По Земле – без «Кед»

В конце сентября пятеро друзей из разных городов решили устроить себе авантюру: уехать в другую страну (в данном случае это была Дания) и попытаться там продержаться без денег, жилья и знакомых и заработать себе на обратный билет в Украину. Кто первый это сделает, тот и победил…

9-1

Ситуация усложнялась тем, что в Дании очень строгие законы, и просто так тебе работу не дадут.
В процессе соперничество переросло в сотрудничество, и дальше все работы выполнялись вместе; вместе они и улетели домой, заработав своим трудом необходимые средства. Чем только не приходилось заниматься успешным украинским бизнесменам – рубить дрова, заниматься строительными и садовыми работами! Они собирали банки и бутылки, разбирали мусор, собирали мебель, мыли посуду, выполняли работы в усадьбе.
Корреспондент встретился с участником приключения, известным днепровским бизнесменом, владельцем пивного ресторана «Кеды искусствоведа» в центре Днепра Денисом Жаткиным.
Ему 37 лет. Он женат и имеет двоих детей. После десяти лет работы в крупной компании бросил всё и в 2017 году открыл в нашем городе пивной ресторан. Когда ресторан «поднялся на ноги», мужчина решил проверить себя и в компании четырех друзей укатил в Данию. Без денег и знакомств.

- Денис, как возникла идея поехать выживать в Данию?
- Мы каждый год ездим с друзьями отдыхать. В этом году тоже собирались ехать в новую страну, но уже не в туристические места, а, например, в деревню, чтобы увидеть изнутри, чем живет страна. И уже во время обсуждения мы решили, что это должна быть Скандинавия, и появились четкие правила: куда лететь, как лететь, в чем смысл.

- А что у вас за компания такая, как вы сошлись?
- Мы вместе получали в Днепре альтернативное образование по психологии. Один из Харькова, я из Донецка, трое из Днепра – один уехал в Польшу, двое сейчас живут в Киеве.

- А откуда у вас эта тяга к авантюризму?
- Мы ехали за Осознанием. А вообще я считаю всех предпринимателей авантюристами. Например, мой ресторан - это тоже авантюра. Я никогда не занимался ресторанным бизнесом, и это была огромная авантюра.
Мне кажется, в авантюрах ты просто становишься уверенней в себе. Если экстремальный спорт приносит тебе всплеск адреналина, ради которого ты занимаешься дальше, дальше и дальше, то авантюризм – он другой. Ты не ради адреналина этим занимаешься, а для того, чтобы стать более уверенным в себе, ты преодолеваешь свои страхи, ты растешь.

- Вы до этого занимались совсем другими вещами. Почему ресторан?
- Не знаю... Я увлекался пивом, и мне нравилось пиво. Я ездил по пивным странам. До этого я работал наемным менеджером, руководил оптовой компанией. Может, девять, может, десять лет. И мне надоело работать в той сфере. Хотелось что-то поменять, новых эмоций. Хотелось, чтобы меня это драйвило (вызывало позитивные эмоции. - С.В.); тот бизнес меня уже не драйвил.
Хотел сначала открыть магазин с пивом. Потом понял, что мне приятно живое общение, и я люблю вкусно покушать. В результате пришел к этой идее. Нашел помещение, которое пустовало 20 лет, до этого тут была ткацкая фабрика. «Днепршвейкомбинат» тут был. Еще раньше тут были мануфактурные ряды Троицкого рынка. Конкретно здесь был Первый мануфактурный ряд; через дорогу – Второй. Я поднимал историю этого здания. Во время войны Первый мануфактурный ряд полностью был разрушен, осталось только это здание. Сразу после войны сюда и въехал «Днепршвейкомбинат», и они перестроили практически всё здание.
Нам пришлось вытаскивать залитые бетоном основания для швейных станков и менять планировку. Нам практически с нуля пришлось готовить помещение. Менять балки, убирать бетон, заливать бетон, что-то облегчать, что-то усиливать... (Именно во время этих на работ и были найдены кеды, которые дали название заведению. - С.В.)

- Как вы готовились к поездке? Разрабатывались сценарии?
- Старались не делать этого. Поначалу у нас была договоренность не готовиться к поездке. Но Леша, который живет в Польше, чуть раньше приехал в Данию и разместил информацию в датских эмигрантских группах, что мы едем. И за несколько дней нам уже начали писать. Мы старались до конца ничего не публиковать, чтобы сохранить новизну, но так получилось.
Как я понял, каждый в этом испытании ставил свои цели – кто-то выходил из зоны комфорта, кто-то проверял себя, кто-то искал свежие идеи...

- Какую задачу ставили себе вы?
- У меня не было сверхзадачи, у меня постоянная борьба с собственными страхами. Я всегда боюсь каких-то кардинальных решений, кардинальных движений... Потому что они приводят к чему-то неизвестному. И мне кажется, чем более человек обеспечен, тем больше он боится потерять то, что имеет. Соответственно, чем у человека меньше есть, тем меньше у него страх всё потерять.
Я бы удалил слово «стабильность» из русского и украинского языков. Мне кажется, что понятие «стабильность» надумано людьми, создано людьми, и оно оправдывает многие случаи бездействия. Это такой якорь, который ставишь себе, чтобы что-то не делать.
Состояние стабильности - это состояние покоя. А если посмотреть на природу, то в природе не существует состояния покоя. В природе в принципе невозможно состояние покоя; потому что, время не останавливается, растения не перестают расти, какие-то процессы не останавливаются... Остановка – это смерть. То же самое для человека или бизнеса: стабильность - это смерть.
Поэтому мы придумали слово «стабильность», чтобы оправдать свой страх будущего. И я всегда с этим борюсь; для меня это проблема.

- Удалось выполнить эту задачу?
- Мне – да.

- Я так понимаю, что в процессе поездки начальная концепция поменялась?
- Да, это уже были не соревнования.
Когда мы предварительно договорились, было одно. Когда приехали туда, то сели и проговорили наши цели. И поняли, что в целях, которые есть, не обязательно соревноваться, мы можем и совместно это сделать.
Нас спрашивают: «Были ли какие-то идеи, связанные с вашим бизнесом? Что-то вы придумали?» Нет, ничего мы не придумали. Когда ты находишься в стрессовом состоянии, когда тебе нечего есть и негде жить, то ты как-то особо идеи не генерируешь. Ты думаешь только о том, как себе заработать на жилье и на еду.

- Насколько легче поменять роль в неродной среде?
- Когда ты вырываешься в какой-то другой контекст – да, легче: нет знакомых, нет общества и нет общественного мнения. Следовательно, тебе легче.
Природа нас наделила органами чувств, чтобы ориентироваться в пространстве. А мы подменяем органы чувств мнением общества и пытаемся ориентироваться в пространстве за счет мнения общества. И если ты попадаешь в зону, где нет твоего привычного общества, нет и его мнения, следовательно, тебе легче перестроится и что-то поменять.

- А удалось ли посмотреть Данию?
- Да, мы по-другому посмотрели на страну. Во-первых, мы увидели ее изнутри. Нам удалось разобраться в специфике жизни эмигрантов. Мы много общались с эмигрантами. Они на нас сами выходили, писали, звонили, приезжали. Мы много общались.

- А что дальше?
- Еще не знаю. Но мы поменяем условия, потому что по тем же условиям будет неинтересно.

- Основное отличие Днепра в то м, что он не туристический; тут очень мало туристов. Тут есть своя тусовка, и всё.
А вообще мы работаем всего год, чтобы делать какие-то выводы о днепровской публике.

Сергей ВОРОБЕЙ

Loading...