Вернувшийся из ада. Часть 1

дед 1Многие из нас, если не все, в свое время засматривались фильмом «Судьба человека» по одноименной повести Михаила Шолохова. Тогда, согласитесь, казалось, что война, плен и те издевательства, на которые способен один представитель человеческого рода по отношению к другому, остались в далеком прошлом. Никто даже подумать не мог, что в начале ХХI века в Украине этот кошмар  снова станет реальностью...
В феврале 2015 года  отечественные СМИ взбудоражила новость: Юрий Лазаренок, военнослужащий  из Днепродзержинска (ныне - Каменском), освобожден из плена. А в сентябре 2014 года в интернет попали две видеозаписи, на которых ополченцы допрашивали Юрия якобы перед его расстрелом: боец 42-го батальона попрощался с родными... В «приговоренном к казни» пленнике с окровавленным лицом  его боевые товарищи и родственники узнали Лазаренка, однако после этого оставалось мало надежд, что он все еще жив.... Спустя полтора года после своего освобождения 51-летний Юрий Лазаренок согласился рассказать «Вечерке» все подробности своего пребывания в плену у лнровцев. Мало того: за это время он уже снова успел побывать в зоне АТО, и сегодня всерьез думает о  том, чтобы опять вернуться на войну, которая пока еще не закончилась...

«Свой БТР  я назвал «хомячком»

NKkAKBy94-Q

О себе Юрий Лазаренок говорит, что профессий у него много – и шапки шил, и на заправке работал. Последняя перед уходом на фронт из освоенных им профессий - старший машинист на одном из металлургических предприятий. Когда в конце 2013-го в Украине начались всем хорошо известные события, Юрий стал рваться на Майдан – тогда жена Татьяна его удержала. Вместе они воспитали двоих детей – дочь Татьяны от первого брака и сына Юрия, который сейчас, кстати, служит в АТО. А после аннексии Крыма Юрий Алексеевич объявил супруге: все, иду в военкомат! Поначалу ему отказали – мол, интересуют только мужчины с военными специальностями. А Юрий хоть в юности в армии и побывал, служил в стройбате – был водителем машины. И все же тогда он оставил в военкомате свой номер телефона, а в начале лета 2014-го услышал звонок. Из военкомата интересовались: не пропало ли желание защищать Родину? Лазаренок ответил: готов! Быстро собрал вещи – и уже вскоре оказался в Кировограде (ныне – Крапивницком).
- Тогда как раз только начал формироваться 42-й батальон территориальной обороны (ныне – 42-й отдельный мотопехотный батальон. - Авт.) – в него-то я и попал, - вспоминает Юрий Алексеевич. - В Кировограде мы пробыли месяца полтора – учились собирать-разбирать оружие, занимались физподготовкой. Потом  получили автоматы и берцы, а меня, как и некоторых других,  записали на обучение стрельбе из пулемета – за 15 дней освоил эту науку, стал оператором-наводчиком пулеметной установки. В Артемовске мы увидели больше десятка БТРов в очень плачевном состоянии: они 14 лет простояли под открытым небом, все было гнилое и загаженное. Около двух недель мы их драили, потом получили пулеметы. В августе прибыли в Краматорск, и там уже начали выполнять боевые задачи. Ночью стояли на блокпостах, а днем выезжали для сопровождения грузов в Дебальцево, Попасную. Свой БТР я назвал «хомячком»: на нем мы возили снаряды для «Градов», артиллерии. В Артемовске есть соляная шахта, на которой со времен СССР сохранились запасы взрывчатки - оттуда мы их и брали.

«После взрыва КАМАЗа лнровцы устроили нам засаду»

28 августа Юрий Лазаренок, как всегда, выехал со своим экипажем на сопровождение. В Артемовске загрузили КАМАЗы, двинулись по установленному маршруту и...заблудились. То ли карта была неправильно напечатана, то ли разведчики что-то напутали – словом, свернули не туда. А Нацгвардия пропустила – только руками помахали, 42-й в ответ им – тоже. Думали, что те им желают счастливого пути. В итоге колонна  уперлась в блокпост “ЛНР” – завязался бой. «Хомячок», на котором сидел Юрий, шел впереди, за ним – КАМАЗ со снарядами, водителя которого то ли ранили, то ли убили. И «хомячок» застрял: впереди – блокпост с противотанковыми «ежами», а сзади – гигантская машина с 12 тоннами снарядов. В конце-концов БТР вырулил на дорогу, отъехал от блокпоста примерно на километр. А в это время разведчики подожгли КАМАЗ – он загорелся и взорвался, полностью снес вражеский блокпост. И не успел «хомячок» вернуться к своим, как поступил приказ о том, что нужно выручать экипаж ЗУ (зенитной установки – Авт.), который был ранен и прятался в «зеленке».   Вместе с «хомячком» на задание выехали также разведчики и нацгвардейцы. А впереди украинских бойцов ждала засада: после взрыва КАМАЗа к этому месту лнровцы стянули все силы, которые у них только были...

