были разные, но итог один. Особенной «памятью» обладают зеркала из серебра, поскольку серебро представляет необычайно информационноемкий материал. При определенных условиях информация, некогда зафиксированная зеркалом, может излучаться им и воздействовать на человека. Поэтому со старыми зеркалами следует быть осторожным, а лучше вообще их не брать.

Метки: зеркало, мистика
Loading...
Loading...