«В Боснии сначала все было мирно, как сейчас в Украине»

Сидоренко-с-внуком
Днепропетровец Владимир Сидоренко командовал первым батальоном Вооруженных Сил независимой Украины, который вошел в состав миротворческих сил ООН

Своими впечатлениями о службе вдали от Родины и о том, что такое гражданская война, мы попросили поделиться полковника в отставке Владимира Сидоренко - командира первого батальона независимой Украины, который в составе миротворческих сил ООН был направлен в Сараево.
В июне 1992 года к Украине обратилась Организация Объединенных Наций с просьбой ввести в Сараево свой батальон в составе миротворческих сил. Сформировать его поручили 6-й танковой армии, конкретно этим занялся начальник штаба генерал Альберт Адибеков. Военный совет армии назначил командиром батальона полковника Владимира Сидоренко.

С одной стороны, такая командировка вызывала у военнослужащих чисто человеческий интерес. Во-первых, никто из них ранее не был за границей. Во-вторых, привлекала служба в составе вооруженных сил ООН. Конечно же, не обошлось и без материальной заинтересованности. Ведь сразу после развала СССР время было тяжелое, а тут предлагали от 500 долларов в месяц для рядовых до 950 - для командира батальона.

Весь личный состав формировался исключительно на добровольных началах. При зачислении учитывалось даже мнение родителей. Предусматривались и запасные солдаты. И не зря. Уже при погрузке в эшелон прибыли родители одного солдата-срочника и потребовали, чтоб их сына вернули в часть. Что без проблем было сделано.

Украинский батальон, прибывший в Сараево, насчитывал 400 человек личного состава и 95 единиц техники. До этого информации было мало, говорили, что миротворцы всегда обходились без жертв, что за многие годы в их составе был только один раненый. Но в Сараево уже шла настоящая война.
- Начиналось все, как и в Украине сейчас, довольно мирно, - вспоминает Владимир Сидоренко. – Босния и Герцеговина вышла из состава Югославии, и уровень жизни населения резко понизился. Проводились демонстрации с требованием отставки правительства и президента Алии Изетбеговича.

Издавна в различных районах Сараево компактно проживали сербы, хорваты и мусульмане. Во времена Иосифа Броз Тито все они жили дружно, заключались смешанные браки. Но 4 марта 1992 года раздались выстрелы снайперов, которые буквально расстреляли сербскую свадьбу. После этого на улицах появились баррикады, и началась война. К воюющим сторонам присоединились различные формирования, состоящие из лиц с весьма сомнительным прошлым.
- Мы вошли в Сараево 29 июля вместо канадского батальона, который был выведен из города по требованию воюющих сторон, - вспоминает Владимир Сидоренко. – 30 июля батальон обустраивался в казармах маршала Тито, расположенных в центре города, а уже 31 июля в результате провокации, организованной мусульманами, на позиции нашего артиллерийского разведывательного комплекса АРК-1 погиб старший лейтенант Топиха, и шесть солдат было ранено, рядовой Карпенко – очень тяжело.

Естественно, после этого моральная обстановка в батальоне была непростой. Сказывалось, что сформирован он был в сжатые сроки, поэтому слаженности в действиях не было, приходилось учиться воевать на ходу. Вскоре поступила информация, что упомянутые формирования готовят нападение с целью завладеть оружием батальона. Тогда его командир связался с Днепропетровском и попросил немедленно доставить автоматические станковые гранатометы, сигнальные мины, колючую проволоку, специальную проволоку-путанку для обустройства заграждений. Получив все это, батальон достаточно хорошо укрепился, и командир специально допустил утечку информации, предназначенную для воюющих сторон, чтоб у тех пропал соблазн нападения. И нападений не было.
Но нужно было перемещаться по городу. Однажды на противотанковой мине подорвался бронетранспортер, причем сдетонировала и вторая мина. У бронетранспортера пробило днище и снесло башню. Погиб пулеметчик Александр Марченко, троих тяжело ранило. Рядовым Лисниченко и Тимошенко ампутировали ноги.

