Иван да Маина

Человечество многие годы, если не века, пытается докопаться до секрета долголетия. Медики и народные целители предлагают свои рецепты, правила питания, настаивают на употреблении одних продуктов и категорическом отказе от других.

Как утверждается, человеку нельзя нервничать, жить спокойно, словом, беречь себя.

Тем не менее, природа неизменно опровергает все выводы и рекомендации, преподнося сюрпризы. Иногда именно не соблюдающие никаких рекомендаций и прошедшие сквозь массу испытаний люди в итоге проживают долгую жизнь. 

военный дама

В этой связи мы осмелились расспросить о жизненном пути замечательную супружескую пару – Маину Леонидовну и Ивана Ивановича Самарских. Ей исполнилось 86 лет, а ему – 93 года, а через два года они отметят 70-летие со дня свадьбы. Эти годы были насыщенными, непростыми и весьма интересными. Несмотря на почтенный возраст, оба довольно энергичны и выглядят просто молодцами (тьфу-тьфу-тьфу).

SAMSUNG DIGITAL CAMERA

Маина Леонидовна в этом плане благодарна своим предкам, что вполне обосновано. Ее прапрадед – запорожский казак. Еще при Екатерине II он переехал на Кубань, где казакам давали землю. Дед по фамилии Рева тоже был бравым казаком, служил государю. А потом волей случая попал в кавалерийский полк русской Императорской Гвардии, который традиционно пополнялся донскими казаками. Туда отбирали самых крепких, рослых и стройных, а Сергей Иментьевич Рева был именно таким. Он рассказывал внукам, как царь Николай II или царица на праздники, проходя мимо гвардейцев, давали им по золотому рублю. После 6 лет службы в столице дед вернулся на Кубань состоятельным человеком и исполнил свою мечту – дал детям хорошее образование. Практически все в роду проходили достаточно долгий жизненный путь более 90 лет.

Маина Леонидовна заканчивала школу под Калининградом, куда направили работать отца. Здесь она и познакомилась с молодым высоким военным летчиком, который впоследствии стал ее мужем. Как известно, военные – люди подневольные, и вскоре молодой жене пришлось ехать за мужем буквально на край света – на Сахалин. Сказать, что быт там был не обустроен, значит не сказать ничего.

- Мы жили в деревянном домике, где нам были отведены комнатка размером 2 х 2 м и маленькая кухонка, - вспоминает Маина Леонидовна. – В кухне стояло ведро с водой, которая замерзала. Чтобы напиться, проходилось рубить лед топором. Такая обстановка явно не способствовала продлению жизни.
Теперь о питании. Чего на Сахалине было с избытком, так это рыбы и красной икры, которую даже скармливали домашней птице. Возможно, икра очень полезна для организма, однако Маина Леонидовна подтвердить это не может, потому что в первые же дни, разделывая рыбу, обнаружила глистов. После этого икру уже есть не могла. Предпочитали привычные продукты: у местной женщины покупали молоко и выращивали овощи на небольшом приусадебном участке.

Но было одно, на наш взгляд, очень важное обстоятельство.

- Мы были молоды, у нас появилось много друзей. Там работал клуб, где проходили танцевальные вечера, словом, было очень весело, - отмечает Маина Леонидовна.

После рождения первого ребенка семье дали квартиру потеплее. Стало уютнее, но были крысы. Вероятно, это стало причиной того, что Иван Иванович заболел желтухой. С болезнью он справился, но она обошлась ему дорого – еще достаточно молодого летчика комиссовали, летать запретили. Пришлось служить на командном пункте. Больше серьезных заболеваний у супругов не было.

В отличие от жены, Иван Иванович не может сказать, были его предки долгожителями или нет. Его родители, брат и сестра, умерли в голодовку. К ним под Мариуполь она пришла раньше других регионов – в 1931 году. Хотя оставшаяся в живых родная сестра в итоге прожила 92 года. В селе Берестовое Андреевского района ныне Донецкой области вымерла практически вся их улица. Девятилетним мальчиком Ваня решил уйти в Мариуполь, где на комбинате им. Ильича работала сестра. По дороге попрошайничал. Словом, более трудного и вредного для здоровья детства сложно и представить.
Милиция определила сорванца в детдом. В школе предложили вступить в аэроклуб. Затем курсантов перевели под Одессу, здесь их и застала война. Иван Самарский в 1944 году был направлен под Кенигсберг, в авиационную разведку. Там довелось повоевать. На счету молодого летчика один сбитый «фоккер». Потом, как сообщалось выше – служба на Сахалине - с 1948 по 1954 год, и перевод в Днепропетровск. Здесь у Самарских родился второй сын.

Следует отметить, что Маина Леонидовна является членом Днепропетровской общественной организации «Интернационалистка». В организацию входят женщины, служившие в горячих точках.

Героине нашего повествования довелось вместе с мужем послужить на Кубе, где в качестве телефонистки она заступала на боевое дежурство. Но это единственная командировка, в которой супруги были вместе. По прошествии года Иван Иванович отправил жену домой, воспитывать детей. В основном Мине Леонидовне выпала обычная женская доля – приходилось долго ждать. Муж, кроме Кубы, служил в Чехословакии, ГДР, Египте. В Египте к ранению, полученному во время Великой Отечественной войны, добавилось еще одно. Бывал в самых что ни на есть стрессовых ситуациях. В Средней Азии, например, в воздухе отказал двигатель самолета, и пришлось садиться на песок; на Сахалине лопнул коленвал, - с огромным риском пришлось совершать посадку на запасной аэродром, который только строился, на его территории беспорядочно располагалась масса техники. Не раз приходилось смотреть смерти в лицо во время Великой Отечественной войны.

В 1945 году на фронтах уже было много молодежи.

- Но, как ни странно, страха большого не было, - вспоминает Иван Иванович. – Почти все были отчаянными, готовыми идти в огонь и воду. Сказывалось воспитание, идеологическая подготовка. Во время боевых заданий я часто слышал в наушниках, как товарищи, идя в атаку, кричали: «За Родину! За Сталина!».

Исходя из этого наш ветеран сделал вывод:

- Из нынешней молодежи тоже можно лепить кого угодно. Можно воспитать хороших людей, а можно получить эгоистов или даже убийц. Поэтому воспитание очень важно во все времена.

Как видим, жизненный путь для этой семьи выдался непростым.

- Сказать, что у нас всегда в семье все было благополучно, нельзя. Но крупных ссор не было, измен, вроде, тоже не было, - говорит Маина Леонидовна, посматривая на супруга, а тот лишь улыбается и отмалчивается.

К сожалению, получить рецепт долголетия и в этот раз не удалось. Жизнь наших героев прошла явно не в тепличных условиях, и нервных клеток, тех, которые не восстанавливаются, ими погублено достаточно.

Но, как отмечалось, было и немало радости. А еще Иван Иванович, находясь в далеких и секретных командировках, буквально ежедневно отсылал жене письма. Факт, говорящий о многом. Не каждый мужчина сможет похвастаться этим. А значит, супругов связывала крепкая взаимная любовь, которая и сопровождала их по всей жизни. Возможно, в этом и кроется секрет.

Валерий ТКАЧЕНКО

 

Метки: Маина и Иван Самарские
Loading...
Loading...