Как мы начали трезветь

Когда в мае 1985 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения» наш Днепр-Днепропетровск был к такому повороту событий полностью готов, и спустя пару лет именно в нашем городе появился первый официальный очаг трезвости. Его организовала наша землячка – переводчик Вера Кочорашвили.
Вспомним, как это было.

Зеленый змий отнимает всё человеческое

Первое общество трезвости Вера Кочорашвили организовала в “Днепрогипрошахте”

Первое общество трезвости Вера Кочорашвили организовала в “Днепрогипрошахте”

Однажды маленькая Вера в родном Орджоникидзе лицом к лицу столкнулась с тем самым зеленым змием. Точнее, с его жертвой, у которой этот гад начисто отнял все человеческое.

- На улице в мокрых штанах и в собственной блевотине лежал не старый еще мужчина, - вспоминает Вера Григорьевна. - Он был совершенно беспомощен. Мне его стало очень жалко. Что с ним случилось, чем ему помочь? Я стояла рядом как завороженная и не могла сдвинуться с места. Потом какая-то женщина сказала: «Ну что ты, девочка! Не видишь разве, что он пьяный?».

Вот тогда-то юная советская школьница подумала: это и есть самый настоящий враг – хитрый и безжалостный. С ним нужно воевать и убивать всегда и везде. Каждый раз, как только видишь его.

Но как бороться с тем, кто внутри тебя? С собственным характером? С привычкой? Со своей слабостью? Для самой Веры Кочорашвили, собственно, войны никакой не было. Враг был повержен. Без сопротивления. На всю жизнь. Но вот другие…

- Я всегда была такой сердобольной,- рассказывала Вера Григорьевна. - Мне всех жалко – от букашек до звезд. Каждого хотелось спасти. И пьющих, конечно. Ведь слабые они…

В Северной Осетии, где Вера провела детство, таких «слабых» было немного. Отец ее, хотя и грузин, выпивал в меру, а мама так и вовсе к спиртному не притрагивалась. После окончания пединститута Вера Кочорашвили нашла идеального мужчину, военного врача: не пьет, не курит, мастер на все руки и при этом блестяще образован. За него и вышла замуж. Бракосочетание отметили, разумеется, без водки, вина и пива.

Самая трезвая идея

Семья у Веры была тоже идеальная. Муж Сергей Васильевич – убежденный трезвенник. Как-то в раннем детстве он случайно пригубил оставленную отцом водку и понял: это отрава. Выросли равнодушными к спиртному сыновья – Вадим и Борис. Все замечательно! Но на улицах Вера Кочорашвили наблюдала совсем другие картинки.

- Совсем еще юные мальчишки собираются в подъездах, чтобы пропустить рюмку-другую. Потом их шатает, точно былинки. С этим нужно что-то делать! Нужно спасать этих детей! - замечала Вера Григорьевна.

В 80-х годах прошлого века она работала переводчиком в Днепропетровском проектном институте «Днепрогипрошахт». В институтской библиотеке Вера Кочорашвили с дотошностью отличницы (ею была и в школе и в институте) подбирала соответствующие газетные публикации, продумывала аргументацию для будущих выступлений.

- Сначала я была одна со своими мыслями, - рассказывала собеседница. – Все размышляла, как победить это зло. Потом появились единомышленники. Предложила создать инициативную группу по борьбе с пьянством. Первоначально в нее вошли 12-13 человек, но впоследствии сторонников трезвости становилось все больше.

Первая трезвая свадьба в Украине

Первая трезвая свадьба в Украине

Именно в «Днепрогипрошахте» и был зарегистрирован клуб трезвости «Родничок». Немало поспособствовал этому Глеб Пиньковский, возглавлявший в то время проектную организацию.

- Этот почин был очень важен и для нас, и в целом для страны, - рассказывает Глеб Пиньковский. - Многие ведь выпивали, не зная меры. Дни рождения и прочие праздники без бутылки не отмечались. У нас как-то даже случилось, что молодой специалист после такого застолья умер.

«Родничок» приобретал все большую и большую известность. Еще до известных горбачевских указов в клубе числилось уже 73 трезвенника-пропагандиста. Собрание клуба проводилось ежемесячно, а, кроме того, борцы за светлое безалкогольное будущее активно работали с днепропетровскими школами, профтехучилищами и вузами. Без всякого преувеличения можно сказать, что «Родничок» вливался во все слои и прослойки пропитанного алкоголем общества.

- Мы часто выступали в учебных заведениях. К примеру, в монтажном техникуме и музучилище. Убеждали конкретными примерами, - констатировала первый руководитель клуба. - Рассказывали о конкретных судьбах. Наш сотрудник Евгений Кулик снимал короткометражки о вреде пьянства. Нагляднее ничего не придумаешь!

