Наш Тихонов — не хуже Штирлица!

Нас, журналистов «ДВ», всегда очень трогают письма, которые нам присылают давние подписчики. Спасибо вам большое за верность газете! Об инвалиде Второй мировой войны І группы, полковнике в отставке Владимире Тихонове нам рассказал его правнук Влад Лютиков. 27 августа Владимиру Михайловичу исполняется 90 лет. Такая замечательная дата, несомненно, заслуживает того, чтобы рассказать об интересной судьбе нашего читателя. Кстати, «Вечерку» он выписывает уже 45 лет!

Ранение настигло после Великой Победы

тихонов

Дожить до такого преклонного возраста Владимиру Тихонову, видимо, помогли гены и сибирское здоровье: родился он в Красноярском крае. Когда началась война, братья Володи были сразу призваны в армию, ушел на фронт добровольцем и отец. Тогда дивизии, сформированные из сибиряков, были брошены на оборону Москвы: вскоре в село, где жили Тихоновы, стали пачками приходить похоронки... А когда стало известно, что глава семьи погиб, Володя попросил сестру, работавшую в ЗАГСе, набросить ему лишний год. Так в 17 лет, не окончив даже средней школы, он попал в армию. В учебном полку Володя Тихонов надолго не задержался: проучившись три месяца, он вместе со своим другом, который тоже хотел отомстить за погибшего отца, решил бежать из тыла на фронт. Когда беглецов обнаружили, сказали им: ох, вы и дураки! Дезертиры бегут с войны, а вы рветесь туда...». Тихонов попал в третий батальон 22-го стрелкового полка 92-й стрелковой дивизии. Капитан Яков Марков заменил парню отца...

- Зима 1943-1944-х годов выдалась очень холодной: нам выдавали три раза в день по 100 граммов спирта, - вспоминает Владимир Тихонов. – Мы участвовали в страшных боях по снятию второго кольца с блокадного Ленинграда. Эти жуткие воспоминания остались со мною на всю жизнь: замерзшие трупы в снегу, мертвые люди в ленинградских квартирах, которых мы увидели, когда в январе 1944-го блокада наконец-то была полностью снята. Потом были сражения с финнами, в которых я потерял своего друга Мишу. А после взятия Выборга мне довелось освобождать Украину, затем – Варшаву, Краков. Тогда наша 92-я стрелковая дивизия сибиряков получила неофициальное название «краковская» и была награждена орденом Красного Знамени.

Никогда не забудет Владимир Михайлович и узников «Освенцима», которых им довелось выпускать на долгожданную свободу. В бараках на трехъярусных кроватях лежали не люди, а скелеты, обтянутые кожей. Конечно, они отдавали пленникам все свои «НЗ»… Много наших солдат погибло в боях на реке Одер – тогда Тихонову удалось подбить двух фашистских «тигров». Не успели освободить Потcдам, как уже был брошен клич: «На Прагу! Враги хотят ее взорвать!». По иронии судьбы ранение Владимир Тихонов получил уже после Великой Победы – 12 мая 1945-го. Тогда, в одном из пригородов столицы Чехословакии, возле него разорвалась мина – на левое ухо с тех пор Владимир Михайлович не слышит… Молодость была наполнена учебой в Киеве, службой в Саратове, испытанием атомной бомбы под Оренбургом. Там Тихонов получил сильное облучение и долго поле этого лечился в Москве.

Валентину Терешкову очаровал букетом

- Осенью 1963 года я был направлен из Управления боевой подготовки Приволжского военного округа в ГДР, в Полевое управление 8-й гвардейской армии (а это, кстати, бывшая 62-я гвардейская армия под командованием Чуйкова, которая прославила себя в боях за Сталинград), - вспоминает Владимир Михайлович. - Наша 8-я армия, в которой я тоже служил в отделе боевой подготовки, разместилась в Норе – германской коммуне. Она находилась в восьми километрах от печально знаменитого концлагеря «Бухенвальд»... Вскоре я был направлен в город Магдебург. В 30-40 километрах от него находился учебный центр, где наши войска проводили учения по боевой стрельбе, вождению танков. Как-то ко мне приехал начальник учебного центра полковник Петров и сказал, что скоро мы будем встречать первую женщину-космонавта - Валентину Терешкову. Маршал Кошевой приказал показать ей новые танки, продемонстрировать стрельбу из них, а также развлечь Терешкову – примерно минут 40-50...

Владимир Тихонов рассказал о предстоящем визите знаменитой гостьи солдатам. А сам подумал: женщине хорошо бы подарить цветы... Только вот где их взять на полигоне? Военные располагались в бывшем немецком охотничьем хозяйстве. Один из домиков занимал маршал Петр Кошевой, и возле его домика была большая клумба. Вспомнив об этом, Владимир Михайлович тут же позвал шофера, и они рванули к тому домику. Нарвав большой букет ромашек, они вскрыли индивидуальный перевязочный пакет, обмотали ножки цветов бинтом и вернулись обратно. Примерно через полчаса военные увидели приближающиеся ЗИЛ и «Волгу». Когда гости вышли из машин, Владимир Михайлович представился командующему, и он сказал, обращаясь к Терешковой: «Валентина Владимировна, познакомьтесь – это наши боевые друзья по учебному центру!». Терешкова подала Тихонову свою худенькую руку и ответила: «Рада познакомиться с танкистами!». Очарованный ее улыбкой, Владимир Михайлович повел гостью к танку Т-62, рассказал о его характеристиках. А Терешкова уже направлялась к столику, где лежали боевые снаряды. Глядя на них, она спросила: «Это такие большие пули?». «Это не пули, Валентина Владимировна, а боевые снаряды! - честно ответил Тихонов. - Сейчас вам покажут, как танкисты будут с их помощью поражать цели».

А после того, как стрельба закончилась, к Тихонову подбежал шофер и подал букет, о котором он в суматохе уже успел забыть. Подал его Терешковой со словами: «Примите, пожалуйста, этот букет ромашек, собранный солдатскими руками – на полигоне другие цветы не растут...». И растроганная Терешкова ответила: «Огромное спасибо за чуткость и внимание – это мои любимые цветы... Я хочу сфотографироваться с этими черномазыми!». Так она назвала чумазых танкистов...

- Я свистнул, от чего Терешкова снова закрыла уши руками и засмеялась: «Это по-чапаевски!», - вспоминает Владимир Михайлович. - Танкисты услышали меня, прибежали, стали брать у гостьи автографы... А потом Терешкова сказала мне: «До свидания! Я вашу фамилию запомнила – Тихонов...». Вскоре я с семьей перебрался в Днепропетровск, 35 лет проработал в ДИИТЕ – ныне транспортном университете. А в 1971 году серьезно заболел, врачи посоветовали мне достать одно дефицитное лекарство. Я написал письмо с просьбой о помощи в Москву, и через две недели мне пришла посылка – от Терешковой! И еще раз я встретил ее – в кисловодском санатории. Она обняла меня, поцеловала в щеку: «Тихонов – вы!». А я поцеловал ей руку...

Юлианна Кокошко

Loading...
Loading...