Плоды сердечной пустоты

Дети держат в своих руках истину. Подчас родители этого не замечают или удержать не в силах. С годами юное поколение взрослеет. И неожиданно выясняется, что отцы и дети - чужие люди. Равнодушие, злоба, жестокость гасят слабый огонек надежды на примирение.

IMG_8665Мария Михайловна пришла в редакцию с одним желанием - чтобы выслушали. Вглядываюсь в страдальческий, печальный облик. И в то же время светлый. Хочу поймать на лице улыбку. Но - увы!..
- Я и забыла, что значит радоваться жизни, - читает мою мысль Мария Михайловна. В опущенных уголках ее губ появляются горестные складочки. В глазах - слезы.

Золотое время – дети золотые

Семь десятилетий послевоенного времени, кажется, промелькнули быстрей, чем прошли бесконечные четыре года войны. Что она может помнить о грозовых сороковых, когда в июне 1941-го ей, совсем еще крошке, было восемь месяцев от роду. С первых дней отец на войне. Но не дождалась семья солдата. Мать и семеро ее детей оказались без точки опоры. Без еды, одежды и хаты (оккупанты сожгли). Однако - слава Богу! - все чудом спаслись.

Окончив семилетку в пятнадцать лет, Мария пошла «в люди» - нянчить детей. Выросла, подыскала подходящую работу. Сначала - на кондитерской фабрике, в дальнейшем - помощницей крановщика на заводе им. К.Либкнехта, где проработала до пенсии.

Все у нее ладилось, и почти все сбывалось. Семья, дети, планы на будущее. Что касается мужа, то это - величина непостоянная. В этом Мария очень скоро убедилась. Глава семейства стал прикладываться к рюмке. Чем дальше, тем больше ему требовалось алкоголя. Во хмелю он становился буйным. Мог грубо схватить жену сильной рукой. Или ударить так, что потом у нее сутками гудела голова. Однажды замахнулся кулаком, и Мария заметила в руке нож. Вмешалась милиция. Мужу светил большой срок. Кто-то посоветовал откупиться квартирой (она числилась за ним). В итоге семья распалась.

После развода бывший муж семью «не беспокоил». О детях не заботился. Марию волновало одно: как заработать денег, чтобы дочь и сын ни в чем не нуждались. Всю теплоту души, любовь материнского сердца отдавала своим детям. По привычке больше думала о них, чем о себе.

- Когда сын и дочка отдыхали по путевкам в пионерлагере, то не могли дождаться окончания смены, - вспоминает Мария Михайловна. - Очень скучали. Сын говорил мне: «Мамочка, я так ждал встречи с тобой…». Люди знали, какие у меня золотые дети. А теперь дождаться не могут, когда меня не станет. Сын звонит по телефону: «Когда ты уже умрешь? Тебе цветы на похороны принесу». Так я им мешаю.

По словам Марии Михайловны, у внука тоже большое желание поскорее избавиться от родной бабушки. Даже врача-психиатра вызвал, чтобы потом доказать в суде: она не адекватна и не дееспособна.

- Слава Богу, доктор честным оказался, - делится с нами Мария Михайловна. - Сказал: «Считаю, что она здорова». И предупредил сына по телефону: «Над вашей мамой нависла угроза жизни. Звоните в милицию!».

Когда и по какой причине произошел надлом во взаимоотношениях близких по крови людей? Человеку, не посвященному в детали, трудно разобраться. Бывает, непонимание возникает тогда, когда родители приносят себя в жертву, отдавая детям себя без остатка. Как известно, жертву не любят. Элементарно не уважают. Надо бы поменять привычку: лучший кусочек сыночку или дочке. Лучшую одежку - тоже им. «Они растут, им надо. Сами как-нибудь перебьемся». Когда отцы перестают уважать себя, дети и не подумают, чтобы пожалеть родителей. («Зачем это им? Они уже старые»).

Все пытаюсь объяснить себе плоды сердечной пустоты, которые «появляются ниоткуда». Может, влияет среда, которую молодежь выбирает самостоятельно, не задумываясь о последствиях? Или низкий уровень культуры, когда дети мало что могут почерпнуть у родителей? Может, неумение родителей поговорить за чашкой чая, когда можно выслушать ребенка, что-то посоветовать ему, обогреть теплым словом?

