Не сметь своё суждение иметь!

Вы никогда не задумывались, уважаемые, почему все наши радикальные реформы безрезультатны, а власть коррумпирована? Да потому что боролись со следствиями, вместо того, чтобы устранять первопричины нашего затянувшегося системного кризиса.
Рассмотрим сквозь призму исторического опыта одну из главных причин реформаторского фиаско.
Начнём с устоявшихся мифов и истин, не требующих доказательств. «Во всех бедах виновата власть… Ату её!!!» — нет более устоявшейся и популярной оценки причины наших бед и убожества. Затем, сославшись для убедительности на выработанное ещё в античные времена право насильственного свержения дискредитировавшей себя власти, закрепленное в ряде конституций современных демократических государств, дружно реализуем его на Майдане. И с его же помощью приводим к власти очередного самого горластого и «многообещающего» владыку.
проросли
Вручив ему по сути неограниченные бразды правления, празднуем очередную историческую победу и с надеждой ждем, когда взошедший на престол владыка, наконец, наведёт в стране порядок, повыведет бандитов, воров и коррупционеров. Дружно забывая, что сделать это  наша с вами прямая обязанность (!), чётко зафиксированная в статье 5 Конституции Украины:
«…Единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти, и органы местного самоуправления».
Из чего следует, что власть по отношению к народу может позволить себе ровно столько, сколько согласен позволить ей и терпеть от неё в лихолетье народ. Только вот ведь беда: не ограниченная эффективным контролем со стороны своего «источника» власть также имеет устоявшиеся привычки и мнения типа «на то и власть, чтобы красть». В результате круг замыкается, мы снова идем на Майдан, и всё повторяется сначала.
Теперь взглянем на систему функционирования государственной власти в США, Европе, где за её действиями осуществляется тотальный контроль через широчайшую сеть общественных организаций, в которые объединяются самые активные граждане. Их конституционное право на контроль своих избранников охраняют абсолютно независимые от исполнительной власти законодатели, суды и четвёртая власть — СМИ. Только такой взаимный контроль обеспечивает высокую устойчивость политической системы.
А что у нас на постсоветском пространстве? Как суды, так и законодательная власть вкупе с декоративным местным самоуправлением и четвёртой властью в лице средств массовой информации в Украине давно превратились в мальчиков на побегушках при высшей «исполнительной» власти, формируемой на основе олигархического консенсуса. И это закономерно, потому как контроль за ними со стороны общества практически отсутствует.
Согласитесь, что в данных условиях ни очередная смена власти, ни самые радикальные реформы не могут дать ожидаемого результата, так как инициативы гражданского общества гасятся вышеупомянутым консенсусом. А всё возрастающее недовольство общества, начинающего мечтать о сильном лидере, гасится, в свою очередь, всё возрастающим «закручиванием гаек».
Народу невдомёк, что стабильность общественного строя, по меткому замечанию академика Г. Наана, тем ниже, чем больше его члены верят, что ее можно добиться главным образом этим самым «закручиванием гаек» или властью «сильной руки».
Вот так и мечемся, высунув язык, в этом ментальном колесе от Майдана к Майдану вместо того, чтобы разорвать замкнутый круг, взяв контроль над властью в свои руки.
Безусловно, понимание сложившейся ситуации пришло к наиболее продвинутым членам нашего общества даже не вчера. На местных выборах 2006 года, например, избирателями был фактически вынесен приговор партийной системе выборов и организации на ее основе местного самоуправления. Нигде в Украине не прошли явные партийные выдвиженцы.
Избиратель проголосовал не за популистских партийных витий, а за кандидатовпрактиков, обладающих менеджерскими способностями. По мнению руководителя Днепропетровской ассоциации аналитиков политики Владислава Романова, это и была третья сила, которая активно выходила тогда на политическую арену.
В обществе сработал инстинкт самосохранения,  ведь заложником системной политической коррупции, непрекращающихся драк политиков в результате поспешного, непродуманного перехода к пропорциональной системе выборов стали экономика и социальное положение народа. Социологи фиксировали неуклонное падение имиджа и авторитета партий в обществе.
Подхваченная благодаря этой новации болезнь — своеобразный аналог раковой опухоли организма партийной системы, когда неконтролируемое развитие одной функции — борьбы за власть и порождённой ею коррупции! — отравляя его ядовитыми отходами своей жизнедеятельности, угнетает до полного уничтожения остальные, гораздо более важные. Напомню, согласно Д. Эптеру, «основная функция политических партий — структурировать общественное мнение, измерять его состояние и сообщать ответственным членам правительства и руководству так, чтобы руководители и подчиненные, общественное мнение и власть разумным образом сблизились друг с другом». Принцип представительной власти в цивилизованных обществах целиком основан на этих связях.