При отсутствии интернета активисты клуба трезвости переписывались традиционным способом с единомышленниками из других союзных республик, а после публикации в «Молодом коммунисте» днепропетровский клуб приобрел всесоюзный масштаб. Но наибольшую популярность «Родничок» приобрел в 1987-м, когда трезвость насаждалась партийными директивами, и инициатива «снизу» оказалась очень кстати.

Трезвость не всегда сохраняет семьи

Удивительно, что клуб трезвости в пьющей стране приобрел действительно всенародную славу. Письма в адрес его руководителей приходили отовсюду.

- Одно письмо я запомнила особо, - вспоминает Вера Григорьевна. - Его прислала 14-летняя девочка из какого-то города на Крайнем Севере. Она писала: «Мне четырнадцать, а я уже пью. И почти все одноклассники тоже выпивают. Что же нас ждет? Помогите!».

У «Родника» (с возрастом повзрослело и название) просили совета, искали поддержки и веры в чудесное исцеление. В чудо. В гостях у клуба были педагоги, врачи, спортсмены, которые укрепляли благое дело своим авторитетом. Однажды на клубном вечере выступил пребывавший в зените славы чемпион мира по боксу Виктор Савченко. И вот уже клуб инициировал первую в Украине трезвую свадьбу. Спустя несколько лет пример мастера ДЗМО Александра Соколова и инженера-математика Людмилы Висиной бездарно попытаются распространить в советских массах как народный почин безалкогольных свадеб. Но это уже совсем другая история. Кстати, по слухам, даже трезвость не помогла сохранить эту «ячейку общества», и «правильные» супруги все равно разошлись.

Так что антиалкогольная кампания последнего союзного генсека подпитывалась инициативой «снизу», подобными днепропетровскому «Роднику» клубами (после горбачевского указа общества борьбы за трезвость были организованы в каждом рабочем коллективе. Впервые это случилось еще при Сталине). Так почему же правое дело борьбы с пьянством, объявленное Михаилом Сергеевичем, обернулось провалом, а многочисленные клубы трезвости, включая и «Родник», перестали существовать?
Принято считать, что контролеры, следившие за претворением в жизнь предначертаний партии (контроль за исполнением был поручен Лигачёву и Соломенцеву), взявшись за дело с неуемным рвением, довели все до абсурда. А от «трезвой кампании» выиграли прежде всего спекулянты спиртным. Десять лет спустя после своего указа Михаил Горбачёв в одном из интервью заметил: «Из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно».

Ну а о почине нашей землячки так не скажешь. Да и сама она так считает:

- Я до сих пор встречаю людей, которые благодарны нашему клубу, - вспоминала несколько лет назад Веры Кочорашвили. - Говорят: «Вы такая молодец, что начали это дело. Точно гипнотизер, внушали нам: не пейте! И это действовало!». Уверена, что жизнь без алкоголя была бы лучше, радостней и прекрасней.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

На безалкогольных свадьбах кричали: «Сладко!»

Торжество происходило в днепропетровском ресторане «Маяк», кажется, в 1986 году. Студенческая свадьба моих друзей проходила без капли спиртного! В то время это не вызвало одобрения. Ведь свадьба – маленькое (а иногда и не очень!) приключение. Гостей много, и они разные, а водка как раз и «сплачивает коллектив»: стирает грань между городом и деревней, умственным и физическим трудом. Обычно после первой-пятой рюмкой все свои-родные. А тут гости трезвые: угрюмые и хмурые. Сидят и спорят, сколько хозяева на водке сэкономили. Скука!

Вдруг появляется подвыпивший тамада (иначе он работать не может!) и неожиданно предлагает поиграть в «Ручеек». Это нам - трезвым! В общем, ручеек этот так и не зажурчал. Потом вступили в дело не вполне трезвые (с соответствующим репертуаром) музыканты. Какое тут веселье? И, понятное дело, лабухам действительно оставили разве что «на чай». Больше всего запомнились возгласы «Сладко! Сладко!». И невеста целовала избранника в сахарные (должно быть, от лимонада) уста.

В итоге все закончилось часа за три, а со свадебного застолья я вышла, как из трамвая с одной-единственной, пусть и трезвой, мыслью: и что это было?!

Сегодня в качестве альтернативы водке и пиву общественники Днепра предлагают спорт и активный образ жизни. Пока, впрочем, далеко не все готовы поддержать этот почин, и после 80-х на свадьбах я ни разу не слышал обращения к молодым: «Сладко!».

Александр Разумный

Метки: Вера Кочорашвили, трезвость
Loading...
Loading...