Мария Михайловна очень жалела внука, когда был маленьким и уже в школьном возрасте. Жизнь с отчимом оказалась несладкой.
В народе правду говорят: чем добрее душа, тем сложнее судьба. Когда встречаешься с проявлениями жестокости по отношению к людям слабым, старым и немощным, спрашиваешь себя: «Неужели человеку нужно пережить катастрофу, чтобы что-то понять?!».

Квартирный вопрос

В этой семье к катастрофе привел квартирный вопрос. Все начиналось с того, что Мария Михайловна лелеяла в душе мечту - обеспечить детей жильем. В этом ей хорошо помогла старшая сестра, Матрена. На свои сбережения она купила небольшой дом и завещала его племяннице.

У сына Марии Михайловны своего жилья не было, и это очень беспокоило мать. Она решила разменять трехкомнатную квартиру. Сделала это по своей инициативе. В двухкомнатную переехал сын, однокомнатную «чешку» заняла сама. Это был хороший вариант. Казалось, живи и радуйся.

Неожиданно нанес визит дорогой внучек со своей женой. Стали они просить бабушку продать свою замечательную квартирку. И купить другую, чтобы у них тоже появилось свое жилье. Сулили золотые горы: «Досмотрим на старости лет. А если заболеешь - вылечим. Получишь полный уход». Ей бы подумать хорошенько, посоветоваться с нотариусом, посетить юридическую контору - их в областном центре пруд пруди. Взвесить бы Марии Михайловне все «за» и «против», прежде чем давать согласие. Но она повелась на обещания.

Продала современную «чешку» и купила квартиру в старом доме барачного типа. Оформлением документов занимался внук. Две комнаты и кухня достались его семье. А Мария Михайловна поселилась в комнате-пристройке, сложенной в один кирпич и не приспособленной, по ее словам, для жилья. Так она оказалась в помещении, где стены и потолок покрыты черной плесенью.

- Мои родственники, взявшие на себя большие обязательства, - кормить, ухаживать в случае болезни, покупать лекарства, - устранились. Они ни разу не навестили меня, когда тяжело болела и лежала в больнице. Мало того, забрали мои сбережения, которые оставались дома после купли-продажи квартир.

Хотелось построить рай в шалаше…

Доброта - это хорошо, но она тоже стоит денег. Кроме доброты, у человека должна быть еще и житейская мудрость. В таком случае вариант продажи своей квартиры был бы исключен. Марии Михайловне хотелось построить рай в шалаше, но рая не получилось. Спохватившись, она стала просить внука, чтобы переоформил документы на нее («ведь после моей смерти вам все равно квартира достанется»). В ответ над ней посмеялись. Невестка крикнула в лицо: «Чтоб ты сдохла!».

Теперь уже не оставалось сомнения - перспективы нет. Финал будет не в ее пользу. Но Мария Михайловна на что-то еще надеялась. Кинулась в районную прокуратуру. Там посочувствовали и посоветовали подавать исковое заявление в суд. Чтобы выиграть дело, она решила нанять частного адвоката. Судебный процесс обошелся в 7 тысяч гривен - своих сбережений у нее почти не было, пришлось взять в долг. Но процесс закончился не в пользу Марии Михайловны. И это несправедливо, считает она. Ей предложили оспорить решение в апелляционном суде. Но, во-первых, времени на это не оставалось. Во-вторых, адвокат предложил ей внести еще 3 тысячи гривен.

- На это сказала ему: «Я такие деньги заплатила, и вы не сумели меня защитить». А теперь у меня и копейки нет за душой. Так что не с чем туда идти. Адвокат ответил: «Тогда вы потеряете квартиру», - расплакалась Мария Михайловна.

Каждый из нас за свою жизнь делает ошибки - одну, другую, третью. И может попасть в сложную ситуацию. В данном конкретном случае Марии Михайловне можно только посочувствовать. Но она сама выбрала свой путь…

Мы попытались связаться с родственниками Марии Михайловны и поинтересоваться, чтобы разобраться объективно, понять, что привело к конфликту. Увы, вместо близких на контакт вышла адвокат второй стороны, которая вряд ли могла рассказать, откуда пришло горе в некогда счастливую семью.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Когда верстался номер, мы узнали, что Мария перенесла тяжелейшую операцию. Пожелаем здоровья и сил нашей читательнице.

Метки: дети, жилплощадь, суд
Loading...
Loading...