Шутки Хроноса

1
Если вы были очевидцем или участником странного явления или увидели НЛО, если с вами приключилась необычная история, звоните по тел. (056) 374-34-27 или пишите на электронную почту: roman-huk@rambler.ru

Семейство Закоржевских было уже четвертым поколением, владевшим по наследству настенными часами, висящими в их квартире. Изготовлены они были в Швейцарии на знаменитой фирме Беккеров в конце XIX столетия. Корпус из ясеня, опирающийся на усеченную пирамиду основания; остекленная дверца с узорами; шашечки наверху; с боков - гравюрные выемки.

Заводился пружинный механизм огромным медным ключом раз в три месяца, а то и реже. Самое же удивительное состояло в том, что хотя старинным часам пришлось помотаться за своими хозяевами чуть не по всей стране, они ни разу не побывали в ремонте. Единственным их изъяном, и то условным, был бой – гулкий, словно изо всей силы били в литавры. Днем звуки казались красивыми, с таинственным накатом, похожими на колокольный звон, а вот на ночь приходилось бой отключать, иначе звон будил даже жителей соседних домов.

Со временем, оттого ли, что часто лазили в часовой механизм, или же по другой причине, только, как говорили Закоржевские, «бой стал давать сбой». Число ударов перестало соответствовать времени. Более того, часы могли вдруг разразиться звоном в промежутках между круглыми отметками: к примеру, начать бить в пятнадцать минут первого или без семи минут четыре.

Приглашаемые часовых дел мастера ничего не могли поделать. Некоторые из них просили продать им вещь, предлагая за часы неплохую в советские времена цену – две тысячи рублей. Но неизменно получали отказ. Часы были единственной памятью, связующей поколения. Что-то вроде семейной реликвии.

Поэтому в конце концов механизм боя отключили и вызывать мастеров перестали.
С этими часами приключилась не одна история. Бабушка, Клавдия Степановна, рассказывала, что 28 июля 1914 года они вдруг пробили около полудня не 12 ударов, а 24. Как оказалось позже, в это время в Сараеве студентом был убит австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд, и вскоре началась Первая мировая война.

В 1938 году, перед тем, как пришли арестовывать ее мужа, Павла Игнатьевича Закоржевского, геодезиста, обвиненного в передаче секретных планов и карт за границу,  часы били каждые 15 минут, причем по 12 раз подряд, устроив в частном доме по улице Вышинской (где в то время жила семья) настоящий колокольный набат – то ли по причине сотрясения воздуха от топота множества ног, то ли реагируя на нервное потрясение хозяев. А как только энкаведисты ушли, замолкли. Но до этого вышел такой курьез.

Начальник, оглушенный непрекращающимся звоном, в раздражении выстрелил в часы, но промахнулся. Чертыхнувшись, пальнул повторно, но пуля срикошетила от медной таблички внизу фигурной створки и задела одного из бойцов.
- В средние века вам бы еще предъявили обвинение в колдовстве, - зло бросил начальник, покидая помещение. Стрелять он больше не рискнул.

Спустя месяц, в один из холодных февральских дней, когда на стылых улицах кружилась колючая поземка, часы вдруг остановились, хотя их завод позволял стрелкам крутиться еще не одну неделю. И наполнившая дом тишина показалась необычной и страшной.
- Павел умер, - догадалась бабушка, вытирая брызнувшие из глаз слезы. Но тут же попыталась уверить себя, что, видимо, это выстрел что-то потревожил в механизме.

На другой день вместе с сыном она отправилась в тюрьму с передачей, выстояла длинную очередь, а когда просунула пакет в узкое окошко, получила ответ, что данного заключенного отправили в другую тюрьму, и потому передач больше передавать не надо.

В том, что ее мужа больше нет, долго не признавались. Отписывали, будто отправили его этапом то в Сибирь, то на Дальний Восток, в Амурский край.
Только в 1961 году, когда пошла волна реабилитаций и бабушку вызвали в местный КГБ, стала известна дата расстрела Павла Игнатьевича. Это было 12 февраля. В тот день, когда неожиданно остановились часы.

