На выпускном вечере Женя сказал Миле три серебряных слова «Я тебя люблю»

Частная-жизнь-Столярова

День влюбленных

Семиклассник Женя Никитин впервые переступил порог  школы-интерната №7 в январе 1961-го. В тот год новостройка приняла шестьсот девочек и мальчиков из Днепропетровской области. Это были дети одиноких матерей, инвалидов войны и труда, сироты, а также дети из семей, в которых отсутствовали  необходимые условия для воспитания.  Такие  экспериментальные  школы-интернаты создавались в конце  50-х – начале 60-х годов по всей Украине. О тонкостях эксперимента Женя  ничего не знал.  Просто надеялся, что маме будет легче растить сыновей.

Решение перевестись из  СШ №2  в  интернат №7 пришло к Миле Шкурман  неожиданно. В раздевалку музыкальной школы она прошла незамеченной.  В тот момент один  мальчишка говорил другому: «Хорошая девчонка эта Милка.  Я  не понимаю: почему  она  все время  ходит в одном платье?».  Мила  проглотила застрявший в горле комок. «Неправда, что в одном», - прошептала девочка. Кроме ненавистной коричневой формы, было у нее любимое синее платьице. Если по краешку горловины приметать белый воротничок, получается красивый наряд.
И вдруг ей захотелось перевестись в  другую школу – такую, где будут судить о человеке не по одежке, а по уму.  Приняв окончательное решение, Мила почувствовала себя  уверенно. «Зачем  идти  в интернат с твоими оценками? – увещевала мама. – Там одни беспризорники, двоечники и  дети плохого поведения».  Но дочь проявила характер,  и мама заплакала.
Классы были сформированы. «Возьмите меня, не пожалеете.  Я хорошо учусь», -  аргумент для  директора школы.  И тут же -  условие: «Вы должны  отпускать меня на занятия в музыкальную школу».  Мила училась  по классу домры.  Ничто так не  расцвечивало ее мир яркими красками и нежными полутонами, как музыка.
Причин для радости в семье было маловато. Мама Милы, Анна Семеновна Брагинская, тяжело болела. Да и как не болеть ее бедному сердцу, когда война унесла столько жизней.  Муж ушел воевать и пропал без вести. Фашисты расстреляли ее  детей и мать. Анну и отца угнали в концентрационный лагерь «Еврейское гетто»  (в селе Авдотьевка,  ныне село Лошкаревка  Солонянского района).  Когда колонну евреев вели на расстрел, отец толкнул дочку в чью-то открытую калитку.  Молниеносное  движение руки  - и  Анна спасена. Только она одна.
Вернулась в Днепропетровск после его освобождения в 1943-м. Босая, голодная, одетая в рубище – такой увидели  свою соседку жители  улицы  Леваневского.  Анна изменилась до неузнаваемости– горе и мытарства стерли с лица красоту. Она поселилась в хате-мазанке, купленной родителями до войны. Во втором браке у Анны родились двое детей, Миша и Мила.  Когда были маленькими,  умер их отец.
Интернатские ребята мало чем  отличались  друг от друга. Здесь никому и в голову не  приходило «барышенствовать», как тогда говорили о юных модницах. С первого дня всех воспитанников одели в одинаковую школьную форму и научили ходить строем.  Однако были и светлые стороны в жизни. Например,  танцевальный кружок, где детей тренировали  лучшие  педагоги. Постоянным партнером  Милы стал Женя Никитин. Еще до того, она  стала замечать, что одноклассник  все время  вертится у ее парты.
Многие мальчишки были тайно влюблены в Милу.  Кружила голову ее осиная талия, ослепительная улыбка, родинка на правой щеке, которая придавала облику пикантность. Нравилось, что девочка  одарена талантами, много читает.
Женя любил  ее потому, что…  просто любил. Спроси, за что, и он не смог бы объяснить. А Миле импонировали  такие качества Никитина, как  доброта и  чувство долга. Он очень любил свою маму, заботился о ней. Однажды заработал на уборке урожая яблок 20 рублей. Себе и рубля не оставил – все деньги отправил домой.
Женя постоянно был занят делами. Мила знала, где его при необходимости  можно найти -  в столярной или слесарной мастерской  или в фотолаборатории.
В следующем учебном году Мила и Женя сидели за одной партой. Им все нравилось в интернате, где царила атмосфера уважения,  взаимопонимания, доверия и любви. Все учителя до одного максимально отдавали свои сердца детям. Это определенным образом повлияло на формирование характера Милы,  выбор будущей профессии. Девушка поступила в педагогическое училище.
В студенческий период Мила активно переписывалась с Никитиным  (он служил в армии). Неожиданно обнаружилось, что Женя большой романтик. Он писал своей любимой очень нежные письма и вкладывал в конверт цветок жасмина или ромашки, лепесток розы.  Это согревало девичье сердце и сокращало большие расстояния. Чувство росло. В разлуке Мила вспоминала, как они здорово дружили.
Много лет  назад на выпускном вечере Женя сказал Миле три серебряных слова «Я тебя люблю». Она промолчала. После демобилизации предложил: «Выходи за меня замуж».  В загсе назначили дату – 4 октября. «Как раз у моей мамы юбилей!» - воскликнул Женя. После росписи поехали к Вере Григорьевне Чемирисовой праздновать свою свадьбу и ее 50-летие. С тех пор миновало 44 года.
- До сих пор мы остаемся со свекровью большими друзьями,  - говорит Мила Евсеевна. – 14 лет жили в ее квартире, и она помогала растить наших двоих сыновей. Удивительно, что в таком возрасте, 94 года, у этой женщины светлая голова. А мне грустно, что позабыла сон, который  снился всегда перед получением письма от Жени из армии. Помню только, что вещий сон говорил о том,  в какой день  почтальон  постучится в мою дверь.
Много разных событий произошло за прожитые десятилетия – и радостных, и печальных. Бывший  физтеховец  Евгений Никитин работал слесарем-сборщиком на 1-м производстве ЮМЗ.  Был признан лучшим рационализатором объединения. В 1988 году его премировали от ВДНХ СССР. Диплом вручал Леонид Кучма. В качестве натуральной премии – автомобиль «Москвич-412».
Когда у Никитиных трагически погиб старший сын Александр, Мила Евсеевна слегла. Инсульт приковал ее к постели. Страдания усилились от того, что она была совсем беспомощной.  «Ты только ни о чем не волнуйся, - говорил ей муж. – Ничего, если  надо, буду мыть и выносить. Грязной ты у меня лежать не будешь». В том, что жена поднялась на ноги, благополучно прошел период реабилитации, его большая заслуга.
Однажды Мила Евсеевна спросила мужа: «Женя, сколько мы знаем друг друга?».  И он ответил:  «Мне кажется, что мы вместе родились».

Лариса СТОЛЯРОВА

Loading...
Loading...