Гробокопатели, или Могильник убийц

В советское время существовал обычай: во времена страды слать на подмогу в колхозы и совхозы студентов на срок от двух недель до месяца, чтобы городские жители на своей шкуре могли сполна оценить тяжесть земледельческого труда. Обычно это бывало осенью, когда селяне не успевали собирать урожай помидоров, картошки,  яблок, груш  и других сельхозкультур. Но иногда могли послать и летом, в пору сенокоса или  прополки.

Группу из техникума, в которой учился Вячеслав Колоедский, отправили на сельскохозяйственные работы сразу после поступления, в сентябре 1982-го. Местом дислокации был  совхоз, потому поселили всех не по частным домам, как обычно, а в общежитии (они, как правило, имелись в совхозах), в отдельных комнатах по три человека.

Жизнь в удалении от привычных цивилизационных благ поначалу всегда кажется скучной. В будни, когда все были заняты сбором и сортировкой кукурузы и уставали так, что, придя домой, падали, как говорится, без задних ног, еще куда ни шло. А в выходные заняться было нечем. В такие дни, собираясь на площадке за зданием, обычно травили анекдоты или страшные истории. Но в конце концов надоело и это. И тогда кто-то предложил сходить вечером на старое кладбище. Оно располагалось в стороне от дороги, километрах в шести-семи хода. От местного сторожа узнали, что лет 40 назад там хоронили преступников. Неподалеку какое-то время располагалась секретная зона строгого режима, где отбывали наказание за особо тяжкие преступления. После войны ее ликвидировали, а кладбище не тронули. Теперь бесхозный объект превратился в заросший участок, лежащий в стороне от дорог, который посещали только птицы да бродячие псы.

3

А вымытые из почвы и раскиданные вокруг кости и черепа словно ждали часа для своего пробуждения

На этот могильник и решили наведаться студенты, разбавив адреналином скуку совхозной жизни. Добровольцами вызвались шестеро – пятеро школьных друзей, в том числе Вячеслав, и девушка.
Через неделю, улучив момент, когда поздним вечером руководитель отправился на свидание с местной вдовой, они, вооружившись лопаткой, фонариками и на всякий случай веревкой, собрались во дворе. И, недолго посовещавшись, отправились по темной, освещаемой лишь звездным светом дороге в степь. Правда, к тому времени их осталось пятеро – за день до похода Вячеслав проткнул на току ногу гвоздем и с забинтованной ступней лежал на койке, выбыв таким образом из числа «гробокопателей», как шутя назвали ребят. Потому дальнейшие события ему известны со слов добровольцев.
К кладбищу добрались только к полуночи, поскольку не сразу смогли найти его в незнакомой местности, да еще в темноте. Выручила сообщенная сторожем примета – высокий дуб с переплетенными в виде восьмерки ветвями, стоящий на пригорке.

Кладбище было таким заброшенным, что невольно сжалось сердце. То тут, то там среди разросшихся кустов – холмики, на которых – где деревянные таблички, где крест (видимо, родственники постарались), где просто камень. Ни оград, ни фотографий или надписей типа «Любим, скорбим, помним». Только фамилии и даты, и то не на всех.

4

Из шестерки друзей, сделавших вылазку на старое кладбище, выжил только Вячеслав (посредине), накануне пробивший ногу

Где-то они стерлись, где-то, возможно, их с самого начала не было. Луч фонарика выхватывал то одно имя, то другое. Нигде не значилось, по какой статье сидел заключенный, что плохого совершил в своей жизни и от чего умер или же был убит, на что втайне надеялись искатели приключений. Сева, обладатель фотоаппарата «ФЭД», без конца делал снимки при помощи вспышки, но она освещала только два-три метра перед собой, еще более сгущая окружающий мрак.

Некоторые могилы оказались пустыми – словно их кто-то раскопал, или же они провалились в результате сдвига грунта. Это производило неприятное впечатление. Неровные, отвратительно пахнущие ямы, заросшие по краям зеленью, уходили вглубь. В некоторых виднелись фрагменты костей.

- Видать, некоторым удалось восстать из праха, – пошутил кто-то. – Может, они были вампирами. Оттого и зона секретная.
- И теперь бродят вокруг в поисках жертв, - добавил другой, закатывая глаза и вытягивая перед собой руки, как это делают зомби в фильмах.

Ребята рассказывали, что страшно было до жути. Пробирались медленно, старательно проверяя почву – чтобы не провалиться в разверстую могилу. А когда над головой ухал филин или раздавался вой (заблудившейся собаки или - кто знает? – волка) – сердце подскакивало к глотке и на несколько мгновений застревало там, перекрывая дыхание.
- Во-во, это они, наши оборотни, - подливал масла в огонь фотограф, щелкая затвором.

Но ничего в ту ночь не случилось. Часа через три все вернулись в общежитие, целые и невредимые, и до утра передавали обступившим их сокурсникам свои впечатления. Девушки ахали и незаметно крестились, ребята просто хмыкали, завидуя временной славе смельчаков, завладевших вниманием женской половины.