951-7jMyJ_c
- Как только мы приехали в указанное место, нас начали крыть с трех сторон – бой продолжался минут 30, - рассказывает Юрий Лазаренок. - Я успел расстрелять по три короба с каждого пулемета. Потом случилась заминка – под ствол упал погибший боец Нацгвардии.  Сепаратисты ею воспользовались, хорошенько прицелились – и выстрелили из РПГ – ручного противотанкового гранатомета. Дальше все было, как в тумане: кому-то оторвало голову, кому-то руку... Я тоже получил ранение и контузию. Стало ясно: оставаться возле БТРа нельзя, нужно ползти в «зеленку» (на армейском жаргоне – местность с растительностью. - Авт.). Отполз и почувствовал: левая рука плохо работает. Когда расстегнул рукав, оттуда хлынула кровь – были перебиты артерия и сухожилие. Смотрю, рядом раненый сидит вообще без руки -  «Отче наш» читает. Я отполз с автоматом в посадку, закурил и тут почувствовал боль: оказалось, и ноги у меня пробиты, и из головы кровь течет... Почувствовал, что бронежилет на мне тяжелый, слабость навалилась  – и я отключился. Когда очнулся, увидел, как горит наш «хомячок», а вместе с ним – останки моих товарищей и нацгвардейцев. По телефону связался со своими, объяснил, где я: мне ответили, что сейчас за мной приедет разведка. Когда тебе с дороги крикнут «Юра!» - выползешь. Я ответил – мол, хорошо, – и опять потерял сознание.

«Сепаратисты поставили меня на колени и заставили попрощаться с детьми»

В реальность Юрий Лазаренок вернулся от того, что его били. Сначала он не мог сообразить, что же произошло, а потом понял: попал в плен. лнровцы вывели его на дорогу, стали допрашивать: как зовут, какая часть... Он сразу признался, что пулеметчик, после чего его стали бить еще больше. Это видео до сих пор можно увидеть в интернете на канале Youtube – 28.08.14, Пленный бандеровец из Днепродзержинска. Там сепаратисты спрашивают у Юрия, сколько у него детей, и заявляют: мол, прощайся с ними, ты их больше не увидишь... Юрию надели на голову мешок, поставили его на колени и выстрелили над ухом - правда, в интернете этой части видеозаписи нет. Лазаренок предполагает, что ее боевики убрали потому, что он «не оправдал их ожиданий».
- Думаю, они хотели, чтобы я обделался – хотели показать, какие «чмыри» воюют за Украину, - говорит Юрий. - Я-то, может быть, и обделался, если бы хоть что-нибудь соображал. А у меня же в голове каша была. Помню только одну свою мысль: скорее бы это все кончилось! Все болело, не мог даже пошевелиться, в горле пересохло... Мне надели наручники, погрузили в багажник легковой машины и повезли в больницу – дело было в Брянке Луганской области. Вышел главврач в халате: мол, что с ним делать, зачем вы его привезли, и без него работы полно. Сепары отвечают: окажите ему помощь. Появился молодой врач и две медсестры. Как две фурии, они стали орать: «Каратель, ты пришел убивать наших детей! Не трать на него лекарство – своим не хватает!». А врач молчит, как будто их и не слышит. Уколол мне обезболивающее в руку и в ноги, зашил перебитую артерию. Я к нему такой симпатией проникся – он честно выполнил клятву Гиппократа!
А может быть, тот молодой врач понимал, что ему довелось жить и работать не в эпоху зарождения прекрасной и процветающей «Луганской Народной Республики». А в эпоху сепаратисткого безумия, сеющего горе, разрушения, смерть...
Продолжение следует
Юлианна Кокошко.

Метки: АТО, война
Loading...
Loading...