Украина не Россия, но немного Польша

IMG_20141017_133045

Корреспондент «ДВ» Елена Андрющенко побывала на балтийском побережье Польши и узнала, как Балтийское воеводство пережило времена революции

Я стояла на вокзале небольшого польского городка Гдыни, что на Балтийском море. За те 10 минут, пока ждала польских коллег, желто-голубая ленточка на моей сумке привлекла двух человек.
Сначала подошел мужчина в возрасте – приветствовал меня, как родную. Сказал, что здесь работает, сам из Львова. И рассказал, как дешевле всего добраться в Польшу.
А потом появилась девушка. На ее глазах блестели слезы радости:
- Вы из Украины? Какое счастье! Я так скучаю по родине. Не знаю, смогу ли вернуться.
Оказалось, что Полина из Луганска. Этим летом ее семья сбежала от войны к знакомым в Польшу. Возвращаться некуда, поэтому приходится обживаться в другой стране. Тут, конечно, очень хорошо, но хочется домой, где все родное.

В Польше есть Музей Майдана

Из стран Европейского союза Польша больше всех помогает Украине. Здесь тоже принимают переселенцев, организовывают сбор гуманитарной помощи и с большими сложностями переправляют ее через границу.
Неудивительно, что соседи так болеют за нас. Относительно недавно в Польше был свой «Майдан», своя революция, которая, в итоге, привела к процветанию страны. В городе Гданьске, что возле Гдыни, построен Европейский центр Солидарности, при котором работает интерактивный музей. Здесь история страны проиллюстрирована различными фото, плакатами и листовками. Ролики показывают сцены насилия над демонстрантами. И даже порой кажется, что это центр Киева зимой 2014 года. Но обо всем по порядку.

После Второй мировой войны под давлением СССР к власти в Польше пришла Польская объединенная рабочая партия, и страна стала коммунистическим государством.

Навязанная советами модель коммунизма плохо прижилась в польском обществе. Поляки, будучи католиками, не могли принять атеистическое учение коммунизма. В противовес росли антирусские настроения.

Действовать заставил голод

Недовольство народа зрело с каждым годом, но все молчали. Первый протест против коммунизма вспыхнул в Познани в 50-х годах.

- Тогда рабочие демонстрации переросли в уличные побоища, - рассказывает польский историк Ежи Моральски. - Войска быстро навели порядок, убив десятки и арестовав сотни человек. Но результат последовал, произошла смена руководства - коммунистическую партию возглавил относительно умеренный политик Владислав Гомулка. Он считался сторонником национального коммунизма и даже взялся за проведение реформ.

По словам историка, в экономике Польши на короткое время наступил небольшой прогресс, но страна все равно отставала от других в Европе. Вскоре возник дефицит продуктов – полки в магазинах опустели, за товарами первой необходимости выстраивались очереди. Тогда в Гданьске и Гдыне грянули забастовки, вызванные резкой инфляцией. На этот раз события приобрели серьезный оборот - войска открыли огонь по безоружным рабочим.

IMG_20141014_150952

На входе в Европейский центр Солидарности - цветы в память о погибших во время разгона мирных митингов

Перемены произошли под давлением народа. Владислава Гомулку удалось сместить. Новый лидер Эдвард Герек остановил повышение цен, пообещал улучшить условия жизни. Некоторое время так и было – в магазинах появились товары, зарплаты выросли, на заводы закупили новое оборудование. Но с 1974 года из-за разгула бесхозяйственности в стране начался новый экономический спад, что повлекло очередную волну забастовок.

От «зачистки» до «Солидарности»

- Забастовки подавляли очень жестко, применяя оружие, слезоточивый газ и тяжелую технику, - продолжает Ежи Моральски. - Это побудило правозащитную организацию «Комитет защиты рабочих», невзирая на преследования властей, открыто выступить за освобождение заключенных. Начал работу учредительный комитет по созданию свободных профсоюзов в противовес тем, что находились под партийным контролем. А когда в 1978 году на папский престол взошел польский архиепископ Иоанн Павел II, противников режима охватило еще большее воодушевление.

