История в историях

За те два года, в течение которых на Востоке нашей страны  идет война, такое понятие как волонтерство плотно вошло в жизнь многих жителей Днепра. Наши земляки в основном помогают фронту, а также тем, кто возвращается с него, деньгами, продуктами, вещами. Но есть и другой, довольно редкий  вид помощи  –  автоволонтерство. Именно им и занимается днепрянка Анна Теряник, которая регулярно предоставляет для нужд раненых свое авто, а взамен получает уникальные истории, которыми щедро делятся с ней ее попутчики.

IMG_5736- По специальности я инженер-экономист, работала  в организации, которая занималась изданием научно-технического журнала, - рассказывает Анна Теряник. - Вышла замуж, родила двоих детей. В общем, жизнь текла, как обычно. Пока в Украину не пришла война. Как только начались боевые действия, и в Днепр потянулись кортежи «скорых», я пришла с мужем в госпиталь - готовы были выполнять любую работу. Случилось так, что в тот день необходимыми стали наши автомобили. Забрав раненых, мы повезли их в один из госпиталей нашей области. А потом снова и снова, по несколько раз в день, мы перевозили бойцов на лечение. Где-то через неделю стало ясно, что одни мы уже не справляемся – к нам присоединились друзья. Кто-то тоже подключился к перевозкам, кто-то помогал деньгами на бензин. Чаще всего возили ребят из Днепропетровского военного госпиталя в Черкасское – бывало, такие поездки совершали по три раза в день. Часто встречали  ночные поезда и с перрона развозили ребят по госпиталям. Ребята нередко были с кровоточащими ранами – приходилось подкладывать ткань, но нас это по-большому счету никогда не беспокоило: главное, чтобы им было удобно и комфортно доехать до места назначения, а наши «Мицубиси» и «Тойоту» легко отмыть...

По дороге Анна общалась с теми, кого везла. Едва ли не каждый день ей доводилось слышать удивительные истории, наполненные как маленькими трагедиями и большими драмами, так и чудесными случаями возвращения в мирную жизнь из ада. И однажды Анне захотелось поделиться этими историями с теми, кто об этом самом пекле, живя в спокойном Днепре, имеет весьма смутное представление или не имеет вообще. Женщина написала одну из историй в социальной сети Фейсбук, к ней появились заинтересованные и одобрительные комментарии. В результате интернетовскими записями Анны заинтересовались в днепропетровском издательстве «Лира» - предложили издать их.

Так несколько месяцев назад свет увидела маленькая книжка «Попутчики. Путевые заметки», а материала сейчас уже собралось и на следующее издание. Книга иллюстрирована фотографиями реальных героев, обработанных с помощью компьютерной графики.

- Сложно сказать, какие именно рассказы произвели на меня наибольшее впечатление, - вздыхает Анна Теряник. - Возможно, воспоминания 19-летнего парня, брошенного на войну со своими товарищами без всякой подготовки и вынужденного   безрезультатно прятаться от арт-обстрелов в кукурузе... А еще – Иловайск. Тогда раненых, которых мы перевозили, постоянно просили нас узнать хотя бы какую-то информацию об их боевых товарищах. Мы узнавали, однако практически все они оказывались мертвыми... Запомнились и поездки в туман, под дождем по обледеневшей дороге, когда ты везешь людей и понимаешь, что никакого права на ошибку у тебя нет. Дети в это время безропотно сидели дома сами: они понимали, что их мама и папа заняты важным делом.

Те, кто захотят приобрести  книгу Анны Теряник, могут связаться с ней по тел. 050-514-75-81, 098-328-25-53. А сейчас – несколько цитат из «Попутчиков».

