Процесс над террористами: продолжение следует

Суд

Год назад в Индустриальном суде Днепропетровска начался один из самых резонансных уголовных процессов в истории Днепропетровщины

На скамье подсудимых оказались четверо: организатор терактов Виктор Сукачев и его предполагаемые подельники - Виталий Федоряк, Дмитрий Рева, Лев Просвирнин. Напомним, что 27 апреля прошлого года четыре взрыва на весь день парализовали движение в центре Днепропетровска. В течение нескольких часов практически отсутствовала связь на всех мобильных операторах. Жертвами терактов стали 30 человек, в том числе 10 детей.

Уже в самом начале процесса, выслушав доводы сторон, судья Виктория Игнатенко отклонила все ходатайства защитников, объяснив отказ выпустить обвиняемых под подписку о невыезде «социальным резонансом преступления», а отказ от передачи дела на рассмотрение суда присяжных тем, что Уголовно-процессуальный кодекс «предусматривает возможность рассмотрения уголовного дела коллегией из трех судей» без привлечения присяжных.

По мнению жен и матерей обвиняемых, их близкие просто не способны были совершить такие чудовищные преступления. В предоставленном ему слове обвиняемый Виктор Сукачев отметил, что возбужденное против него и Виталия Федоряка дело «следует расследовать более тщательно». «На меня оказывалось сильное психологическое давление со стороны сотрудников СБУ. Что касается Ревы и Просвирнина, то они вообще ни в чем не виноваты»,— пояснил предполагаемый преступник.

- Никакой связи между Виктором Сукачевым и Дмитрием Ревой в период времени закладки самодельных взрывных устройств и взрывов не было зафиксировано. Следовательно, утверждение следствия о том, что Дима наблюдал за реакцией правоохранительных органов и общественности на совершенные взрывы, является надуманным и необоснованным, - считает, в частности, супруга Дмитрия Ревы Лариса. – Данное обвинение в адрес моега мужа преследует цель, указывая на те действия, которых он не делал и не мог делать физически (не знаком с Федоряком, неизвестны были места закладки и точное время взрывов, непродолжительное нахождение на правом берегу города), сформировать мнение общественности о причастности моего мужа к террористическим актам. Кроме того, опубликованное в СМИ после задержания четверых подозреваемых утверждение генерального прокурора и министра внутренних дел о том, что все четверо причастны к террористичексим актам, последующее предъявление обвинения следствия по статье «террористический акт», пусть даже через посредничество, по моему мнению, является давлением на суд, который рассматривает уголовное дело моего мужа.

А совсем недавно Виктор Сукачев сделал «сенсационное» заявление: сотрудники СБУ предлагали ему публично признаться в том, что он действовал под воздействием партийной агитации партии «ВО «Свобода». Также сотрудники СБУ якобы хотели, по словам обвиняемого, приплести к делу ливийский след - из-за того, что он делал презентацию книги о Каддафи. Сукачеву также предлагалось публично принять ислам, чтобы стать «исламским экстремистом».

Отметим, что продолжающийся уже год резонансный процесс вызывает самый живой интерес наших читателей, что видно из многочисленных обращений в редакцию «ДВ».

Вот что написала, например, доцент, заместитель декана юридического факультета Днепропетровского национального горного университета Наталья Корнеева:
«Удивляет в этом деле позиция адвокатов. Чего они только ни делают в суде и в других местах в нарушение их главного нового Закона Украины от 2012 г. «Об адвокатуре и адвокатской деятельности». Впечатление, что они не так «делают», как «вытворяют»! Здесь и открытие сайта в интернете, на котором разглашаются и критикуются материалы дела и заседания суда; здесь и проведение пресс-конференций с привлечением общественности; здесь и статьи в разных изданиях, написанные если не по заказу, то в их пользу. Помилуйте, господа адвокаты, а что вы в таком случае оставляете от этого нового закона об адвокатуре, где только в одной ст. 43 есть две части и масса пунктов, которые гласят, что «в ходе судебного рассмотрения дела адвокат не имеет права: стараться воздействовать на решение (приговор) суда непроцессуальными способами; делать неправдивые заявления и т.д.?!».

Если продолжить тему об адвокатах по этому делу, то надо сказать что в городе давно ходят разговоры: «А на какие средства они «существуют»? Ведь подсудимые и раньше не блистали большими заработками, хотя и разъезжали по Харьковам и Запорожьям. А адвокаты работают где-то с мая-июня 2012 г., т.е. больше года. Может, деньги им платят богатые покровители Сукачева, который, по его словам, не любит «существующий строй»? Не исключено тогда, что эти люди тоже не любят «существующий строй»?! Жаль, что в борьбе за лучший строй подсудимые «тренировались» на простых людях. Но они «все знают сами» - ведь они «политологи»!».

Надеемся, что в конце концов суд расставит все точки над «i» и установит истину.

Александр РАЗУМНЫЙ

Loading...
Loading...