Мы же наблюдали утратившую всякую меру и цивилизованность саморазрушающую борьбу за власть партийных формирований и быстрый рост коррупции. Их результаты: в народном сознании — «чума на оба ваших дома!», в системе представительской власти — практически парализованные Верховная Рада и подавляющее большинство местных органов самоуправления. Наглядный пример — Днепропетровские городской и областной советы того времени.
К счастью, демократическое общество — живой организм. В случае болезни и отказа одних органов их начинают замещать другие. В нашем случае  общественные организации. Только поэтому мы до сих пор не скатились окончательно в бандократию или охлократию.
Напомним: основная функция общественных организаций  «выступать своеобразным буфером между гражданами и государством, обеспечивать налаживание между ними диалога и решать таким образом реальные и насущные проблемы граждан». Такова практика, принятая во всех цивилизованных странах.
Надо отметить, что, начиная с 2006 года институты гражданского общества развивались очень бурно. Назревал их переход в новое качество. Общественные организации и движения вырабатывали эффективный механизм влияния на принятие решений в государственном и местном управлении.
Речь, безусловно, не о тех «однодневках» под политические проекты и политиков, ими же созданных, финансируемых и поддерживаемых. Только в Днепропетровске тогда активно действовало не более двух десятков общественных организаций, а зарегистрированных было более 1200.
Для наглядности приведем любопытную сравнительную статистику, почерпнутую из рейтинга политической активности Днепропетровска, мониторинг которого велся тогда днепропетровским отделением Института Горшенина. Так, с 7 апреля по 15 мая 2008 года 12ю наиболее активными политическими партиями здесь было проведено 41 мероприятие. В то время как аналогичным количеством общественных организаций — 108. Почти в 2,5 раза больше! При этом не надо забывать, что организационнофинансовый ресурс партий, особенно парламентских, неизмеримо больший, чем общественных организаций регионального масштаба.
Первой угрозу своей монополии на всевластие осознала исполнительная власть. Если процесс своего контроля нельзя остановить, предусмотрительно решили в высоких кабинетах  его нужно возглавить. Именно в тот период на местах и в Центре, как грибы после дождя, стали штамповаться общественные советы при различных органах государственной власти.
Вся эта возня реализовалась благодаря Постановлению Кабинета министров Украины от 03.11. 2010 г. № 996 «Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики». Им устанавливается, что общественная экспертиза проводится общественнымиорганизациями, физическими и юридическими лицами в рамках публичногообщественного обсуждения проектов нормативноправовых актов всоответствии с Порядком, утвержденным этим Постановлением.
Цель благородная и крайне актуальная. Надо отметить, что ещё в 2008 году «Зеркало недели» обратило внимание на пример других реформируемых стран, который демонстрирует, что «успешная реализация комплексных программ развития вполне реальна при слаженной работе всех ветвей власти и общественном контроле за ходом реформ. Преобразования такого масштаба удались тем странам, где в условиях демократии граждане, власть и политики чувствовали общую ответственность за достижение единых целей”.
Вот только реализация этого постановления, как показала практика, имела абсолютно противоположные задачи создать послушные власти общественные советы, которые будут продуцировать общественный «одобрямс» любой властной ахинее. Что и демонстрирует семилетняя история создания и деятельности общественных советов как при Днепропетровском городском совете, так и облгосадминистрации.
К примеру, затянувшаяся борьба общественных активистов с чиновниками облгосадминистрации за право иметь своё суждение  тема отдельного захватывающего дух фельетона.
Но вот, казалось бы, наступили новые времена, когда в условиях военной агрессии отсутствие реальных реформ угрожает уже самому существованию государства. То есть, и состоящим у него на службе чиновникам. И что же?.. Да всё то же!!!
Они и ныне готовы трупами лечь, но не допустить реального инакомыслия и критики в оценках деятельности власти. Даже несмотря на то, что своими действиями ведут страну в политическую и экономическую прорву. О применяемых ныне ими методах — в следующей публикации.
Василий СУХОВ, общественный деятель, правозащитник,
Вадим КЛИМЕНТЬЕВ, член Правления областной организации Национального союза журналистов Украины

Метки: власть, коррупция, общественники
Loading...
Loading...