Рейс в вечность

DSCN5928

Таким был Олег Коренченко, награжденный посмертно орденом Мужества

Накануне Дня железнодорожника в вагонном депо станции Днепропетровск открыли мемориал памяти Олега Коренченко. Все, кто работает в резерве проводников станции Днепропетровск и кто знал Олега, до сих пор не могут поверить, что этот добрый, улыбчивый, всегда готовый прийти на помощь 23-летний парень не выйдет завтра в очередной рейс. Но тот маршрут, в который он отправился 14 июня, не имел обратной дороги. Олег Коренченко погиб в самолете Ил-76, сбитом боевиками под Луганском.

Каждую субботу – на свидание с сыном

В то, что сын больше не вернется из рейса, категорически не хочет верить и его мама Валентина Александровна. В последние четыре месяца каждую субботу она сначала отправляется в Свято-Троицкий собор, а потом – на свидание с сыном. На Левобережное кладбище, где под красивым обелиском покоится прах ее дорогого Олежки. Мама долго беседует с сыном, рассказывает ему о новостях. И такие еженедельные свидания дарят ей новую надежду на чудо: может, Олежка выжил в этом огненном вихре, находится где-то в плену, и в один счастливый миг позвонит ей? Каждый раз, возвращаясь из рейса, он непременно звонил маме с вокзала…

- Может, кто-то выбирает профессию железнодорожника случайно, - говорит Валентина Александровна. – А Олежка грезил дорогой, странствиями с самого детства. Мы с Олегом и его старшей сестрой Светой жили скромно, по экскурсиям не было возможности ездить… Правда, сначала сын мечтал стать моряком. Даже нашу флотилию закончил. А потом я ему как-то призналась, что в юности мечтала стать проводницей. Возможно, эти слова запали ему в душу. И после окончания 11 классов в 118-й школе у него не было сомнений, куда идти: только в железнодорожный лицей, на проводника. Он так любил эту профессию. Для него собираться в очередной рейс всегда было праздником. Всегда мне звонил в пути. Рассказывал, как проходит смена, что видел. И когда у меня была возможность, я его всегда встречала из рейса на вокзале…

«Не могу сидеть дома – надо маму защищать!»

Ни у кого из коллег Олега тоже в голове не укладывается, что этого тихого, домашнего (не курил, не выпивал, знакомств с девушками не заводил) мальчика в этом мире больше нет.

- Такие работники – наш золотой фонд, - грустно признается старший мастер резерва проводников Александр Подольский. – Мы никогда не слышали от Олега слов «не могу, не хочу». После окончания колледжа он начинал работу проводником на станции Днепропетровск-Южный. Его первые рейсы были на Апостолово и Бердянск. В 2012 году после службы в армии (служил в 93-й танковой бригаде в Черкасском) вернулся уже на главную станцию Днепропетровск. В то время у нас была система «слепого» подбора бригад и маршрутов для проводников – так называемый «барабан». Многим не нравилось, что все время приходится ехать в разные города и с разными напарниками. А Олег никогда не высказывал неудовольствия. Еще никогда не чурался процедуры разукомплектования вагона перед загоном в депо на ремонт. Проводники не любят эту непростую работу. Вообще Олежка всегда и каждому был готов прийти на выручку…

Особенно Александру Викторовичу запомнилась последняя встреча с Олегом. Было это в середине марта. Молодой проводник пришел к Подольскому подписывать документы перед отправкой в АТО. Посетовал, что мама очень переживает, не хочет его отпускать на Донбасс. И маме, и коллегам на эти переживания он отвечал одно: «В это страшное время я не могу дома сидеть – надо маму и Родину от врага защищать!».

«Добрый, хороший, простой»

Такими словами характеризуют Олега Коренченко и те проводники, с которыми он немало отколесил по железным дорогам Украины, России, Белоруссии. Из-за той самой системы распределения по рейсам («барабан») за два года работы после армии молодой проводник увидел практически всю Украину, ходил на Питер, Москву.