Вячеслав жалел, что судьба не дала ему возможности побывать на кладбище преступников. И клял гвоздь, пронзивший его стопу, когда он грузил в кузов тяжелые корзины с золотистыми початками. Но недолго. Уже скоро события стали разворачиваться так, что покалечивший его инструмент стал казаться орудием спасения.

Странности начались с фотоснимков. По какому-то стечению обстоятельств ни один кадр с ребятами не получился: всюду - только голые могилы с покосившимися табличками.
- Словно мы в ту ночь превратились в призраков, - пошутил Сева. – А они, как известно, на пленке не фиксируются.

На следующий день он погиб. Все тогда, как обычно, двигались вдоль кукурузных рядов, выламывая початки и складывая их в мешки. А по звону гонга, приглашавшего на обед, собрались на расчищенной полянке. Севы не было. Подождав немного, стали звать. Потом двинулись на поиски, раздвигая в стороны толстые жесткие стебли. Нашли его на самом краю поля, на чужой, не его, меже, с перерезанным горлом. Кто совершил это преступление, зачем, как - так и не установили. Одна из версий гласила, что он по неосторожности угодил под нож косилки, работавшей на соседнем поле и делавшей разворот у кукурузного края – там и задела парня.

Все работы в срочном порядке свернули, и группу отправили назад в город. Так трагически завершилась совхозная эпопея. Но не сама история.

Спустя месяц на дискотеке в днепропетровском парке имени Шевченко была убита Нина – та девушка, которая посетила «могильник убийц» вместе с ребятами. Предполагали, что неизвестный ткнул ее ножом в живот, и за грохотом музыки и танцами не сразу поняли, что она ранена. А когда подоспела «Скорая», было уже поздно. Но танцоры никого неизвестного в своем кругу не заметили. Тогда-то среди студентов и поползли слухи о мести потревоженных на кладбище душ убийц, застрявших между небом и землей.
Оставшаяся из отряда гробокопателей троица была до того перепугана, что некоторое время не появлялась на занятиях. Они сидели дома и уничтожали сделанные на могильнике снимки – остались лишь те, которые они подарили Вячеславу. Потом двоим удалось перевестись в другой вуз, и они уехали из города. А третий неожиданно лег в психушку. То ли рассчитывал переждать там опасный период, то ли родители, выслушав его историю, решили, что их мальчик в самом деле не в себе. Его определили в клинику для душевнобольных, и больше он оттуда не вышел. Закололи ли его лекарствами, или он без их помощи окончательно съехал с катушек, – никому неизвестно.

Судьба же двоих сменивших вуз долгое время пребывала во мраке. Казалось, уж они-то должны были выйти из-под чар «кладбищенского проклятья».

Всем хотелось верить в это – и верили. Катились годы. Старая история была почти забыта. Но однажды она заставила вспомнить о себе.

Как-то Вячеслав (к тому времени, впрочем, уже Вячеслав Игоревич) гостил у друзей в Никополе. И там до него дошла весть о том, что один из двух беглецов попал в Афганистан, где вскоре был убит в сражении (как рассказывал очевидец,  сгорел заживо в подбитой машине). А другой в 90-х подался в бандиты и был застрелен во время одной из разборок.

Никто не мог сказать наверняка, совпадения ли это, или в самом деле результат действия некоего зловещего плана.

***
Однажды Вячеславу пришлось проездом побывать в местах своей молодости, в бывшем совхозе, о котором напоминал теперь лишь остов коровника да здание общежития - без крыши, окон и с полуразрушенным фасадом. Не удержавшись, он свернул с дороги.

Возник соблазн издали посмотреть на роковое кладбище, ни в коем случае не заходя внутрь. Но, сколько он ни колесил по округе, так и не нашел его. То ли оно разрушилось от времени, растворившись в степных травах, то ли его срыли фермеры под свои угодья, то ли он просто не смог отыскать ориентиры. «Наверное, это к лучшему», - подумал Вячеслав Игоревич и развернул машину назад.

Любовь РОМАНЧУК

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Вадим СРЕДИННЫЙ, специалист по аномальным явлениям:
- Видимо, не зря во всех культурах запрещалось тревожить мертвых. А в преданиях о так называемых «беспокойных мертвецах», возможно, есть свой резон. По этому поводу мне вспомнилась история, рассказанная знакомым медиумом. В 2008 году он побывал в Эстонии, на кладбище близ Аренсбурга, и в районе одного старого разрушенного склепа ощутил очень негативную атмосферу. Он навел справки и выяснил, что в XIX веке склеп принадлежал одному знатному семейству и обладал странной особенностью: каждый раз, когда в нем делали подзахоронение очередного умершего члена рода, обнаруживали, что почти все гробы раскиданы (при том, что замок на входной двери оставался цел), а сторожа частенько жаловались на странные шумы внутри склепа. Так продолжалось до середины века, после чего все тела перезахоронили отдельно друг от друга. Как выяснилось, трое из семейства покончили жизнь самоубийством. А таковые как раз и относятся  к «беспокойным мертвецам».

Метки: кладбищ, мистика, могильник, студент
Loading...
Loading...