Путем сердца

IMG_4864

Так ли невозможны чудеса? Быть может, им остается место в этом мире и в трепетной душе?

Что делать, когда уходит-умирает самый родной близкий человек? Как смириться с утратой, от которой такое жизнерадостное и неугомонное сердце сжимается в комок? Точно не сердце это, а жалкая песчинка. Стучит себе и стучит. Зачем? Для кого?!
Это щемящее чувство криворожанка Валентина Халаджи испытывает не впервые.

От скорняка до библиотекаря
Мне всегда казалось, что  настоящая женщина профессию выбирает, как блюдо в ресторанном меню: можно свиную отбивную заказать, но можно и бефстроганов.  Какая, в сущности, разница? Ведь работу, точно платье, всегда можно поменять. А после  еще раз поменять. Живем-то в век перемен.
Наверное, так рассуждала наивная девочка Валя, которой её закадычная подруга предложила выучиться на скорняка.
-  Ну и зачем это мне? – пожала плечами Валя
- Как?! Ты разве не знаешь, сколько можно заработать? За выделку одной шкуры платят по 100 долларов. А за пять? А за десять?! Отож! – аргументы подруги казались неопровержимыми.

Так что практически без колебаний Валентина поступила в симферопольское профтехучилище, где  готовили таких высокооплачиваемых специалистов. В то время Валя жила в Крыму, и Симферополь знала как свои пять пальцев, что, опять же, убеждало в правоте выбора.  Но на деле все вышло не вполне так, как предполагала начинающая скорнячка. Ведь звериные шкурки на дороге не валяются, а их законные владельцы к скорнякам относятся с крайним презрением и потому обходят их десятой дорогой. Вот пойди поймай их! Ну а нет шкурок – нет и заработка. Так что очень скоро шкурный интерес у Вали сошел на нет.
- Пойду-ка я  в маникюрши, - подумала Валентина. -  Женщины же не пушные зверьки, их вон сколько.  И практически у каждой на руках пальцы! Так что работы хватит.

Но и здесь просчиталась девушка. Что-то не заладилось у нее и с этой работой, и Валя переквалифицировалась в библиотекари. Впрочем, какая разница, кем работать? Ведь для истинной женщины   главное – мужское окружение. Потому женщины непоследовательны и нелогичны. Как весенний ветерок. Как сердце.

Главное, чтобы  голова не хромала
Поскольку наша героиня меняла места работы достаточно часто, сосредоточиться на выборе одного-единственного, «своего» мужчины ей было непросто. То есть, мужского внимания было предостаточно, но так, чтобы к кому-то сердцем прикипеть, бросить все и уехать на край света… Так не случалось.
Но однажды взяло и случилось! Как и любое чудо – неожиданно и стремительно. Валентина приехала к друзьям, где в нее влюбился симпатичный и обаятельный водитель Володя. Он сразу заявил приятелям: «Ребята, она моя!». Надо отметить, что уже в то время у Вали  жутко болели ноги и слабели мышцы, и она, хотя и ходила без палочки, но заметно прихрамывала. «Парапарез нижних конечностей» - неутешительный диагноз врачи поставили ей еще в четыре года.

- Ну как ты будешь с ней жить, она же инвалид? – спрашивали товарищи.
- Да какая мне разница? Главное, чтобы на голову была здорова, - ответил на это Володя и спустя положенный законом срок (описываемые события происходили еще в советское время) взял да и женился на Вале.

Стали молодые жить-поживать и детей наживать. У Валентины и Владимира родилась  девочка Оксана, а через семь лет и еще одна  девочка – Танечка. Жили, как все в то время: радовались выходным, сетовали на длинные предпраздничные  очереди в гастрономах, копили на машину. В обыкновенности такого тихого семейного счастья, должно быть, уютнее всего нежному женскому сердцу. Тикает оно, и жизнь продолжается! И для Вали, которая всегда жила в согласии с собой, такая жизнь была действительно по сердцу.
Но однажды эта жизнь сломалась. Как сухая палка. Как спичка.

Покупала похоронный платок  маме, а оказалось - себе
Как и многие счастливые советские семьи, Валентина и Владимир копили деньги на «Жигули». Но когда вожделенная «копейка» из мечты почти превратилась в явь, произошло несчастье, о котором и сегодня Валя не любит вспоминать.
- Муж поехал на Донецкое море (семья жила на Донетчине -  Авт.), как его называли, что-то отмечать, - рассказывает Валентина Халаджи.- Володя еще попросил меня разузнать насчет машины, и я узнала, что есть возможность купить  не «копейку», а новенький «Москвич». Как раз собиралась телеграмму отбить по этому поводу. А на душе и на сердце какая-то тяжесть. Что-то должно  произойти! Но что могло случиться?! А утром вдруг получаю телеграмму: «Срочно приезжай, Вовы нет». Я почему-то подумала, что его внезапно в Чернобыль послали - оттого и нет. А тогда у мамы сильно болела сестра, и мы ждали, что вот-вот её не станет. Я пошла и купила маме похоронный платок. Мне-то, думаю, он уж никак не пригодится, а маме вскоре понадобится. Но вышло, что покупала себе…
То, что произошло на загородном озере, навсегда осталось загадкой. Валентине только сообщили, что супруг утонул. Но вещи его почему-то были забрызганы кровью.