И вскоре командир батальона получил телеграмму от министра обороны Украины Константина Морозова. Ее текст Владимир Сидоренко запомнил на всю жизнь: «Командиру батальона доложить о целесообразности дальнейшего пребывания батальона в Сараево». Это означало, что вся ответственность за здоровье и жизни наших военнослужащих теперь ложится на плечи командира батальона. Но он понимал, что если так просто уехать отсюда, это дискредитирует Вооруженные Силы Украины в глазах миротворцев ООН.

Владимир Сидоренко собрал офицеров и сказал: мы, военные, учились для того, чтоб воевать. Но если кто-то хочет уехать, пусть напишет рапорт. Эти слова передали и рядовым. В итоге рапорта написали всего 3-4 человека.
Но нужно было не только воевать, но и как-то жить в таких условиях. Офицеры вместе с солдатами и ели, и спали, построений не было. Опасаясь снайперов, по территории батальона перемещались по два-три человека бегом, даже в столовую. Кстати, питание было просто отменным, по нормам ООН. Батальон даже подкармливал местную детвору - командир батальона дал команду пропускать детей в столовую в определенное время.

А война не затихала. 20 августа 1992 года от пули снайпера погиб прапорщик Виктор Солохин из Кривого Рога. В этот же день в результате обстрела была сожжена вся техника, работавшая на бензине, и штаб батальона. Потом знаменитым транспортным самолетом «Мрия» из Украины доставили технику взамен сгоревшей.

Со временем мусульмане придумали новую провокацию: подъезжали на грузовике с закрепленным на нем минометом к месту расположения нашего батальона и обстреливали сербов. Когда те открывали огонь в ответ, грузовик уезжал, и мины падали на территорию батальона. Было много раненых. А украинские миротворцы отвечать не имели права. Они могли открывать огонь, только если нападали непосредственно на них. Но Владимир Сидоренко нашел выход. Он поехал к начальнику штаба мусульман полковнику Шиберу и предупредил, что если их грузовик подъедет к месту дислокации нашего батальона ближе 500 метров, снайперы прострелят его колеса, а остальное сделают сербы, то есть накроют грузовик огнем. После этого подобные провокации прекратились.
Но за 3 месяца убитых было уже трое, и ранено более двадцати наших миротворцев.

В Сараево дислоцировались также французский и египетский батальоны. В задачу миротворцев входило сопровождение бригад по ремонту линий электропередач, сетей водоснабжения, доставка гуманитарной помощи населению в районы города – Горожды, Жэпа, Сребница, которые находились в осаде воюющих сторон. Не всем это удавалось. Например, сербы не пропускали французский и египетский конвой, разворачивали их назад, и в районах люди оставались голодными, доходило до дистрофии. А нашим удавалось провести грузы. Образовался даже дух соперничества: чье подразделение сможет выполнить задачу.

Была у батальона еще одна очень неприятная обязанность – обеспечивать обмен воюющих сторон убитыми. При этом картина открывалась ужасающая - некоторые трупы были уже почти разложившимися. Наши солдаты после таких обменов долгое время не могли принимать пищу.

Война в Боснии и Герцеговине длилась 4 года. Погибли тысячи людей. За это время было уничтожено 80% промышленных объектов, Простым людям даже после войны жилось очень тяжело. Но когда в Сараево пустили первый трамвай, его выкрасили в цвета флага Украины в знак благодарности нашим миротворцам.
- Оправдания гражданским войнам быть не может, - отметил в заключение Владимир Сидоренко. – Они приносят смерть и горе народам. Причем, на 90% гибнут ни в чем не повинные люди. Поэтому, если в государстве плохие законы, их нужно менять. Если не нравятся политики, нужно избирать других. Но никогда не доводить дело до войны.

НАША СПРАВКА

Владимир Сидоренко окончил Свердловское суворовское училище, Омское высшее общевойсковое училище. Затем разведывательный факультет Академии им. Фрунзе. Сразу же после учебы был назначен начальником разведки дивизии. В 1986 году получил назначение на должность заместителя начальника разведки легендарной 6-й гвардейской танковой армии и служил в Днепропетровске.

Валерий Ткаченко

Loading...
Loading...