Музыкальный эликсир жизни

Твердуновы-1

В Днепропетровске существует семейный ансамбль Твердуновых, две участницы  которого – пенсионерки, а один – инвалид детства
Что и говорить, вокальное искусство сейчас в моде – в музыкальных школах нет отбоя от желающих учиться петь, кастинги на певческих шоу переполнены поющим народом.... Поразить своим голосом, заработать денег, стать популярным – именно эти факторы движут, как правило, теми, кто демонстрирует свои таланты – большие и не очень. Семейный ансамбль Твердуновых родился в те годы, когда  «Х-факторов» и «Голосов країни» не было и в помине. Да и сейчас у этого трио нет цели стать богатыми и знаменитыми. Потому что двое его участников живут и поют не столько ради публики, сколько ради третьего.

«Такие дети никогда не капризничают...»

Сколько себя помнят, сестры Нина и Людмила Твердуновы пели. Нина (она на четыре года старше) организовывала дворовые концерты, Люда помогала. Дело было в России. После школы Людмила освоила профессию маляра-штукатура, вышла замуж. Первой родилась дочка. А в 1974 году  Бог подарил сына, да такого спокойного, славного! Молодая мама поначалу нарадоваться не могла – мальчик никогда не плакал, даже когда был голодным или мокрым. Когда малышу исполнился годик, семья поменяла квартиру. Наблюдать ребенка стала новая медсестра. Она-то и сказала Людмиле:
- Да, такие дети никогда не капризничают...
- Какие дети?
- Ну, вы же наверняка знаете, что за вашим ребенком нужен особый уход. Он ведь – даун...
Сказать, что Людмила испытала шок, – значит не сказать ничего. Медики ее «успокоили»: мол, можете подать в суд на тех врачей, которые вам сразу не сказали правду. Только какой же в этом смысл? Отдавать ребенка в детдом, как ей опять-таки предложили, она отказалась.

Валере было шесть лет, когда Людмила с детьми перебралась в Днепропетровск. Ни в детский сад, ни в школу он не ходил. Зато, что называется, с пеленок слышал, как дед играет на гармошке. И с четырех лет взялся за инструмент. Правда, нотную грамоту освоить мальчик не мог, да это ему было и не нужно: он практически с ходу воспроизводил любую мелодию на слух. Так Валера стал постепенно осваивать все новые и новые навыки. Научился писать печатными буквами (так продолжает и до сих пор), читать.

Муж Людмилу оставил. Возмутился: «Разве я мог «сделать» такого ребенка? Сын не мой!». Но женщина не стала опускать руки – благо, родители и сестра пришли на помощь. Мало того: спустя какое-то время Людмила вышла замуж во второй раз и родила еще одного сына – сейчас он живет в Киеве и успешно работает на одном из всеукраинских телеканалов. Правда, со вторым мужем жизнь тоже не сложилась, и сейчас женщина живет вместе со старшим сыном, дочерью и тремя внуками. Распалась семья и у Нины – уже много лет она сама воспитывает сына и дочь. Кстати, Нина – единственная в этом ансамбле, у кого есть специальное музыкальное образование – дирижера-хормейстера.

- Нам мужчины не нужны, - улыбаются Людмила и Нина. - Отвыкли уже от них... Да и некогда строить новые отношения: у нас ведь постоянно то репетиции, то концерты. Скажем прямо: поем и играем мы ради Валеры. Для него музыка – это все, если бы не занимался ею, то уже бы, наверное, не жил... Валера освоил четыре инструмента: баян, аккордеон, гармошку и фортепиано. Знает больше двухсот песен – и популярные, и композиции на стихи таких днепропетровских поэтов, как Николай Милаш, Дора Калинова. Музыку ко многим из них сочиняем сами. В Днепропетровске выступаем в школах, библиотеках, в зале диорамы. Словом, везде, куда зовут. Участвуем и в фестивалях – не так давно вернулись из Киева...

Музыка звучит, жизнь продолжается

В июле нынешнего года Валерию Твердунову исполнится сорок лет.
- Будем гулять, шашлыки жарить? - спрашивает сына Людмила.

Мужчина кивает головой в знак согласия. На самом деле, очень немногие люди с синдромом Дауна доживают до такого возраста. Однако, по словам Людмилы, бояться, «быть готовой к самому худшему», как ей советовали врачи и подсказывал здравый смысл, она уже давно перестала. К счастью, Валера благополучно пережил опасный возрастной момент - половое созревание. И даже таблетки, подавляющие влечение к противоположному полу, ему не понадобились: видимо, занятия музыкой помогли  сублимировать энергию и направить ее в единственно возможное для него русло. К тому, что бывшие мужья ни материально, ни морально никоим образом не участвуют в жизни их детей, сестры Твердуновы уже привыкли – рассчитывают только на себя и на свои пенсии. Да и разве они одни?

- Помню, в роддоме вместе со мной лежала женщина, которая родила девочку-дауна, - вспоминает Людмила. -  Когда об этом узнал ее муж (кажется, он был генералом), то сказал, что уходит от нее. И женщина повесилась прямо в больнице... Это сейчас говорят о том, что  эти дети – солнечные, и даже такие известные люди, как Эвелина Бледанс или Ирина Хакамада, не стесняются признаваться в том, что их дети больны синдромом Дауна. А когда Валера был маленький, информации о том, как растить и развивать таких малышей, не было почти никакой. Но я всегда ходила с гордо поднятой головой. И считала: пусть у меня лучше будет такой сын, чем алкоголик или наркоман. Помню, когда Валере было 34 года, у него поднялась температура, вызвали «скорую». «А сколько же ему лет? И что, до сих пор еще не умер?» - спросила врач. Конечно, я тут же выставила ее за дверь. Так же резко реагирую и на то, если на улице или в транспорте кто-то пытается обидеть, оскорбить моего ребенка. Я очень горжусь тем, что Валерий – уважаемый человек, люди после концерта подходят к нему, благодарят. Программы у нас есть на любой вкус – и новогодние, и рождественские, и  украинские, и лирические...Сами придумываем образы, шьем костюмы. Жизнь продолжается!

Юлианна Кокошко

Loading...
Loading...