Семь лет Юрия Неравнодушного

…Знаете, этот рассказ об окончании одной эпопеи одного человека хотел даже назвать по-другому: "Он памятник себе…".

Окончание этой знаменитой пушкинской строки известно всем - "воздвиг нерукотворный".

Но побоялся, что применительно к рядовому гражданину нашей страны - моему хорошему приятелю, пенсионеру Юрию Свешникову такая строчка сегодня может показаться слишком претенциозной (где Пушкин, и где он?!..).

На первый взгляд, все верно.

…Да не совсем! Что, по-моему, убедительно подтверждает многолетняя история подвижничества Юрия Владимировича Свешникова по части увековечивания памяти видных в Днепре людей в очень важной отрасли жизнедеятельности любого города - архитекторов, строителей и проектировщиков.

(О последних, кстати, хорошо сказал на торжественном открытии памятной доски первому директору "Укргипромеза" Марку Борисовичу Розенштраху приехавший из Москвы его сын Леонид Маркович: "Чаще всего увековечивают память видных строителей, ученых и других практиков. Проектировщиков - очень-очень редко. Тем большая благодарность людям, которые этого добились!").

Фамилия Свешникова не была названа (впрочем, как и остальных участников большой эпопеи под названием "пробивание во властных кабинетах, поиску средств и изготовление памятной доски человеку, под чьим руководством "Укргипромез" стал крупнейшей организацией - 4.000 работников!) - по проектированию металлургических и других предприятий.

свешников

Юрий Свешников (справа) и Анатолий Косый у дома по пр.Д.Яворницкого,117, в котором проживали П.Р.Ниринберг и Герой Советского Союза Л.П.Пономарчук

Юрий Владимирович в это время скромно стоял вместе с десятками бывших сослуживцев у главного входа в родной институт, поздравлял их с юбилеем ( "Укргипромезу" исполнялось 75 лет), принимал поздравления сам.
А теперь зададимся вопросом: с какой это стати рядовой (хоть и с огромным стажем) инженер уже пенсионного возраста будет годами убивать свое личное время ради того, чтобы в мемориальных табличках осталась достойная память о тех, кто создавал красоту и удобства для всех горожан - в домах и целых жилмассивах, заводах и комбинатах - на все времена?

Да не просто убивать это время, а годами упорно убеждать все "инстанции" в нужности этого дела, добиваться трудных аудиенций у начальства, "выбивать" копеечные для города средства для этих самых мемориальных досок.

Ради людей, которые ему не были "ни сват, ни брат", и лишь только единицы - сослуживцами…

Самым преданным (многолетним) читателям "Днепра вечернего" история Юрия Свешникова хорошо известная.

В Днепропетровск он переехал из Ташкента после страшного землетрясения 1966 года (где его семью в ту ночь от худшего спас шкаф-шифоньер, упавший прямо на кровать). В первый год после своего воссоздания (1972-й) редакция нашей газеты занимала тогда весь второй этаж левого крыла "Укргипромеза", где Юрий Владимирович уже трудился руководителем группы инженеров.

Популярность "Вечерки" со "старта" была такой, что двум футбольным специалистам не встретиться было невозможно. А в том, что Свешников оказался еще и отличным телекомментатором (с бархатным, поистине "левитановским" голосом), многие помнят буквально с первого матча нашего "Днепра" в высшей лиге: именно он комментировал дебютный поединок днепрян (с московским ЦСКА) на "Метеоре" 4 апреля 1972 года…
"Оттрубив" в Пентагоне (так называли тогда "Укргипромез") почти десяток лет, Юрий Владимирович перебрался служить другому в те годы монстру - "Днепрогражданпроекту". А выйдя на пенсию, этот энергичный молодой в душе человек продолжал жить в жестком ритме - помощником заместителя гендиректора одной из проектных организаций.

"Жестком режиме" - не для красного словца: с раннего утра - мотаться по объектам, согласовывая детали, а затем, уже в личное время - походы по различным кабинетам, с обращениями, письмами-просьбами и убедительными аргументами в пользу общегородского дела - увековечения памяти значительных для Днепропетровска-Днепра личностей.

Скажу честно: у меня бы не хватило для сделанного Свешниковым в этой сфере ни терпения, ни сил! Да и не только у меня.