Историк рассказал, что летом 1979 года экономическое положение ухудшилось. Урожай оказался плохим, цены еще больше выросли, а забастовки разгорались с невероятной силой. Кризис усугубился, когда забастовали балтийские судоверфи под руководством влиятельного активиста Леха Валенсы. Под его руководством зародился независимый национальный профсоюз, вскоре получивший название «Солидарность». Перед лицом массового противостояния правительству пришлось вступить с профсоюзом в переговоры. По условиям заключенного в августе 1980 года Гданьского соглашения государство пошло на, казалось бы, невероятные уступки. Официально была признана «Солидарность» и право на забастовки, отменена цензура и введен ряд льгот для трудящихся.

Тем не менее, несмотря на призывы Леха Валенсы к сдержанности, забастовки и волнения продолжались. Тогда «Солидарность» признали вне закона, арестовав ее активистов. В ответ рабочие Гданьска начали сидячую забастовку, но спецподразделения полиции подавляли всякое неповиновение. По словам историка,  стали даже говорить о том, что «Солидарность» осталась в прошлом. На самом же деле движение просто загнали в подполье.

- В 1988-м профсоюз снова заявил о себе забастовками, - продолжает Ежи Моральски. – Правительству пришлось вступить с ним в переговоры. Вскоре новое соглашение не только легализовало «Солидарность», но и предусмотрело для нее незначительное число мест в сейме. Но на выборах «Солидарность» завоевала все места. Народ сделал свой выбор - теперь министры-коммунисты составляли меньшинство. Некоммунистическим премьером стал Тадеуш Мазовецкий, а Польша неожиданно обрела свободу и независимость.

IMG_20141014_151251

Этот бронетранспортер, который находится в центре Гданьска, напоминает о революционных событиях прошлого

После политические партии начали соперничать между собой. В жесткой предвыборной схватке новым президентом страны стал Лех Валенса. Польша стала свободной страной, перед которой открылись большие перспективы развития.

Нам поможем только мы

Возле Европейского центра Солидарности в Гданьске - цветы и лампады. Так чтят тех, кто погиб, отстаивая демократию и солидарность. Все это напоминает поминальную стену возле Днепропетровской облгосадминистрации или на ул. Институтской в Киеве.

- Мы помним и чтим свою историю, - говорит депутат польского сейма Роберто Бедрони. – Благодаря восстанию народа теперь мы живем в принципиально другой атмосфере. Евросоюз финансирует многие проекты, открыты пути для экономического сотрудничества с ЕС.

…На вывеске при входе в офис депутата черной краской написано оскорбительное слово. Роберто Бедрони – представитель сексуальных меньшинств в Польше. Он первый депутат, который открыто заявил о своей нетрадиционной сексуальной ориентации, тем самым продемонстрировав свободу высказываний и позиций. Однако общество не сразу восприняло Роберто таким, какой он есть. Молодой политик подвергался неоднократным нападениям на улице, а анонимки с оскорблениями получает до сих пор.

- Я отношусь к этому философски. Польское общество еще не до конца побороло гомофобию. В этом плане нужно еще расти, - говорит политик. – Специально не стираю надпись при входе в мой офис. Она воочию демонстрирует, что нашему обществу еще нужно подтянуться к европейским идеалам.

И тут возникает вопрос: а готова ли Украина принять позицию людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией? Ответа пока нет. Прежде нужно навести порядок в экономике и осознать себя единым народом.
До соседней Польши рукой подать, а условия жизни кардинально разные. И мы - в безусловном проигрыше. Необоснованно высокие цены, плохие дороги, а самое главное – коррупция… Именно это, а не вражда политических интересов погружает нас в трясину кризиса. Сможем ли мы это все преодолеть – зависит только он нас самих. Пример революции в Польше демонстрирует, что мы пошли по правильному пути. И если придерживаться четких идеалов и принципов, нас ждет прекрасное будущее. Вопрос в другом: сколько на это понадобится времени? Если свет в туннеле уже виден, то, очевидно, осталось недолго ждать.

Елена АНДРЮЩЕНКО

Метки: Польша, Путешествия