Кому мешает волонтерская «шухлядка»

Три года при военных городках работают Центры психологической и гуманитарной поддержки семей погибших и раненых атошников. Родные бойцов давно их прозвали «шухлядки» - потому что в них, как в волшебном ящичке, всегда можно найти продукты и одежду, бытовую химию и школьные принадлежности, а также многое другое, что привозят сюда волонтеры.
За эти три года «шухлядки» объединили сотни родных погибших и раненных в АТО героев. Превратились из центров выдачи гуманитарной помощи в центры психологической помощи, клубы по интересам, объединившие семьи атошников. В общем, в их полезности не приходится сомневаться.
И тем удивительней для нас стала информация, что в поселке Черкасское «шухлядка» вдруг оказалась закрыта. Об этом нам сообщила волонтер Оксана Пинчук.
Мы постарались разобраться в ситуации…

Шухлядка-2

«Река жизни»
Но сначала – о людях, которые создали этот проект. Практически с первых дней проведения Антитеррористической операции семьям погибших и раненых бойцов помогает общественная организация из Днепра «Река жизни».
«Река жизни» объединила волонтеров, которые прошли Революцию Достоинства и не смогли оставаться в стороне от начавшейся на Донбассе войны. Три года назад подразделения украинской армии нуждались очень во многом. Активисты этой организации Валентина Пронина, Светлана Волович, Ольга Владимирская, Елена Володина, Александр Черников, Руслан Уралов проводили благотворительные мероприятия, собирали адресную помощь для украинских бойцов.
- Летом 2014 года журналист
9-го телеканала Саша Черников ушел добровольцем в зону АТО, - вспоминает волонтер, член правления ОО «Река жизни» Светлана Волович. – Находясь там, он воочию понял, какое страшное горе переживают родные ушедших ребят. «Помогите таким семьям, чем сможете», - завещал он нам. Мы начали создавать базу погибших земляков. Стали регулярно ездить в Черкасское и Гвардейское. Не только помочь семьям погибших материально, сколько поддержать их в этом горе. Дать понять: они – не одни…
Такая психологическая помощь волонтерами организации оказывалась не только в военных поселках. Валентина Пронина с первых дней работает в кризисной службе при Центре помощи участникам АТО. Опытнейшая специалист помогает пережить горе вдовам и матерям погибших ребят. Способствует реабилитации прошедших войну парней. Помогает решить психологические проблемы детей, оставшихся без отцов.

Женский клуб при «шухлядке»
Вскоре волонтеры уже досконально знали, в чем именно нуждается каждая такая семья. Привозили семьям необходимые вещи, игрушки, предметы быта, лекарства, школьные принадлежности детям к 1 сентября. За год от такой «точечной» помощи перешли к новому формату благотворительности – бесплатному магазину для семей участников АТО. Он уже два года открыт при Доме офицеров в Черкасском.
Сами волонтеры в обиходе называют его «шухлядка». Семьи погибших героев именуют его с гордостью «наш бутик». В реальности этот магазин стал своеобразным клубом общих интересов, общей радости и горя для людей, переживших беду.
Светлана вспоминает первое знакомство с Ириной С. Женщина была в страшной депрессии – ее муж, офицер 93-й бригады, попал в плен к боевикам ДНР, она осталась одна с двумя детьми.
- Мы помогали Ирине всем, чем могли, - рассказывает Светлана Волович. – Но главным для нее была моральная поддержка. Мы даже молились вместе об освобождении ее мужа. И когда супруг вернулся домой, это было наше общее счастье! Сейчас в их семье родился третий ребенок. А Ирина стала одной из самых активных участниц женского клуба при «шухлядке». Сообща мы проводили в Черкасском мастер-классы живописи для детей, занятия по йоге. С детьми работает замечательный детский психолог Тамила Колесник. Когда случается горе, эти женщины сами объединяются, чтобы помочь тем, в чей дом пришла беда. Мы гордимся такой активностью и сплоченностью этих замечательных женщин.

