Голубой Берлин

Корреспондент «Днепра вечернего» побывала в Германии на Евромайдане диаспоры

В то время, когда во всех областных центрах нашей страны люди вышли на центральные площади, чтобы поддержать евроинтеграцию Украины, я находилась в одной из самых демократичных европейских столиц - Берлине (Германия) и могла наблюдать за волнениями украинской диаспоры. Моих земляков до боли возмутило распоряжение Кабмина о приостановке процесса подготовки к заключению Соглашения об ассоциации с ЕС. Я наблюдала за безупречным укладом немецкой жизни, где уважение интересов каждого, несмотря на цвет кожи, возраст и сексуальную ориентацию, на первом месте.  Мы мыслим действительно по-другому. Уверена, этот материал многих шокирует, но, с другой стороны, он демонстрирует, что значит думать по-европейски.

Берлин отличается от всей Германии. Столица собрала представителей самых разных национальностей, которые привнесли частички своих культур. Тут можно попробовать кухни разных народов мира, услышать какие угодно языки. Здесь часто встречаешь людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, которых можно определить по внешнему виду. Всех объединяет любовь к Германии, где каждому хорошо и уютно. И к эмигрантам, и к представителям сексуальных меньшинств относятся с уважением, у всех есть права.

 

Социальный работник, представившийся Иаджаном, родом из Турции. В Берлине получил политическое убежище в 1982 году. Со временем открыл кафе «Cafе Kotti» в Кройцберге - районе Берлина, где живет много эмигрантов. При этом заведении работает специальный образовательный центр, здесь проходят встречи людей разных национальностей.

- Именно в Кройцберге среди эмигрантов есть такое понятие, как национал-социализм, здесь еще можно встретить явления гомофобии, - продолжает Иаджан.

- Тут живет много выходцев из Турции и арабских стран, у которых немного иной тип мышления. Я пытаюсь раздвинуть границы восприятия. Разделение людей по национальностям и каким-либо другим признакам нужно искоренить. Главное - уважение человека к человеку, не важны цвет кожи, глаз и даже сексуальная ориентация. Вот и пытаюсь это донести на своих семинарах.

Если украинцам свойственна национальная терпимость, то отношение к сексуальным меньшинствам у нас негативное. Геев и лесбиянок мы воспринимаем как порочных, недостойных людей. А в Германии люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией - такие же члены общества, как и остальные. На них не показывают пальцами, их уважают. Во всех немецких сериалах есть герои-гомосексуалисты или лесбиянки, эта тема присутствует везде. Более того, представители сексуальных меньшинств есть даже в правительстве.

Сорокачетырехлетний депутат из партии, которую представляет канцлер Ангела Меркель, Штефан Кауфман, с которым я познакомилась, - первый гомосексуалист в Бундестаге, кто открыто заявил о своей ориентации. Это было 15 лет назад.
- Законами Германии гарантированы права всех меньшинств, в том числе и мои, - говорит Штефан. - Но прийти к этому оказалось не так просто. Изначально запрещалось официально жить с партнером, но потом стала возможна регистрация однополых людей.

По словам депутата, однополые пары хотели, чтобы их брак на законодательном уровне считался таким же, как и брак между мужчиной и женщиной. Решение оставалось за коалиционным судом.

- Время шло, но мы не хотели ждать, пока нам подарят равноправие, - продолжает Штефан Гауфман. - В результате образовалась группа из 13 депутатов, которые попытались форсировать вопрос. В прошлом году в Ганновере на партийном заседании прошли горячие дебаты по нашему вопросу. За равноправие однополых браков проголосовало только 40 процентов, а 60 оказалось против.
В июне этого года мечта представителей сексуальных меньшинств Германии сбылась – заседание в конституционном суде состоялось. Теперь в отношении платы налогов у однополых и обычных семей равные права. Если в гомосексуальной семье один партнер зарабатывает больше другого, то налоги платят все равно одинаково небольшие.

- Единственное, чего мы еще не можем, это усыновлять детей, - говорит Штефан. – Но это вопрос времени. Пока много голосов против. А вообще в немецком обществе большинство относится к нам абсолютно терпимо.

Единственные, кто настроен консервативно, – это представители католической и евангелической церквей. Но и верующие постепенно меняют свое отношение к гомосексуалистам.

- Я уже 13 лет живу с моим партнером, - продолжает Штефан. – Наш брак зарегистрирован, и мы решили обвенчаться. Для этого отправили запрос епископу, который, надеюсь, в следующем году проведет наше бракосочетание. Это для нас очень важно, ведь мы с партнером набожные католики. Несмотря на гомосексуальность, мы не ушли из церкви.

К слову, прецедента подобного венчания в Германии еще не было. И если епископ удовлетворит вопрос, то однополая пара предстанет перед Богом. Штефан верит, что все получится, ведь главное уже сделано, меньшинство, к которому он относится, уже заявило о себе. Даже существует официальный праздник гомосексуалистов в Германии, который собирает миллионы людей и проходит во многих городах. В результате все больше и больше людей осмеливаются заявить о себе. Для людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией есть тематические издания, для них открыты специальные бары и кафе – им есть где познакомиться и поговорить о своих проблемах. Они не навязывают себя остальному обществу, а просто мирно сосуществуют с ним.

Если взрослое украинское население не может воспринять таких европейских реалий, то молодежь открыта к подобному выражению демократии.

Жительница Днепропетровска Яна Кравченко уже успела ощутить дух Европы: девушка выиграла грант и теперь получает степень магистра по специальности «межкультурные коммуникации» в вузе во Франкфурте-на-Одере. Узнав о Евромайдане, который собрался в Киеве, Яна и ее украинские друзья отправились на аналогичный «майдан» в Берлине около Бранденбургских ворот.

- Я хочу поддержать ассоциацию с Европейским союзом, мы не согласны с решением нашего правительства, - говорит Яна. – Хочу, чтобы и другие украинские студенты имели возможность получать образование в Европе.

Ощутила на себе, как сложно сюда попасть. А теперь, находясь уже 3 месяца здесь, почувствовала все приоритеты жизни в Германии, где все создано для комфорта человека, где не унижается его достоинство.
Немецкий майдан собрал более 300 человек – представителей нашей диаспоры, каждый принес с собой плакат.

«Ще не вмерла Україна», - звучали депрессивные слова гимна. А потом уверенное: «Ми – це Європа!». Географически – это действительно так. Тут очень многое зависит от правительства. И если сама Европа протягивает нам руку помощи, не грех ли от нее отказываться?

Елена АНДРЮЩЕНКО

Loading...
Loading...