Ледокол

Подрезан

20 лет назад на канале УТ-1 киевлянин Николай Подрезан провел первый телемарафон для инвалидов, благодаря которому криворожанин Сергей Щенников впервые стал «Рыцарем Украины на колясках»

Инвалидом стал с… пятой попытки

В своей «прошлой жизни» Николай Подрезан был вполне благополучным и состоявшимся человеком. Будучи потомственным инженером-строителем, после окончания вуза засел за диссертацию. Но неожиданно, в эпоху повального увлечения дискотеками в конце 80-х, взял в руки микрофон и иначе как ди-джеем себя уже не мыслил. Стал даже мэтром своего дела, а когда почувствовал, что дискотеки мешают написанию диссертации, окончательно забросил науку.

- У меня имелась великолепная по тем временам аппаратура, я был известен на Украине, - вспоминает Николай Владимирович. - Не работа, а сказка! Вдохновлял уже сам блеск в глазах зрителей и особенно зрительниц. Объездил с гастролями всю страну: от Камчатки до Архангельска. И везде и всегда - успех и триумф. Что еще для холостяка и советского плейбоя нужно?

Тогда Николай подружился с коллегой, нашим земляком Валерием Мякотенко, и с тех пор к Днепропетровску у него особое отношение. В 1979 году на Всесоюзном конкурсе диск-жокеев, проводившемся в знаменитом в то время дискоклубе «Мелодия», Николай Подрезан завоевал спецприз. А позже стал работать на круизных теплоходах днепропетровской «прописки». В связи с новой профессией пришлось пополнить багаж знаний в этой сфере, для чего Подрезан поступил в очередной вуз — институт культуры. Его однокурсником был Назарий Яремчук, с которым он подружился. Побывал за границей. Планировал в Югославии устроить международный детский фестиваль. Но…

На самом взлете, в 38 лет, в Эстонии талантливый ди-джей и неисправимый сердцеед стал инвалидом. Автомобильная авария. Компрессионный перелом позвоночника, сложнейшая операция… В Киев Николая доставили в багажном отделении самолета. Дальше - институт нейрохирургии и… жизнь в коляске.
Причем, это было уже пятое ЧП. В остальных четырех - ни единой царапины. Например, на македонской горной трассе, когда подвыпивший друг чудом сумел притормозить на краю пропасти, или в родном Киеве, когда у водителя легковушки схватило сердце, и взбесившаяся машина вдруг покатила на Николая, подобно танку. В тот раз пострадал фонарный столб, после столкновения с которым бампер согнулся так, что машинные фары сумели увидеть друг друга.
Тогда обошлось. Но случившееся под Таллинном оказалось гораздо серьезнее.

Жизнь - усилие во времени

- Конечно, перелом позвоночника сначала поверг меня в шок, - спокойно признается Николай Подрезан. - Я сразу понял, что дело серьезное. И стал думать, как сообщить моим старикам, чтобы у них не было инфарктов-инсультов. А потом решил: мой сыновний долг – добиться того, чтобы родители, когда придет время отходить в лучший мир, не боялись меня оставить. Но первые 35 суток я чувствовал себя на лопатках - и в прямом, и переносном смысле. Ведь до аварии практически ничем не болел, у меня даже не было медицинской карточки в поликлинике. А тут идут недели, месяцы, а я лежу. И все-таки постепенно стал выкарабкиваться. Пришло время - начал заниматься лечебной физкультурой с инструктором-методистом Наташей Грязновой. Она вселила в меня надежду. А через четыре года стала моей женой.

Николай реально оценил ситуацию, понял свои сильные и слабые стороны. Прежде всего есть определенный багаж: два высших образования, реальные наработки, дружеские связи, основанные не на бизнесе или бутылке. Правда, иллюзий не было — с первого момента пришлось окунуться в совсем не знакомую доселе среду, чему предшествовали длительная операция и паралич нижних конечностей. А еще он понял, что страна не готова его принять таким, и прежде всего винил в этом… себя. Поскольку, являясь совершенно здоровым человеком в обществе, ничего полезного для такой категории людей не сделал.

«Жизнь – усилие во времени». Это определение Марселя Пруста для инвалида-колясочника Николая Подрезана стало жизненным кредо. Руководством к действию.

Николай стал частным предпринимателем и начал помогать попавшим в беду соотечественникам. Он пришел к выводу, что отсутствует некое звено — реабилитационный центр, цель которого — вернуть инвалида к нормальной жизни. Так и возник Центр реабилитации инвалидов, в котором Николай Владимирович является организатором и администратором, а его жена работает реабилитологом.

Следует сразу оговориться: центр принимает только инвалидов с определенным диагнозом (травма позвоночника, нарушение функций опорно-двигательного аппарата), и условия здесь очень жесткие, хотя и продиктованы необходимостью. Это строгое соблюдение режима: сигареты и тем более алкоголь полностью исключены. Кроме того, здесь пациентов учат преодолевать трудности, с которыми человек в коляске сталкивается буквально на каждом шагу, а для этого сопровождающие лица (родители, мужья и жены) в центр не допускаются.
А еще Николай Подрезан начал путешествовать. На инвалидной коляске он объездил более 40 стран, из которых в качестве сувениров привозил чайные ложки.

