Несгибаемый. Часть 2

Продолжение. Начало в номере за 15 сентября

«Я был похож на кусок отбитой печенки»

Следующее утро для Юрия Лазаренка началось с побоев. Сепаратисты поиздевались, потушили на голове у пленного окурки и снова «упаковали» его в багажник: путь лежал на допрос в военкомат города Стаханова. Туман в голове постепенно начал развеиваться, и Юрий смекнул: если он хочет хотя бы попытаться выжить, всю правду говорить нельзя. Признался, что служил в 42-м батальоне территориальной обороны, однако соврал, что только что прибыл на фронт – повоевать толком не успел. А «сепары» сразу начали давить на психику: мол, в том бою вы наших так и не достали, а мы ваших перебили всех – ты один в живых остался. К счастью, лнровцы не понимали, что такое «батальон территориальной обороны». И не догадывались, что такие военные формирования процентов на 80 состоят из добровольцев, одним из которых и был Юрий...
- После допроса путь мой лежал на «экскурсию» в Первомайск, - вспоминает Юрий Лазаренок. - Там в это время как раз трупы эксгумировали – их ведь закапывали где угодно, в песочницах, например. Вот меня и привезли посмотреть на это: там были тела стариков, детей. Мол, полюбуйтесь, что вы, бендеровцы, творите! А ведь кто их убил – непонятно... Потом меня во второй раз «расстреляли»  - для видео. Мне еще, кстати, повезло: только два раза «расстреливали», а некоторые пацаны мне рассказывали, что с ними такое «шоу» по два раза в день устраивали – еще и с «повешанием», бывало. Такое своеобразное давление на психику в расчете на то, что кто-то сломается, начнет что-то важное рассказывать. А у меня  будто какая-то блокировка включилась: вроде бы я в другом мире нахожусь, словно аутист. Более или менее нормально соображать я начал где-то через неделю: стало все болеть, поломанные ребра почувствовал... А тогда, когда меня покатали по всем блокпостам Первомайска, я стал похож на кусок отбитой окровавленной печенки. От меня люди шарахались...
Невозможно забыть и такой эпизод. По дороге от Первомайска до Стаханова бандиты остановили автобус, наполненный пассажирами – люди даже на  подножках висели. И стали кричать: смотрите, мы поймали укрофашиста, который бомбил ваш город! Юрий подумал: ну все, сейчас они выйдут и разорвут меня на тысячу лоскутов. Но в ответ – тишина. Не вышел никто, и только из середины автобуса раздался пронзительный истеричный голос одной женщины: «Сволочь!». Срезанные с формы Юрия шевроны «сепары» стали совать подросткам на ступеньках: мол, возьмите на память! А они смотрели на этот безумный спектакль в театре абсурда   с опаской: стало ясно, что новую власть местные жители боятся гораздо больше, чем «бандеровцев».

юрий 1
«Казачий атаман Павел Дремов приказал меня не убивать»

- Потом какой-то сердобольный казачок налил мне в миску супа, и даже водки налил, - рассказывает Юрий. - Но в меня ничего не лезло... А суп был наваристый: с вермишелью, с мясом. Они тогда еще хорошо питались: только начали грабеж, обещали всем много хорошего – не понимали, куда встряли...  Уже позже я узнал, что лнровцам был дан приказ меня не трогать – так повелел казачий атаман Павел Дремов. От военкомата города Стаханова меня вместе с другими заключенными (их было человек 30) повели в изолятор временного содержания, который существовал при городском отделе милиции. Я в колонне был замыкающим – видел всех, кто шел передо мной. Внимание привлекла одна женщина лет 55-60. Подумал: а ее-то за что взяли? Вокруг – одни ополченцы люмпенского вида. Ясно, что угодили в тюрьму за драки, мародерство или что-то подобное... Парень, который шел рядом с той женщиной, увидел, что я с жадностью смотрю на бутылку с водой в его руках. И он протянул мне ее – возьми, попей...  Я опешил. Как, мне, пленному «укропу» – воду?! А насчет той женщины я уже позже узнал: это была местная знаменитость мама Рита, которая «держала» весь Стаханов и его окрестности. Дремов поставил ей условие: нужно собрать миллион долларов. И она его собрала – в Стаханове, где до войны было около 100 тысяч населения, а сейчас вообще половина осталась!  На что лнровцы ей сказали: нет, Рита, сильно долго ты его собирала. Давай еще три. Она не смогла – вот и поплатилась. Уже гораздо позже мама Рита стала подкармливать меня в плену: то печенюшку передаст, то чаек...

юрий 3
В изоляторе временного содержания – ИВС – Юрий Лазаренок сразу попал в карцер. Постепенно ему стало ясно, что в так называемой ЛНР  далеко не все поддерживают сепаратистов. Сначала дремовская власть много наобещала людям, однако уже скоро наступила пора разочарований, причем очень горьких. Пропала вода, остановились шахты, не стало зарплат и пенсий... В общем, жизнь стала совсем не такой, какой была раньше, и уже своем не такой, как о ней красиво рассказывали атаманы. В карцере Юрия встретили «параша», умывальник и нары. Было и окно, которое слегка приоткрывалось для проветривания. В эту щелочку Юрий, встав на цыпочки, смотрел и думал: «Где-то же есть жизнь, люди...». Через месяц пленный начал разговаривать с умывальником – стала попросту ехать крыша. Милиции, охранявшей заключенных, лнровцы «представили» Юрия  как кровожадного зверя: это, мол, спецназовец, который убивал людей голыми руками. А он ведь  был весь в крови, да еще и чем-то заляпанный... Правда, чем именно он был перепачкан, Юрий вскоре сообразил. Это были мозги его боевого товарища Игоря, которому во время боя оторвало голову. Только через неделю после начала отсидки охранник дал Юрию мыло, и он смог постирать свои вещи...

юрий 2
Продолжение следует

Справка «ДВ»
Павел Дрёмов, прозвище — «Батя» (22 ноября 1976-12 декабря 2015) — военный деятель т.н. Луганской Народной Республики, казачий атаман Всевеликого Войска Донского, комендант северодонецкого и стахановского гарнизонов. В ЛНР считался «легендарным командиром». Ему приписывали попытки создания «Стахановской казачьей республики». Павел Дремов проходил службу в украинской армии в звании младшего сержанта (1994-1996). До конфликта на Востоке Украины работал каменщиком. Весной 2014 года участвовал в штурме Луганского СБУ, затем стал одним из командиров стахановской казачьей самообороны. В конце декабря 2014 года в сети большую популярность завоевало видеообращение Дрёмова, в котором он с использованием ненормативной лексики дал свою жёстко критическую оценку руководству т.н. ЛНР. В феврале 2015 года был включён в чёрный список Европейского Союза. Погиб 12 декабря 2015 года во время поездки на собственную свадьбу во Дворец культуры им. Горького (Первомайск) от взрыва бомбы, установленной в машине, в районе населённого пункта Ирмино на трассе Стаханов — Первомайск: вероятно,  машину на свадьбу Дрёмову подарили с заранее заложенной бомбой.

Метки: АТО, герой, плен
Loading...
Loading...