Донецкая пленница

20180222160417Есть дни, которые кардинально и бесповоротно меняют жизнь. Эта отправная для Валентины Николаевны Бучок точка наступила 3 февраля 2017 года. Электромонтер по обслуживанию рядовых бытовых потребителей ПАЛ ДТЭК «Донецкоблэнерго» направлялась к кабинету директора, чтобы обсудить рабочие моменты. Но буквально перед входом незнакомый мужчина схватил женщину за руку.
- Он стал допрашивать, кто такая, и я показала ему удостоверение работника ДТЭК. Когда мужчина сказал, что на территории «ДНР» украинские предприятия не работают, я показала ему паспорт гражданки Украины. Но и это не возымело действия, - рассказывает Валентина Николаевна. - К тому же, незнакомец посчитал подозрительным, что у меня два мобильных телефона, и вызвал полицию. Меня посадили в машину и увезли в Ворошиловский РОВД города Донецка.
В полиции женщину заставили раздеться, а после фотографировали с листом, где было написано: «ДТЭК». Вдоволь понасмехавшись, вызвали работников МГБ – так называемого местного министерства государственной безопасности.
- Приехал представитель, посмотрел сообщения и снимки в моем телефоне и решил, что я шпионка. С этим клеймом меня и отправили в МГБ. Там набросили целофановфй мешок на голову и руки за спиной взяли в наручники. И так мучали 20 часов, пытаясь пришить мне даже убийства, - вспоминает Валентина Николаевна. – Но я держалась и говорила только то, что есть на самом деле. Да, у меня проукраинская позиция, я люблю свою страну, но ничего преступного не совершала.
Валентины Бучок - работник ДТЭК с 2006 года. Когда началась война, она надеялась, что работников украинского предприятия куда-то переведут. Поэтому оставались на оккупированной территории и, несмотря на обстрелы, выполняла поставленные нормы.
- Было несколько инцидентов, когда информировала свое руководство, что работа становится опасной: люди с оружием угрожают и не хотят давать показатели электросчетчиков. Об этом я докладывала в служебных записках. Но ответов не получила. О данном факте я рассказала на допросе, однако отказалась подтверждать другие - к которым не причастна, - говорит военнопленная.
Когда измученную допросом женщину глубокой ночью привезли в камеру, там оказалось еще несколько пленниц. Они ей посоветовали соглашаться на все, лишь бы внесли в списки на обмен.
Допросы продолжались 4 дня. Следуя совету, Валентина Николаевна сказала, что подпишет все, даже не читая, но взамен просит внести в вышеупомянутый список.
- Днровцы готовили бумаги до глубокой ночи, а потом я все подписала, как и обещала, не читая, - продолжает Валентина Николаевна. – Дальше у меня забрали ключи от квартиры, а также все, что было при мне: кошелек и сумку. Захватчикам не понравилось, что там находилась распечатанная карта территории ДТЭК. Конечно же, они не внесли меня в список на обмен. Меня ожидало нечто другое – приговор на 17 лет заключения за шпионаж за прославление украинской нации.
Женщину привезли работать на базу. Но она категорически отказалась. И поскольку даже угрозы не действовали, оккупанты решили перевести ее в тюрьму.
- 21 марта 2017 года меня перевели в СИЗО города Донецка, - рассказывает Валентина Бучок. - То, что я там увидела, было действительно страшно: грязища, куча тараканов, нехватка кислорода в камерах.
Предприятие никак не отреагировало на исчезновение работницы. Муж Валентины Николаевны начал искать жену сразу в день исчезновения. А на следующий - написал заявление о пропаже. Но результатов не последовало. Потом, через пару недель, мужчина позвонил бывшей начальнице супруги, но та, услышав вопрос, положила трубку.
- Меня никто из предприятия не искал, - все полным составом перешли на сторону оккупантв, - говорит Валентина Бучок. - То, что я попала под обмен – это чудо. Ведь люди сидят намного дольше. Просто их родственники не могут подтвердить, что они находятся в СИЗО. У меня в Донецке осталась невестка. Она тесно сотрудничала с ОБСЕ и наладила связь со мной. Потом ей удалось взять справку о том, что я нахожусь в СИЗО. Она отдала документ украинскому адвокату, а тот - организации, которая занимается обменами.
Валентину Бучок вместе с 72 другими военнопленными обменяли 27 декабря 2017 года под Майорском.
- Вместе с другими освобожденными я прошла реабилитацию в клинике «Феофания». Потом лежала в неврологическом отделении больницы в Константиновке, - говорит Валентина Николаевна. – Сейчас живу в селе Новополье Днепропетровской области. Я - инвалид III группы общего заболевания, и сейчас мне как никогда нужны средства к существованию. Соцслужба готова оказывать ежемесячную помощь. Однако там заняли выжидательную позицию. Я считаю, что мне положены выплаты за месяцы, проведенные в плену. Неоднократно писала письма в ДТЭК, чтобы разъяснили, на какой стадии нахожусь: где моя трудовая книжка или приказ об увольнении. А также - собираются ли мне выплачивать компенсацию за время, проведенное в тюрьме. Пока руководство со мной не связывалось. Если молчание продолжится, я готова обращаться в суд.
За помощью и поддержкой Валентина Николаевна обратилась в Правозащитную группу «Сiч». Юристы организации уже начали сбор документов для составления жалобы в Европейский Суд по правам человека.
- Валентина Бучок находилась в плену так называемой республики ДНР, что является незаконным действием, плюс над ней там всячески издевались, - говорит юрист Правозащитной группы «Сiч» Владимир Плетенко. - Ее приговорили к 17 годам лишения свободы по статье «шпионаж». Кроме того, у женщины нестандартная ситуация, поскольку она как работник ДТЭК находилась при исполнении служебных обязанностей во время задержания. Организация обязана выплатить ей среднюю заработную плату за время пребывания в плену. Сейчас мы составляем акт и будем требовать компенсации. Важно, что есть справка, подтверждающая, что Валентина Николаевна Бучок действительно находилась в плену с 3 февраля 2017 года по 27 декабря 2017. Поэтому уверен, что все получится.

20180222160600

20180222160630
Елена АНДРЮЩЕНКО

Метки: пленница
Loading...