Но главное, как вы поняли - было бы желание! Недавно, когда Юрий Владимирович сказал, что свою эпопею с памятными досками на Розенштрахе он завершает, я уточнил: сколько же она длилась?
Оказалось, больше семи лет!

Именно в это время за Свешниковым прочно утвердилась другая фамилия - Юрий Неравнодушный.
Яркий пример тому другая история - с незрячей девушкой Леной Веснихиной, которая стала широко известной не только в Днепре благодаря нашей газете.

…Несколько лет назад Юрий Владимирович совершенно случайно столкнулся у нашей консерватории с девушкой в темных очках и палочкой в руках. Узнав ее проблемы, длительное время добивался затем от всех справедливости - определял ее к врачам и помогал с медикаментами. Соучастие в чужой беде достигло кульминации тем, что когда Лену ограбили прямо среди бела дня (по выходу из банка) и она сразу же сообщила об этом Свешникову. К счастью, тогдашней милиции грабителя удалось задержать буквально на второй день. В итоге Юрий Владимирович с привычной для себя настойчивостью добился-таки достойного осуждения этого негодяя…

Теперь о "памятниках" в самом начале этого рассказа.

Но сначала, конечно, о памяти. Памяти о выдающихся людях Днепра, которые своим многолетним трудом принесли большую славу нашему городу. И которым подвижничеством Юрия Свешникова с благодарной помощью других неравнодушных специалистов - от бывшего городского головы Ивана Куличенко, архитекторов Игоря Богданова и Андрея Шковыри до ветеранов-проектировщиков Сергея Вартаняна, Григория Яновского, Леонида Передерия и других установлены теперь памятные доски.

Мне почему-то больше всего запомнилась эпопея с увековечении памяти Александра Зинченко. Может быть тем, что кроме всех обычных в таких случаях "пробиваний стены непонимания" кое-кто в "Укргипромезе" противился не только установлении памятной доски человеку, который 20 лет руководил этим институтом, но и словам в ее тексте "участник Великой Отечественной войны". И это о Зинченко - сыне полка, прошедшем всю войну!

Видя такое отношение, мне с трудом верилось, что с другой стороны центрального входа в этот институт когда-либо появится и другая доска - в память о Марке Розенштрахе (если уж были такие проблемы с первой доской - справа от входа, о Зинченко, а тут еще и столь "серьезная", по словам того же Леонида Марковича Розенштраха, фамилия)…

Как видите, вода камень точит: появилась!

С таким же большим трудом Свешникову и К удалось установить памятные доски Георгию Вадимовичу Ратушному на фасаде "Днепрогражданпроекта" (которым он руководил два десятка лет), и лауреату Ленинской премии Василию Георгиевичу Канищеву - бывшему директору "Приднепровского Промстройпроекта".
Архитектору Павлу Рафаиловичу Ниринбергу принадлежит авторство создания лучших в нашем городе жилых массивов и знаковых сегодня зданий.

Многолетний лидер зодчих Днепра давно заслуживал достойной памяти, и теперь она увековечена в памятной доске на доме по главному проспекту города, где он жил и творил.

Во многом такое событие состоялось благодаря стараниям и настойчивости опять же нашего Юрия Неравнодушного.

О "памятнике", наконец (из пушкинской строки).

А разве все сделанное Юрием Владимировичем на вечную память о лучших людях города - не памятник в самом широком смысле этого слова?!.

Что же касается сегодняшнего Свешникова, то он жив-здоров (чего желает также всем читателям "Вечерки"!) и , если честно, гордится сделанным по зову души и сердца.

Мне тоже приятно, проезжая главной магистралью Днепра, видеть на отдельных зданиях скромные плашки-пластинки из коричневого камня, установленные в память о выдающихся архитекторах, строителях, проектировщиках (всего их 8 - мы не упомянули еще памятные доски видному екатеринославскому врачу Ляшко-Попелю, создателю и первому директору "Днепрогражданпроекта" Завалиничу, а также создателю интститута "Днепро ВНИПИэнергопром" Микулину).

А зная благодаря чьим многолетним стараниям они появились, на душе становится теплее.

Спасибо тебе, Юрий Свешников-Неравнодушный!

Анатолий КОСЫЙ, заслуженный работник культуры Украины

Метки: Юрий Свешников