Но все это было давно. Уже более двадцати лет их бой навсегда остановлен. За это время постарели дети, подросли внуки. Однажды младший внук уже умершей к тому времени бабушки, названный в честь ее погибшего мужа Павлом, решил отремонтировать старый механизм. Он неплохо разбирался в этом - одно время, будучи студентом горного института, подрабатывал в Доме быта часовым мастером. Павел разобрал механизм на составные части и долго возился с ним. Но реанимировать бой не удалось. Он смазывал детали, подкручивал гайки, подтягивал пружины, менял их – но часы по-прежнему хранили гробовое молчание. Только стрелки двигались с мерным щелкающим звуком.
Закончив учебу в вузе, Павел по распределению отправился в Первомайск, отрабатывать три года молодым специалистом.
Первый год миновал успешно. А в начале второго, в сентябре, часы неожиданно среди ночи забили. Три удара, как и положено.

- Смотри, Павлуша все-таки смог починить их, - радостно констатировала разбуженная громким боем мать. – Что ни говори, мастер на все руки.
Но радость была недолгой. В пять утра раздался телефонный звонок.
- Закоржевские? – спросил далекий голос. – С прискорбием сообщаем, что ночью в шахте произошла утечка метана, в числе пострадавших оказался ваш сын.
- Что с ним? Он жив? – перебила мать.
- Пока его не нашли. Видимо, завалило породой.
В каком-то интуитивном трансе мать бросилась к часам. Встав на табурет, открыла резные створки и, дотянувшись до циферблата, открутила стрелки на три часа назад.
- Зачем? – не понял муж. – Теперь не будем знать, который час.
Но время для них и так остановилось.

Побросав вещи в сумки, выехали в далекий шахтерский городок. За всю дорогу никто не проронил ни слова. Казалось, метры трассы отползают назад с черепашьей скоростью. Наконец доехали. У ворот управления их встретил начальник – дородный мужчина с багрового цвета лицом и большой плешью.

После того, как они представились, сказал:
- Успокойтесь, ваш сын жив. Его отбросило в боковой отсек, перегородив проход породой. И спасателям удалось поднять его на поверхность раньше, чем отсек заполнил метан. Так что он у вас везунчик, чего, увы, нельзя сказать об остальных.
Через полчаса они смотрели на осунувшееся лицо сына, лежащего на больничной койке с закрытыми глазами (он все же успел надышаться газом) и плакали.
- Это потому, что я время назад открутила, - призналась потом мужу жена, - и тем дала нашему Пашеньке фору. За эти три часа его и нашли.
Но муж ничего не понял.

Казалось бы, все шло к хэппи-энду. Родители счастливы, Павел в благодарность за спасение, по идее, должен был бросить горное дело и вновь заняться ремонтом часовых механизмов, усмотрев в случившейся истории знак. Это было бы логично, но, увы, неправда. На самом деле он погиб спустя два года, утонув в море и оставив после себя жену с малым ребенком. Били в момент его смерти часы или нет, никто не мог сказать, поскольку родители были на даче.
Изделие швейцарских мастеров по-прежнему висит в квартире Закоржевских, занимая на стене главной комнаты центральное место. Но отмеряет время уже следующему поколению.

Комментарий специалиста:
Вадим СРЕДИННЫЙ, специалист по аномальным явлениям:
 

- В IV веке до нашей эры Платон рассказывал об умирающем воине, который накануне своей гибели уверял, что участвовал в стычке с неприятелем, имевшей место… 50 лет назад. В ходе стычки он убил своего противника, украсил его щит своей подписью и повесил в соседнем храме. После смерти воина его рассказ проверили и действительно обнаружили в местном храме щит с его именем, тем самым подтвердив правдивость слов умирающего. Подобных историй в человеческой истории зафиксировано немало. Объяснить их трудно, если вообще возможно. Хронос порой любит зло подшутить над людьми, подбрасывая им загадки, перед которыми пасуют все наши знания о мире.

Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...