Как обухом по голове…
Как вдруг «шухлядку» в Черкасской закрыли.
- Для всех нас это стало шоком, - рассказала «Вечерке» волонтер Оксана Пинчук из поселка Гвардейское. – У нас в Гвардейском начальница Дома офицеров сама бегала по инстанциям и “пробила” комнату для нас. А в Черкасском Дом офицеров возглавила новый человек и предложила собирать вещи из «шухлядки», потому что на нее не оформлены какие-то бумаги. Не внесла этот центр в план работы и, похоже, вообще не хочет видеть этот волонтерский центр. Еще и обвинила волонтеров в продаже гуманитарной помощи – это наглая ложь! В этом центре вдовы собирались не ради вещей, хотя и помощь была очень важна. Здесь люди делились друг с другом своими проблемами, вместе чаевничали, помогали друг другу. И теперь их выставляют на улицу!
Мы сначала не поверили этому. Обратились к создательнице «шухлядок» Светлане Волович. Она подтвердила:
- Это действительно так! Новая начальник Дома офицеров вдруг озаботилась тем, что у работающей три года «шухлядки» нет действующего договора аренды помещения. До этого ни у нас, ни у родных погибших атошников такого договора никто не требовал. А вот новую директора это заботит больше всего. У нас такое впечатление, что она просто хочет избавиться от волонтерского центра. Дом офицеров как раз и должен заниматься такой работой с родными погибших и раненных! А вместо этого теперь с волонтеров и родных погибших требуют договор и оплату аренды! Откуда матерям погибших брать деньги, за что платить – за возможность вспомнить сообща погибших сыновей?! Разве это не нонсенс?

«У нас отбирают память о героях»
В шоке и волонтер в самом Черкасском, мама прошедшего АТО бойца Василия Оксана Сытник, которая вложила душу в создание и развитие этого центра.
- «Шухлядка» давно перестала быть просто местом выдачи волонтерской помощи, - говорит она. – Хотя все родные атошников в наше трудное время очень нуждаются в любой помощи! Но наш центр стал сердцем поселка, объединивших всех героев войны, их родных и патриотов. В «шухлядке» мы проводили регулярные теплые вечера с чаем, воспоминаниями, песнями. Здесь потерявшим сыновей матерям помогал психолог. Проводились мастер-классы, концерты. В общем, был чудесный семейный клуб! Сюда приезжало до 100 человек не только из нашего поселка, но и из соседних Новомосковска, Песчанки, Орловщины… Но с нового года в Дом офицеров назначили нового директора Оксану Костевич. Она сразу настороженно отнеслась к нашему центру. Потом стала говорить о неоформленном договоре аренды. А в начале июля потребовала отдать ключи от комнаты, где мы собирались. И теперь вся волонтерская работа повисла в воздухе.
В глубокой печали – все родные атошников, которых объединял этот центр. Родители погибшего в мае 2014 года в Мариуполе Сергея Демиденко Лариса Михайловна и Владимир Иванович говорят:
- Около 50 живущих в нашем поселке семей потеряли своих родных на этой войне. Всех нас объединяла «шухлядка». Какой же это был удивительный клуб! Мы там поминали ушедших сыновей. Отмечали праздники и наши дни рождения. Дом офицеров – огромное здание, в котором работают только библиотека, администрация да пара платных кружков. Неужели новому директору так жалко, что мы занимали одну комнату?
Родители Сергея Демиденко вспоминают, как ходили на прием к новому директору в конце июня, когда уже стало понятно, что центр могут закрыть. Она приняла их спокойно, сказала, что у нее претензий к центру нет. Но его работу надо согласовать с квартирно-эксплуатационным ведомством (КЭВ) Минобороны.
А дальше начался бег родных и волонтеров по кругу…

Взамен предложили комнатушку без окон и дверей
Мы обратились непосредственно к начальнику Дома офицеров Оксане Костевич. Она ответила:
- Лично я ничего против этого волонтерского центра не имею. Но законно размещаться в Доме офицеров этот центр действительно не может. Я обязана иметь основание для размещения в Доме офицеров любой организации, которая не входит в структуру ДО – договор аренды. Его отсутствие – это нарушение закона, за которое в первую очередь спросят с меня. Я такой договор аренды не оформляю. Его создатели этого центра должны оформить через КЭВ в Днепре. Как только договор будет оформлен, вопрос решится позитивно.
Для оформления договора аренды стремящиеся отстоять закрытую «шухлядку» люди куда только не обращались! Писали, звонили, ходили на прием и к руководству бригады, и в штаб округа. Там разводят руками: все решается в Киеве. Писали и в Министерство обороны – там только пообещали, что в вопросе разберутся. Подавали «челобитные» депутатам разных уровней. Но пока сдвига нет.
Правда, в ответ на поданные в КЭВ письма для размещения центра предложили альтернативное помещение.
Но оно, как рассказывает Светлана Волович, больше похоже на тюремную камеру:
- Нам предложили комнатушку в 13 квадратных метров вместо бывших 40. Мало того, что там невозможно разместить все наше оборудование и мебель для “шухлядки”. Так там никаких условий для общения людей – нет ни окон, ни, пардон, туалета! Мы считаем, что семьи погибших героев заплатили достаточную цену за то, чтобы поминать своих погибших сыновей и общаться в достойных человеческих условиях.
И мы в «Вечерке» считаем так же…

Константин ШРУБ

Метки: «шухлядка», АТО, Центры психологической и гуманитарной поддержки
Loading...
Loading...