В день по чайной ложке мужества

- Уже через полгода после аварии я поплыл в Румынию на теплоходе, сидя в коляске, - рассказывает Николай Владимирович. - Приехали в Румынию, а знакомые таможенники сразу говорят: «Ты что, приехал продавать коляску? Вставай, не валяй дурака!». Я задрал футболку, показал им шрам на позвоночнике. Они обалдели.

Первая коллекционная ложка (подарок супружеской пары мормонов – профессора Харви и его жены Лоис) появилась у Николая Владимировича в 1996 году, когда он был на стажировке по социальной работе в Солт-Лейк Сити. И именно с Соединенными Штатами связаны, возможно, самые яркие воспоминания.

- Билет из Нью-Йорка до Филадельфии мы купили заранее, и стоил он всего 3 доллара, - вспоминает собеседник. - На стоянке была огромная очередь. Еще бы! 200 километров на комфортабельном автобусе по такой цене – просто фантастика. Но когда водитель увидел нас, он забыл об остальных пассажирах: сдвинул шесть мест в своем автобусе и на этом месте установил мою коляску. И я ехал один за три доллара на шести креслах. А в Балтиморе из-за этого не хватило мест пяти пассажирам. И никто не возмущался. Представляете, что было бы у нас?! Вопли, крики: из-за инвалидов нормальным людям не уехать! А там ничего, все спокойно. Тогда я предложил водителю помочь мне пересесть из коляски на мое законное место. У того глаза на лоб полезли: «Неужели это возможно!? И вы не будете жаловаться?». А удовлетворенные и изумленные пассажиры с восторгом пожимали мне руку как национальному герою. Я и почувствовал себя героем Америки.
Увы, описанная ситуация для нынешней Украины - точно картинка из далекого будущего. Но Николай Подрезан не жалуется и не просит, а делает все возможное, чтобы это будущее стало реальностью. Кажется, что для этого и надо-то немного: в день по чайной ложке мужества.

У каждого есть своя Говерла

Цель нового проекта председателя Международного благотворительного фонда инвалидов Николая Подрезана – адаптировать исторические места Украины для посещения инвалидами.

- Я много путешествую по миру и вижу, что в большинстве стран крупнейшие памятники и достопримечательности мирового значения доступны людям с ограниченными физическими возможностями. К примеру, Ниагарский водопад. Там везде лифты, поручни, пандусы. Я на коляске абсолютно спокойно попадаю на катер и на нем подплываю чуть ли не под самый водопад. В Венеции все катера, курсирующие по каналам, адаптированы для инвалидов, а в информационном центре для колясочников выдается подробнейшая карта с указанием, в каких местах на мостах установлены лифты. Индийский Тадж-Махал, пусть и частично, приспособлен для посещения инвалидов-колясочников. В Украине же ситуация намного хуже. Я не могу попасть в Национальный исторический музей, в большинство Лаврских пещер, в Софиевский собор и т. д.

Но возможно ли это?

- Конечно, переделывать существующие объекты зачастую весьма проблематично, но при постройке новых нужно обязательно учитывать интересы всех людей, - отвечает на вопрос «Вечерки» Николай Владимирович. - Но пока начальники не будут знать, что за невыполнение этих условий они лишатся работы, пока за игнорирование потребностей инвалидов не будет введена суровая административная или даже уголовная ответственность, ничего не изменится. Действует так называемый человеческий фактор. К примеру, в Виннице есть Рая Панасюк, имеющая большие физические проблемы. Но благодаря ее принципиальности в этом городе не сдается ни один «проблемный» для нас объект. Раю невозможно уговорить! Хотелось, чтобы таких людей было больше.
Свою задачу Николай Подрезан видит в том, чтобы крупнейшие театры, музеи и памятники Украины стали доступны ВСЕМ.

- Мне не нужны пандусы, мне нужна доступность, - отмечает собеседник, который собственным примером вселяет в разочаровавшихся товарищей по несчастью веру и надежду. Председатель Международного благотворительного фонда инвалидов Николай Подрезан, точно человек-ледокол, ломает сложившиеся стереотипы, вскрывает уже привычную корку равнодушия и непонимания. Что-то у него получается, что-то нет.

- У каждого человека должна быть своя Говерла, - считает собеседник, - Подрезан, допустим, может забраться на Эверест, а кто-то сможет взойти на холм рядом с соседним селом. Это необходимо сделать. К этому нужно стремиться.
Возможно ли такое? «Самое трудное в каждом деле – это сделать первый шаг», - такой фразой открывается главная страница персонального сайта Николая Владимировича с характерным названием «Не сиди дома».

Александр Разумный

Loading...
Loading...