* * *
Лето 2014. Форма на них, львовских офицерах-связистах, висела оборванными лоскутами: штаны больше напоминали юбку, а верхняя часть – майку. Зеленый цвет был черным, или так мне показалось. Потому что такого же цвета были губы. У всех четверых.
- Окружили нас. Без еды, без воды, без патронов, хотя было пару штук, но это для себя. Солнце палило в этой луганской степи, как в Казахстане, если бывали там, то знаете. Ноги перевязать нечем, пришлось рукава отрывать, а самое ужасное, что телефоны попеременно у каждого звонили, вон у Славки особенно. У него трое детей. Лежишь в засохшей траве, умираешь потихоньку, просишь Бога, чтобы поскорее и не в плен, а тут жена: «Почему голос хриплый?» - «Ангина. Горло, значит. Не звони пару дней, говорить больно». «Грады били совсем рядом, воронок вокруг полно, так мы туда из последних сил переползли, я какую-то нору еще руками вырыл, чтобы хоть голову спрятать, вон видите, теперь ногтей нет. (...) Но повезло, как видите. Выползли. А еще жена сказала, что у дочки волосики отросли и можно сделать малюсенький хвостик. И я это увижу!»

* * *
Почему мы обязательно победим. Во-первых, потому что Весна. А еще потому, что у меня, и у тебя, и у тебя тоже флажок на машине, или на окне, а может, на футболке, а когда мы смотри друг другу в глаза, то улыбаемся и мысленно говорим: «Да, да, я все понимаю и вижу, что ты тоже понимаешь...». Теперь учимся вести себя по-новому, быть вежливыми, разумными, Людьми быть, одним словом, а не потребителями, которыми практически уже стали. Но остановились за шаг. (...) И это счастье!

* * *
Мы не знали друг друга. И, наверное, никогда больше не встретимся. Я ждала ребят возле вагона, а она тоже кого-то ждала. Симпатичная женщина лет пятидесяти в скромных джинсах и футболке, с сумочкой на плече, за которую держалась изо всех сил. И смотрела, смотрела. Вышли мои парни, сверили всех, поздоровались, обнялись. (...)
Женщина в джинсах стояла, обнявшись с мужчиной в военной форме, по щекам тихо лились слезы. Видимо, почувствовав мой взгляд, она подняла глаза и сказала ими:
- Да, я дождалась...
- Я вижу.
- Страшно так было...
- Я знаю.
(...) Покраснели они, притихли, вспомнили дом, жизнь прошлую. И я вместе с ними вспомнила свои скоростные автобаны... Но почему-то никакой жалости к себе не испытала. Только радость. Мужиков дождались семьи. Вот это главное!
- Алло! Привет, дорогая. Я уже в Днепре...

* * *
- Аня.
- Андрей.
- Очень приятно.
- Взаимно.
- Сыну сколько лет?
- Шесть. Только, наверное, я его никогда уже не увижу.
- Что-то случилось?
- Да, случилось. Война в мой дом пришла. Я с Луганщины, с оккупированной территории. Из маленького села. Еще весной прошлого года, когда все только начиналось, вооружился битой, надел свои самые новые джинсы и пошел защищать родину от врагов. Только потом добровольцев собрали уже в более-менее организованные отряды, форму дали и автомат. Биту хранил сначала, а потом она сгорела под обстрелом. Где я с тех пор не был. Иловайск прошел, Дебальцево. Сейчас вот в Счастье ранен. Но мы отстоим, вы даже не думайте! Мы каждое село вернем, каждый овраг и каждую речушку, летом пересыхающую. Вот посмотрите.
- А как же вы таким патриотом выросли?
- Ну так у меня в свидетельстве о рождении что написано? Оно, хоть и советское, но там синим по зеленому написано «Украина». Как может быть по-другому?
- Так вы, получается, дома полтора года не были?
- Да. У меня в селе на каждом углу развесили мои фотографии с подписью «Фашист. Каратель». Понимаете? Теперь нет у меня дома, как и сына. Но с победой вернемся, и я посмотрю в глаза людям, которые смогли предать. Нет, не меня. Землю свою. Нам долго еще ехать? Устал очень.
- Нет, около часа. Сейчас же ночь и дороги пустые. Хотите про город вам расскажу?
- Ну конечно, давайте!
- Днепропетровск – это лучший город на планете...
Андрей хохотал во все горло.
- А я с вами, Аня, согласен. И знаете почему?
- Почему же?
- Люди здесь ну такие... Такие, как надо, одним словом!
- Ну надо же! В темноте людей рассмотрел!
- Я не рассмотрел, я их сердцем почувствовал.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Loading...
Loading...