Как мы сражались за Родину

10 мая ветеран Великой Отечественной  войны днепропетровец Василий Ефимович Левченко отпразднует свое 90-летие

Изображение 139

Василию Левченко было суждено пережить четырех комполка

День Победы – двойной праздник для ветерана Великой Отечественной жителя Днепропетровска Василия Ефимовича Левченко. «Никто из встретивших на фронте Победу в 45-м не забудет этот самый светлый в жизни день», - признается он. И так сложилось, что на следующий день после этого праздника Василий Ефимович отмечает свой день рождения. В нынешнем году этот день станет для него юбилейным, 90-м…

Родился он в Саратовской области, но вырос в Казахстане, куда родители были сосланы как раскулаченные. Еще учась в школе, загорелся мечтой стать металлургом. И эта мечта реализуется, но уже после войны.

Правда, стоять у мартеновских печей Василию Левченко было не суждено. Закончив Днепропетровский металлургический институт, он станет ученым в металлургической сфере, кандидатом наук, профессором, много лет проработавшим проректором нашего металлургического института, а позже – академии.

А вечером 21 июня 1941 года он вместе с остальными десятиклассниками родной школы праздновал выпускной, после которого мечтал уехать в Свердловский политех или Алмаатинский горно-металлургический институт. Но вместо этого на  следующий день вместе со всеми, ошарашенный, слушал выступление Молотова о начале войны. 23 июня все выпускники собрались в военкомате…

- Мы хотели тотчас отправиться добровольцами на фронт, - вспоминает Василий Левченко. – Но нам было всего по 17 лет, нам рекомендовали дождаться совершеннолетия. Год я проработал в тылу, а потом был призван и направлен в учебный батальон на курсы младших лейтенантов. Затем меня зачислили в 202-й гвардейский стрелковый полк 68-й гвардейской стрелковой Проскуринской дивизии, особо отличившейся в Сталинградской и Курской битвах.

Боевое крещение Левченко прошел на Букринском плацдарме. 22 сентября 1943 года дивизия форсировала Днепр южнее Киева. За этот подвиг 36 воинов дивизии были удостоены звания Героя Советского Союза.

- Потери в боях на Букринском плацдарме были страшные, - говорит ветеран. – Фашисты наши позиции беспрестанно поливали свинцом. На передовой была настоящая мясорубка. Каждую ночь туда шло пополнение, почти все эти ребята через день возвращались ранеными или погибали. Я чуть  было не погиб в  день прибытия в полк. Резерв офицеров (в который входил я) расположили недалеко от штаба под крутым берегом Днепра. В отвесной стене берега были вырыты даже не окопы, а небольшие ниши. Только я пристроился в этой нише во время обстрела, как буквально над головой разорвался вражеский снаряд.

Огромный массив земли со склона обрушился на меня, оглушенного взрывом. Я успел лишь подумать: «Как  жалко! Я не только не убил ни одного немца – я его даже не видел вблизи!» и потерял сознание. Но, на мое счастье, наши автоматчики заметили торчащие из земли сапоги и откопали меня.

Не может забыть Василий Левченко и особый случай, произошедший 30 декабря 1943 года. В этот день Левченко был переведен на должность офицера связи полка, прикомандирован к штабу дивизии и получил приказ… расстрелять солдата.

- Дело было под Винницей. До этого наша дивизия три недели вела наступление. Но фашисты смогли переломить ситуацию и перешли в контратаку. Я находился на наблюдательном пункте дивизии, с которого было видно, как одна из наших рот панически бежит с поля боя. Начальник штаба полковник Шевченко приказал двум офицерам связи (в том числе и мне) любой ценой остановить это бегство. Когда мы с Шевченко подбежали к рассеянным по полю боя солдатам, выяснилось, что один из них бросил в бою свое ПТР и патроны к нему.

Шевченко приказал мне немедленно перед строем расстрелять провинившегося. Я опешил от такого приказа, только и нашелся сказать, что ни автомата, ни винтовки у меня нет. Не знаю, о чем подумал полковник (может, о том, стоит ли ломать таким приказом психику 19-летнего пацана?), но приказ свой изменил. Приказал мне отвести всех бежавших с поля боя к комбату и уже там расстрелять провинившихся перед строем бойцов и курсантов. Приказ я выполнил, но только наполовину – солдат отвел, но о расстреле умолчал. Ждал кары на свою голову. Но, как мне показалось, полковник в итоге остался доволен, что обошлось без расстрела. А тем же вечером дивизия остановила наступление врага.

Но вскоре дивизия, как вспоминает ветеран, оказалась в еще более тяжелом положении, попав в окружение в Липовецком районе Винницкой области. Из окружения вырывались отдельными группами, неся страшные потери. На поле боя осталось более трети личного состава, почти вся артиллерия, минометы, обозы.

- Нашей группой, прорывавшейся к своим, командовал полковник Шевченко, - рассказывает Василий Ефимович. – Путь нам преградил огонь немецкого пулемета. Полковник повел группу на штурм, забросал пулеметное гнездо гранатами, но был смертельно ранен. В войну я был дважды ранен и пережил четырех погибших командиров полка. И мне как их адъютанту было суждено обеспечивать преемственность этих четырех командиров…

А война для него закончилась 10 мая, в 21-й день рождения. Это было в австрийских Альпах, где бои продолжались и после подписания Германией акта о капитуляции. Остатки фашистских подразделений упорно пробивались на запад, к союзническим войскам. И только 10 мая командование объявило, что войне – конец.

- Вы не представляете, какое ликование началось! – светлеет лицом ветеран. – Солдаты палили в небо из всех видов оружия, все обнимались, целовались. Радость и светлое ощущение этого дня осталось со мной и всеми ветеранами на всю жизнь!

Константин ШРУБ

Метки: День Победы
Loading...
Loading...