- Он так прикипел душой к работе, что ему любая поездка была в радость,- вспоминают его коллеги, проводники Екатерина Ходус и Анастасия Моисеева. – Но больше всего ему нравились рейсы в Западную Украину. Львов он обожал из-за его истории, архитектуры… Мечтал в этом году поступить в ДИИТ и всю жизнь провести на Приднепровской. Таких удивительно добрых людей, как Олег, – единицы. Он всегда был готов помочь – не только коллегам, но обычным пассажирам.

Девушки вспомнили эпизод одного из последних рейсов Олега. В поездке из Днепропетровска в Трускавец главным объектом беспокойства стала очень нервная бабуля с кучей сумок. Ей надо было выходить в Белой Церкви, где поезд останавливается глухой ночью на две минуты. Бабушка буквально через каждые полчаса стучала к проводникам, в сотый раз спрашивая, разбудят ли те ее, точно ли она успеет встать. Когда напарница Олега попыталась урезонить беспокойную бабушку, та подняла скандал… Олег сумел не только мгновенно успокоить бабулю, но и сам перетаскал все баулы пассажирки на перрон…

DSCN5931

Катя Ходус и Настя Моисеева часто приходят проведать мемориал погибшего коллеги

По крупицам собирает воспоминания коллег, факты жизни Олега и помощник директора музея Днепропетровского пассажирского вагонного депо Константин Евтюхов. В музее уже создан стенд, посвященный погибшему герою. А в ближайшем будущем Олегу Коренченко посвятят отдельную экспозицию и альбом.

Материнское сердце не почуяло беды

Мама Олега до сих пор корит себя за то, что ее сердце не дало знать о беде в тот трагический июньский день. Все последние встречи с Олегом навечно остались в ее памяти.

- Помню тот мартовский день, когда мы узнали о призыве Олежки, - рассказывает мать. – Я его как раз встретила с киевского рейса, мы ехали домой, и тут ему позвонили из военкомата. Сын даже повестки не стал дожидаться - на следующий день сам пошел в военкомат. Призвали его почему-то не в 93-ю бригаду, где он в 2011-12 годах проходил срочную службу, а в 25-ю, в Гвардейское. Ни разу он не жаловался на службу или нехватку чего-нибудь. Говорил просто: «Мамочка, все хорошо». И не рассказывал, куда, на какие задания их отправляют. Я догадывалась об этом по тому, что с сыном не было мобильной связи. Потом он только в двух словах признавался, что в апреле неделю были в Донецке, потом – в Славянске… Когда были на переформировании в Гвардейском – звонил по нескольку раз в день. Праздником для меня было, когда его на день отпускали домой помыться-постираться.

На такую побывку отпустили Олега и в июне, накануне праздника Троицы. Мама бегала с ним по магазинам, чтобы помочь купить для боевых друзей колбасы, консервов, кофе, сладостей. До сих пор как живой стоит перед ней сын в момент прощания на остановке. Валентина Александровна просила его побыть дома еще пару часов, а тот сказал как отрезал: «Мам, ну я же с тобой целый день пробыл. Теперь мне надо домой, к братьям». Это новое «домой», относящееся не к их дому, тогда так резануло материнское сердце…

- А в страшную ночь с 13 на 14 июня, когда подбили Ил-76, сердце не защемило, не застонало, - признается мать. – Утром 14-го (это была суббота) я по обыкновению поехала в Троицкий помолиться, чтобы Господь и Николай Угодник уберегли Олежку от бед. Заехала на рынок, что-то делала по дому и прилегла отдохнуть. А часов в 16 стали настойчиво звонить в дверь. Когда на пороге увидела троих военных, то все сразу поняла…

Самые добрые слова мама погибшего говорит в адрес коллег Олежки. Приднепровская дорога помогла Валентине Александровне - и не только, разумеется, материально. Руководство дороги, проводники постоянно беспокоятся о матери героя, за что им – низкий поклон. На Приднепровской железной дороге тоже отказываются верить, что завтра 23-летний добрый и скромный парень не придет к отправке очередного рейса. Его последний рейс 14 июня ушел в вечность…

Константин ШРУБ

Метки: Луганск, Олег Коренченко, самолет. АТО