Несгибаемый. Часть 5

Тем морозным утром Юрий почувствовал то, во что так хотелось верить, но было страшно и разувериться: свобода где-то рядом. Ему сказали: нужно, мол, еще немного подождать, тебе должны привезти документы, а пока что мы тебя спрячем. Поживешь немного среди ополченцев, только никому не рассказывай, кто ты и откуда. А мы предупредим, чтобы тебя не трогали.

“Когда вернулся домой – в загул не пошел!»

Счастье – это мир…

Счастье – это мир…

- Меня поселили на окраине Луганска – в четырехэтажной гостинице, которая была забита наемниками из России, - вспоминает Юрий Лазаренок. – Со мной в номере жил Яша из Екатеринбурга – симпатичный парень. Я его и спрашиваю: ну, как там, мол, дела в России? У меня там родственники – думаю, может туда податься (на самом деле я, конечно, никуда подаваться не собирался). А он и отвечает: «Ой, там хреново! Работы нету, узбеки, таджики понаехали – за еду работают… Вот, сюда приехал воевать – 460 долларов в месяц вроде бы обещают». Ах ты, думаю, гад… В той гостинице я наконец принял горячий душ – до этого в основном над унитазом мылся, менты в душевую очень редко меня пускали. А через пару дней, 16 февраля, меня вывезли за город. Наша машина остановилась с включенными фарами, а напротив, через поле, стояла такая же, только с украинской стороны. Мне сказали: ну, иди… Уже позже я узнал историю моего спасения. Освобожденная из ИВСа сепаратистка связалась с моими родными, жена вышла на наших волонтеров. Те договорились с российскими волонтерами, которые помогают освобождать украинских пленных, они связались с представителями регулярной российской армии: мол, надо забрать из Стаханова одного человечка. Думаю, те даже не объясняли дремовской банде, зачем они меня забирают. Вывезли на свой блокпост, оттуда передали в Старобельск, где стоял батальон «Айдар». Вечером того же дня я уже был в Харькове, а там меня передали местному лидеру самообороны. 17 февраля я приехал в Днепр – тут меня встречали жена и сестра, обе Татьяны.
Вот как описывает эту встречу сайт http://www.5692.com.ua: «На въезде в Днепродзержинск Юрия встречали друзья, сотрудники, активисты общественных организаций, СМИ и просто горожане. Боец был искренне смущен, однако общался с улыбкой и поблагодарил всех присутствующих. Своим главным ангелом-хранителем Юрий назвал жену Татьяну. Именно эта женщина, по его словам, не теряла надежды, продолжала поиски и предпринимала  все возможные усилия, чтобы вернуть бойца домой.
Татьяна в свою очередь поблагодарила за поддержку волонтеров, которые тоже принимали участие в освобождении Юрия. До самого дома героя сопровождал кортеж из автомобилей».
- Когда домой вернулся, в загул не пошел! – улыбается Юрий. – Я такой «алкоголик»… Три рюмки пива – и хватит! Признаюсь, больше закусывать люблю, чем  пить – так что по возвращении старался наговориться вволю со своими. Конечно, домашняя еда была куда приятнее, чем тюремная баланда. В ИВСе  ведь приходилось даже перловку с мышиным пометом есть: он разваривался и  становился таким кругленьким… Я, помню, поначалу его выбирал, а уже позже решил: буду кушать, чтобы не помереть с голоду, там ведь все-таки есть какие-то калории…
- Я спустя какое-то время созвонился с той сепаратисткой, которая мне помогла выбраться на волю, - вспоминает бывший узник ИВСа. -  Она  среди прочего жаловалась: у нее мать – сердечница, а лекарства там, в Стаханове, только из-под полы – как наркотики. Так что если ты или твои родственники не в лнровском ополчении, из сферы медицинского обслуживания  автоматически выпадаешь. Пенсию минимальную там сделали 1800 рублей – из нее даже просто «коммуналку» оплатить нереально, не говоря уже обо всем остальном. Многие для того, чтобы хоть как-то прожить, продают золото, которое есть в семьях еще с советских времен – даже фиксы изо рта вынимают. Та девушка рассказывала, что захотела сдать в ломбард бывший в употреблении мобильный телефон – нормальный, Nokia 2015 года. Так за него ей аж 5 гривен предложили!

«Хочу опять в АТО. Скучно здесь…»

Юрий Лазаренок (слева): «Контрабанда не пройдет!»

Юрий Лазаренок (слева): «Контрабанда не пройдет!»

Дома, конечно, отлеживался, балдел. Потом ринулся в общественную деятельность: вступил в партию «Свобода», стал членом общественного объединения «Патриот-2015», которое в Каменском основали ветераны АТО. Стал принимать участие во всяких мероприятиях: то в школе детям о войне рассказывал (конечно, то, что можно было им говорить), то в разных акциях участвовал, причем не только праздничных. Вместе с такими же, как я, «бомбил»  браконьеров, наводил порядок в «разливайках». Приятно замечать, что в том числе и благодаря нашим усилиям в городе что-то меняется к лучшему. На улицах становится чище, люди начинают ответственнее относиться к тому, что их окружает. Ну, еще здоровье немного пришлось поправить в госпитале: у меня ведь полная голова осколков была, еще после того боя…
В Днепропетровском военном госпитале Юрий надолго не задержался: вскоре вернулся в свой 42-й батальон. Это военное формирование сепаратисты называли «черным батальоном» и считали его особо опасным. Такая же ситуация здесь и сейчас. Попал на блокпост, который находился на линии разграничения. Довелось ловить контрабандистов: Лазаренок вспоминает, что самый большой улов тогда был – 15 килограммов золота. Попадались и серебряная посуда, дорогая кухонная утварь, и даже 100 тысяч долларов наличными. Контрабандисты нас уверяли, что бабушкам в Горловку пенсию везли! В другой раз целую тонну пива обнаружили… Словом, заняться было чем.
- Сегодня я опять прохожу медкомиссию – дома, в Каменском, «отшили», так я в Кринички поехал, - рассказывает Юрий Лазаренок. – Хочу опять в АТО. А что тут делать? Скучно здесь… У меня же третья группа инвалидности – куда я пойду? Вахтером в женское общежитие? Не хочу…
Мы беседовали с Юрием солнечным осенним днем в одном из днепровских скверов. Рядом шумела малышня на детской площадке, переливался всеми цветами радуги фонтан… А когда наш долгий разговор все-таки подошел к концу, прямо перед лавочкой, на которой мы сидели, около клумбы с красивыми красными цветами появилась пара новобрачных. Они пришли сюда, чтобы сделать фото на память об одном из самых светлых дней в их жизни. «Молодость… Счастливые…» - улыбнулся мой собеседник. Наверное, в этот момент ему – так же, как и мне – не верилось, что всего лишь в каких-то 250-300 километрах отсюда жизнь протекает совсем по другим законам – не человеческим, а волчьим. Я тоже сфотографировала Юрия на фоне этой клумбы – и он тоже показался мне в это мгновение каким-то по-детски счастливым… Думаю, очень символично, что мы заканчиваем серию публикаций о Юрии Лазаренке именно в канун Дня защитника Украины. И не только потому, что он опять собирается на войну. А потому, что такие, как Юрий, и есть наши настоящие Защитники. Спасибо Вам!

Жители Каменского встретили Юрия (в центре) с желто-голубым букетом

Жители Каменского встретили Юрия (в центре) с желто-голубым букетом

Юлианна Кокошко

Loading...
Loading...