-  Труп нашли  лишь на третий день на глубине 18 метров, - рассказывает Валя. - Водолаз сказал, что утопленник вряд ли бы всплыл -  слишком течение холодное. И вообще, по его словам, если человек тонет, то лежит на дне, как правило, на спине. А тут безжизненное тело лежало боком, да еще и с поднятой рукой. Ясно: что-то произошло! А на самом теле  имелись кровоподтеки, синяки. Кроме того, был разбит висок, сломан нос. Но когда следователю показали окровавленную одежду, он вдруг спросил: «А откуда вы знаете, что это его одежда?». Очень меня это удивило. Что же я, не знаю, в чем муж был одет?!

Валентина предполагает, что Володю просто убили, а следователь по какой-то причине выгораживает преступников. Ей самой, кстати, угрожали расправой, если она не угомонится и будет продолжать «стучать» в милиции. И Валентина испугалась. Мужа ведь не вернешь, а дочерей надо растить.

Сердце умерло и снова воскресло
- После того, как мне стали угрожать и бить стекла в доме, пришлось вернуться на родину, в Крым, - вспоминает собеседница. - Я с детьми и уехала. А обидчиков мужа, между прочим, Бог наказал. Когда они вчетвером проезжали мимо  злополучного озера, их машина перевернулась, и они покалечились. А у того, кого я подозревала больше всех, и вообще начались проблемы с головой. И жена его бросила. Вот как бывает.

Поднимать одной двоих детей Валентине было  очень непросто. К тому же, ее болезнь прогрессировала. Теперь она уже ходила исключительно с палочкой, а потом и вообще пересела в инвалидную коляску. Но надо же было такому  случиться, чтобы в очередной раз Валентине повезло именно благодаря этой коляске! В профильном профилактории в Саках она встретилась со своей второй большой любовью. И сердце, которое после гибели кормильца сжалось в комок, съежилось до размеров песчинки. Умерло. Это самое сердце вдруг воскресло и забилось радостно и  неуёмно. Правда, случилось это не сразу и не вдруг.
- Коля тоже колясочник, - рассказывает Валентина Павловна. - Серьезные проблемы с позвоночником возникли после того, как он упал с лестницы. Мы познакомились с ним,  подружились. А потом Коля вдруг и говорит: «Переезжай ко мне в Кривой Рог!». А я ему: «Ну а если у нас ничего не получится?».
Надо сказать, что поводы для сомнения имели место. Еще бы! К тому времени Валентине было уже 50, а ее будущему спутнику на год больше. В таком возрасте почти невозможно приспосабливаться, подстраиваться друг под друга. Это только беззаботная и  беспечная юность порой толкает в объятья совершенно чужих людей. А тут…
Николай постепенно  завоевал одинокое сердце Валентины. Сначала он напитал его добротой  и заботой. Ежедневной. Ежеминутной.

Пожалуйста, только живи!
- Мы едем в Кривой Рог, молчим, - продолжает рассказ Валентина Халаджи. -  Что будет, как сложится жизнь? Страшно. А Коля заявляет: «Не понравится тебе у меня - привезу обратно». Но так хорошо все получилось. Я даже не ожидала, что будет так замечательно. Он просто засыпал меня подарками. Даже серьги золотые купил. А главное, с Колей оказалось так замечательно легко, будто бы знала его сто лет.

С бывшей женой Николай расстался, но продолжая заботиться о троих сыновьях, окружил вниманием и заботой (насколько только это было в его силах) также дочерей Валентины – Оксану и Татьяну.

-  Я даже не знаю, чего бы Коля для нас не сделал, - отмечает Татьяна. - А для мамы он готов в лепешку расшибиться, только б она была счастлива.
Да, пожалуй, сегодня такая любовь-забота Валентине Павловне нужнее всего. Впрочем, как и Николаю. К сожалению, он уже несколько месяцев тяжело болеет. Пролежни – давняя проблема длительно лежащих и сидящих в инвалидной коляске людей. Кровь плохо питает обездвиженные части тела. Клетки  массово гибнут от голода, и к ним, как стервятники, устремляются разного рода инфекции, возникают глубокие, часто гноящиеся раны. Это как раз и случилось с Николаем.
- Я боюсь, что у Коли теперь уже неизлечимая стадия болезни, - рассказывает Валентина. -  Уже началось заражение крови. Он уже лежал и в первой городской больнице, и в хосписе, и в «тысячке». Он уходит, умирает.  Но все равно беспокоится, переживает обо мне, о  моем здоровье. У меня возникли проблемы с давлением, так он говорит: «Ты обязательно делай все необходимое. Лечись. Все у тебя будет хорошо, моя Валюша!». А я каждый день молюсь за Колю. Надеюсь, что, быть может, случится чудо, и он поправится. Я просто умоляю его: «Пожалуйста, только живи!».

К сожалению, мы уходим из жизни – стареем, дряхлеем. Но и сама жизнь уходит из нас ежедневно-ежечасно – по глотку, по капле. Наши чувства, наши ощущения теряют остроту и свежесть, и солнечная восторженность юности сменяется неоновым равнодушием. Но как странно, что человек умирает, когда любит, и главное вечное чувство, переполняющее душу, не спасает невечную плоть. И не менее странно, что умирают те, кого любят. Те, о ком переживают, заботятся, молятся.

Но  так ли невозможны чудеса? Быть может, им остается место в этом мире и в трепетной душе? Беспокойное сердце Валентины Халаджи подсказывает, что так оно и есть.  И однажды ее ненаглядный Коля-Коленька придет домой и наполнит дом радостью и счастьем: «Здравствуй, моя Валюша!».А к собственному сердцу наша героиня прислушивается чаще всего. Как иначе? Ведь живет она только по сердцу. Всем бы нам так.

Александр Разумный

Loading...
Loading...