Нужно просто жить

В мае 1945-го 23-летний командир артиллерийского взвода Иван Сулиган расписался на развалинах Рейхстага.

Ростки Победы появились в 41-м

Ветеран в день своего 90-летия

Ветеран в день своего 90-летия

В июне 1941-го Липовка, как и вся планета, была на 74 года моложе. Ну что могло быть выдающегося в этом небольшом винницком селе, население которого даже в третьем тысячелетии не дотягивает и до полутора тысяч? Но 19-летнему Ване Сулигану родное село казалось самым прогрессивным и передовым на свете. В нем, как и в самом парне, пульсировала неукротимая всепобеждающая юность.
- Все складывалось так замечательно. Только-только жизнь наладилась, - вспоминал Иван Васильевич. - Строились дома, радовались люди. Один сплошной восторг! И вдруг война…
В начале того рокового лета Иван уже служил артиллеристом и свято верил в мощь советского оружия.
- У нас же чудо-пушки! Гаубицы 152-мм и 122-мм. У них дальнобойность до 25 километров! Кто ж осмелится на нас напасть? Кто попрет!? – рассуждал солдат. – Да и Виссарионович никогда такого не допустит!
Но осмелились и поперли. Война накатила на могучую страну, точно грозная туча. Странность первых окопных будней испытали тогда миллионы фронтовиков. «Как это случилось? Почему это произошло с нами? Как поведет себе Сталин, что он сделает в ответ?», - такие вопросы задавали себе в июне 1941 года почти все.
- Виссарионовичу верили, как Богу, - рассказывает Иван Сулиган. - И когда он отказался ехать в эвакуацию и остался в Москве, мы воспряли духом. Врага можно победить, и мы это сделаем!
Так победа над собственным малодушием будущего Генералиссимуса удвоила, утроила уверенность сотен тысяч солдат и офицеров, их жен и родителей в том, что враг будет разбит, и Победа будет за нами. Впрочем, уверенность эта проявлялась не вдруг и не сразу, а прорастала в душах постепенно. И это были ростки большой майской Победы. Огромной, как небо. Одной на всех.

Никогда не думал о смерти

Таким Иван Васильевич был на фронте

Таким Иван Васильевич был на фронте

Фамилия у Ивана Васильевича почти хулиганская. Только в первой букве все отличие. Быть может, в молодости он и был хулиганом?
- Вовсе нет,- отвечал ветеран. - Вся моя жизнь в труде. Работаю практически с четырех лет. Наверное, это от отца – сельского фельдшера. Вот и война - тоже работа – опасная и тяжелая, но все-таки работа.
Воевал-трудился Иван Сулиган на бронепоезде, проверяя в деле силу советской артиллерии. И она почти всегда была на высоте.
- Однажды мы сбили вражеский самолет, - вспоминал фронтовик, - но случалось, что и нам крепко доставалось от фашистов. Однажды под Курском у нас заклинило орудие. Мы с командиром расчета возились с затвором, и тут в поезд угодила бомба. Взрывной волной нас выбросило. Все в огне и в дыму. Заряжающий и подносящий снаряды вроде бы в порядке, а я сильно обгорел. Спина в считанные минуты покрылась волдырями от ожогов. Пришлось несколько недель в полевом госпитале провести. Но до сих пор обожженная спина не дает забыть тот бой.
Так война, а, быть может, будущая Победа оставила свой автограф на теле советского артиллериста, а сам он понял, что вся жизнь, фронтовая или мирная, тоже труд. Работа, в которой есть место и разочарованиям, и обретениям, и подвигам и, конечно же, победам.
- Я никогда не думал, что меня убьют, - отмечает Иван Васильевич. - Просто жил, несмотря ни на что. Нужно просто жить. Жить и терпеть.
Этот эпизод из боевой биографии фронтовика запомнился на всю жизнь. А картинка убитого села до сих пор порой мешает уснуть.
- В 43-м мы стояли под Орлом, - вспоминал ветеран, - И когда вошли в оставленное немцами село, волосы встали дыбом.. Повсюду трупы, трупы, трупы. Стариков, детей, женщин. О жизни напоминали только густые некошеные заросли бурьяна, журчащий в овраге ручей и множество мух. Все дома и избы были сожжены и разрушены. Уцелела только сельская церковь. Ее стены исцарапали снаряды и ранили осколки разорвавшихся неподалеку бомб, но само здание разрушить не удалось…
Так не удалось войне опустошить души фронтовиков. Во всяком случае, большинства из них.

Нарисованная медаль не хуже настоящей

Победной весной 1945 года воин-артиллерист не принимал участия в штурме Рейхстага. За здание германского парламента дрались другие. Но когда за несколько дней до окончания войны Ивана Сулигана командировали в Берлин, он также оставил свой автограф на развалинах последнего оплота фашистов.
- 7 мая еще продолжались локальные бои, - вспоминал Иван Васильевич. - Фрицы засели в подвалах и отстреливались. Кстати, далеко не все немцы радовались своему освобождению от фашизма. В наш адрес высказывались проклятия и угрозы. Когда мы шли по Александр-штрассе, с верхних этажей на нас выливал помои, сыпали мусор, бросали грязные тряпки. И это тоже надо было стерпеть. Ну а на арке Рейхстага я с удовольствием расписался. За себя и погибших товарищей, за расстрелянное под Орлом село и родную Липовку, многие жители которой не вернулись домой. За Победу! Нашу Победу!

Боевой расчет. Иван Сулиган (крайний справа)

Боевой расчет. Иван Сулиган (крайний справа)

После войны старший лейтенант Иван Сулиган выбрал профессию, которой всегда гордился: Родину защищать. Он служил на Украине, в России и в ГДР, а потом командовал учебной батареей в Днепропетровском артучилище. В отставку Иван Васильевич вышел настоящим полковником.
Мужество фронтовика в обычной, гражданской жизни обернулось долготерпением и…скромностью.
- Папа никогда не кичился своими заслугами, не пользовался льготами и привилегиями, - рассказывает дочь ветерана Людмила Ивановна. - Не ходил на поклон, чтобы дали квартиру. И мы много лет ютились в съемной комнатке в Аптекарской балке. Ну а папа говорил: «Кому-то еще хуже, и ничего, живут себе» Он вообще никогда не жалуется и не унывает. Дождик пошел – хорошо: урожай будет, солнышко палит - тоже замечательно: на улице и на душе светлее стало.
Но и сегодня, разменяв десятый десяток, ветеран не может смириться с тем, что обижают Родину. Его Родину - Москву, Орел, Винницу с ее Липовкой, Днепропетровск, всю огромную страну, на защиту которой он встал 74 года назад. Потому он часто бывал в школах и рассказывал мальчишкам и девчонкам свою, настоящую правду о войне. И эта правда находит отклик в детских душах.
Боевые награды офицера впечатляют – орден Отечественной Войны, два ордена Красной Звезды, медали. Ну а обратил внимание на самую необычную медаль – бумажную. Ее нарисовала маленькая девочка, которой Иван Васильевич рассказывал о боях и сражениях. На лицевой стороне детской награды можно скорее догадаться, чем прочесть: «За отвагу». И, возможно, рукой малышки свой автограф начертала сама юность. И разве это не признание заслуг 94-летнего ветерана? Не новая его Победа?!

Александр Разумный

Метки: Иван Сулиган
Loading...
Loading...