Как позволить себе быть собой

 

Уникальное издание о последствиях Голодомора и политических репрессий в Украине презентовала в пресс-центре «ДВ», научный сотрудник Института общественных исследований Ирина Рева

Изучая и исследуя события Большого Голода 1932-1933 годов, Ирина Рева использовала в качестве инструментария гуманитарные науки. Плодом исследований стала книга «По той бік себе: соціально-психологічні та культурні наслідки Голодомору і сталінських репресій”.

- Приближается 80-я годовщина Большого Голода, но это не основная причина появления книги, - акцентирует внимание Ирина Рева. – На самом деле причина в том, что наше общество отличается от других - от обществ европейских стран, не переживших Голодомора и не имевших в своей истории тоталитарного опыта. Потому и общество наше другое.
Чем же оно отличается? Отвечая на вопрос, стоит задуматься о том, что необходимо человеку, когда он попадает в травматическую стрессовую ситуацию – любую: то ли это автокатастрофа, то ли грабеж и проч. Необходим определенный период, чтобы человек смог восстановиться как личность.
В травматической ситуации – условиях тоталитарного режима 30-х годов - человек переменился. Для него характерной чертой стала заниженная самооценка. Произошли и другие перемены. Ирина Рева задается вопросом, какие мы, сегодняшние украинцы? Являемся ли в своем большинстве счастливыми в повседневной жизни? Что мешает нам получать удовольствие от своей деятельности? Какие психологические черты обусловливают «неуспешное» поведение части общества? Как наше поведение и самооценка соотносятся с жизненным опытом предков? Как повлияли на жизнь современных поколений такие исторические события, как раскулачивание, Голодомор и годы Великого террора?
Современные исследования, проведенные Центром украиноведения Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, фиксируют снижение уровня страха голода, но он еще присутствует. Неосознанный комплекс заниженной самооценки - у 78 процентов респондентов, переживших Голодомор. В контрольной группе – 32 процента.
Что сказать о пережившем Голодомор поколении, которое в дальнейшем передавало свои мировоззренческие ценности, воспитывая детей - а дети таким же образом воспитывали своих детей? Психологи говорят, что эти последствия (постгеноцидные), как правило, держатся три-четыре поколения.
У нас в обществе особое представление об успешном человеке. Это человек, который имеет много подчиненных, много имущества. И чем больше – тем считается лучше. В принципе, это - модель агрессора, того, кто поглощает субъектность других. Если же общество не является постгеноцидным, в нем проявляется стремление к самореализации, к успешности. То есть, если человек нашел любимую работу, если он творит и видит результат своей деятельности, то ему этого достаточно, чтобы чувствовать себя успешным и счастливым, делает выводы Ирина Рева.
- Работая с документами, общаясь вживую с жертвами Голодомора, я заметила интересную вещь: люди, описывая свои ощущения, переживания того времени, сравнивают себя с животными или предметами «Я об`їдав листя з дерев, як козеня ”, „Дітей було на деревах, як мух ”, „Мертвих скидали в могилу, як буряки ”. Такие сравнения говорят о том, что человек воспринимал себя на то время не как личность, а как предмет. То есть, заниженная самооценка, негативное отношение к себе может в дальнейшем проявляться собственной агрессией.
В подтверждение этих слов Ирина приводит яркие примеры психологических, моральных и ментальных перемен, постигших советское украинское общество сталинской эпохи.
- Для потомков имеет значение смена украинской идентичности на русскую. Современные исследования психологов фиксируют: 28 процентов русскоязычных украинских граждан живут с измененной идентичностью. По мнению исследователей, мы имеем дело с идентификацией себя с агрессором – понятием, известным как «стокгольмский синдром». Оно возникло после событий 1973 года, произошедших в Стокгольме, когда захватили заложников. После нескольких дней общения с террористами они вдруг проявили удивительную симпатию к агрессорам. Даже нанимали им адвокатов для защиты. На этот феномен мы, сотрудники Института общественных исследований, обратили внимание, когда работали с документами.
- Украинцы до 1928 года и после 1934-35 годов – это совсем разные люди, - проводит параллель автор книги. - Такие черты, как активность, гражданская позиция, сохранение национальных ценностей были утеряны в течение этого периода. Чрезвычайно быстрая трансформация, произошедшая в обществе, объясняется несколькими факторами, действовавшими в 30-е годы. Один из основных – угроза выживанию человека, психологическому или физическому.
Человек оказывается в ситуации, когда попадает под власть агрессора. И ожидает от него акта агрессии. И вдруг совершенно неожиданно агрессор проявляет некую доброту – не убивает, а оставляет жизнь. В этот момент под влиянием страха человек опускается на предыдущий уровень развития. Он ощущает себя беззащитным, как дитя. А агрессор ассоциируется с образом отца. Возникают положительные чувства к агрессору, он воспринимается как нечто доброе. Это фиксируют письма крестьян к Сталину, партийному руководству. Крестьяне считали, что верхи не знают, что происходит на местах.
Акцентируя внимание на «стокгольмском синдроме», Ирина Рева приходит к выводу: не надо, тем не менее, эту «болезнь» возводить в абсолют и говорить, что от синдрома страдает все общество.
- Для чего писать книжки и проговаривать эти события? - спрашивает исследователь. И отвечает: - Если человек перенес психологическую травму, требуется вмешательство психотерапевта. Он помогает сделать выводы, которые сохраняют личность. Лечит от заниженной самооценки, что очень ценно для судьбы человека.
Для общества важно, чтобы опыт тоталитарного прошлого не игнорировали. Именно в нем следует искать объяснения многих проблем современной Украины (пассивность общества, коррупция и т.д.). Поэтому выбрасывать из школьных учебников свидетельства о Голодоморе недопустимо. Наоборот, общество требует тщательной проработки исторической травмы. А наличие психологических исследований должно служить картой «болевых точек», которые необходимо преодолевать на государственном и личностном уровнях.

Лариса СТОЛЯРОВА

Loading...
Loading...