Белое солнце Вьетнама

- Когда нас провели по местам, где мы когда-то воевали, я не узнал эту местность, - признается днепропетровец, подполковник в отставке Иван Ужеловский, прошедший вьетнамскую войну.- И не мудрено, ведь с того времени прошло почти полвека.

Встреча пп-ка Ужеловского И И с Министром обороны ВьетнамаВ августе 2012 года по приглашению правительства Вьетнама Ивана Ужеловского и еще девятерых украинцев пригласили на встречу ветеранов войны во Вьетнаме. Вообще-то их группа состояла из 30 человек – в ней были еще россияне и белорусы.
- Нас встретили как дорогих гостей и провезли с экскурсиями от Ханоя до Хайфона, - вспоминает он. - Показали изумительную бухту Халонг с ее более чем 3 тысячами островов, выступающих из чистой изумрудной воды Тонкинского залива. Еще тогда, в далеком 1965 году, ее называли одним из природных чудес Вьетнама. Именно здесь проходили ожесточенные сражения против захватчиков.
Десять незабываемых дней, проведенных в гостях у вьетнамцев, помогли нашему герою вспомнить до мельчайших подробностей, как все было.
Отставить вопросы!

В 1965-м Иван Ужеловский проходил службу в войсках ПВО Ленинградского военного округа, был в звании лейтенанта. И тут его направили в московский учебный центр, где пришлось в спешном порядке изучать радиотехнику. Почему теорию курсанты проходили семимильными шагами, им никто не объяснял.
- В учебный центр ребят собирали из разных частей, – вспоминает Иван Иванович. - Нам не объясняли, для чего так скрупулезно и требовательно натаскивают по радиосхемам. Все наши вопросы командование пресекало на корню. Но мы и сами понимали, что нас собираются забросить в другую страну, где идет война. На войне некогда проходить теорию. И хотя учились мы по сокращенному курсу, экзамены принимались тщательно, «гоняли» по всему материалу, требовали знания малейших деталей. Тех, кто плохо усвоил предмет, отчисляли без промедления.
По рассказу собеседника, когда США развязали вьетнамскую войну, советское руководство в начале 1965 года приняло решение об оказании Демократической Республике Вьетнам военно-технической помощи. По оценке Председателя Совета Министров СССР А.Н Косыгина, помощь Вьетнаму во время войны обходилась Советскому Союзу в полтора миллиона рублей в день.
- После экзаменов нам выдали гражданскую одежду (брюки у всех были одинаковые, а вот рубашки - разного цвета и фасона), - вспоминает миротворец. - Наши документы нам даже не показали, лишь объявили, что отныне мы – инженеры по строительству мостов. Вместо адреса назначения сообщили почтовый адрес «Москва-400». Посадили в «ТУ-104» и отправили в неизвестность.
Иван Иванович вспоминает, что вначале самолет сделал посадку в Пекине, а когда пересек границу Вьетнама у «ТУ» вдруг появился эскорт. МИГи сопровождали его до самого Ханоя.
- Вышли из самолета - и как в парилке оказались, невыносимо жарко было после мартовской прохлады Москвы, - продолжает рассказ наш герой. - Когда мы увидели, что по аэродрому разбросаны подвесные баки, детали самолетов, – поняли, что попали в прямом и переносном смысле в самое пекло.

Ничего никому не рассказывать

Взлёт Хью-Кобра на заданиеИх забросили в самые настоящие джунгли, где располагался вьетнамский учебный центр. В апреле 1965 года недалеко от Ханоя были созданы два таких центра: в первом бойцов 236-го зенитно-ракетного полка Вьетнамской народной армии обучали военспецы Московского военного округа ПВО, во втором – воинов 238-го зенитно-ракетного полка Вьетнамской народной армии – офицеры из Бакинского военного округа ПВО. В течение трех месяцев советским специалистам необходимо было обучить вьетнамские расчеты боевой работе на комплексах С-75 «Двина», а затем вести боевые действия.
- За три месяца наши подопечные освоили то, что у нас в Советском Союзе изучали три года, - восхищается вьетнамскими солдатами собеседник. - Вьетнамцы – народ очень трудолюбивый. И это при том, что мы общались с ними только через переводчиков. Кстати, им сложно было произносить наши фамилии, поэтому называли нас только по именам.
После трех месяцев обучения вьетнамских расчетов в учебном центре они вышли на боевые позиции недалеко от Ханоя. Иван Ужеловский командовал стартовым взводом, вскоре стал командиром стартовой батареи 257-го зенитно-ракетного полка Вьетнамской народной армии. Как правило, налеты американцев начинались внезапно. Об одном из них Иван Иванович рассказывает так:
“Ревун разорвал тишину – боевая тревога. Наши расчеты быстро заняли свои места. Поступила команда:
- Цель групповая, азимут - …, дальность - …, угол места -…
- Цель вижу, цель сопровождаю.
Из-за ближайшей горы выскочила четверка «Фантомов» (F-4 «Фантом» - американский штурмовик).
- Первый, второй, третий – пуск!
Зенитные ракеты рванулись в сторону самолетов. Раздались звуки подрыва целей. Два «Фантома», оставляя черные клубы дыма, упали в ближайших джунглях, третий F-4 взорвался в воздухе. А последний американский самолет резко набрал высоту и ушел в сторону моря.
Первые два месяца боевые стрельбы проводили советские воины, а вьетнамские расчеты находились рядом и учились практическим действиям, потом боевые действия вели вьетнамские зенитчики, а мы лишь помогали им”.

Бомб сброшено больше, чем за все годы Великой Отечественной

Иван Иванович вспоминает, что и без того напряженную боевую обстановку усугубляла еще и малярия, которая активно выводила из строя наших солдат. Хотя перед вылетом каждый был привит от нее: делали по пять уколов какой-то беловатой жидкости, от чего целую неделю температура держалась под 40. И тем не менее, несмотря на прививки, наши все же заболевали.
- От постоянной повышенной влажности в джунглях тело начинало гнить, - говорит собеседник. - Из одежды на нас были только металлическая каска и шорты, да прикрепленная к поясу аптечка с препаратами, необходимыми для оказания первой медицинской помощи..
Условия жизни были для них, привыкших к другому климату, невыносимыми, а они писали родным, что находятся в командировке, и все у них хорошо. Насколько «хорошо» там было, родные узнали, когда ребята вернулись в Союз. Но и тогда не все можно было рассказывать – с них взяли подписку о неразглашении того, что они видели и пережили во Вьетнаме.
Вплоть до 1989 года в Советском Союзе нельзя было рассказывать об участии во вьетнамской войне. И лишь когда вывели войска из Афганистана, немного приоткрылась завеса тайны над всеми миротворческими миссиями советских солдат.
В декабре 1972 года США предприняли последнюю попытку сломать систему ПВО (противовоздушной обороны) Вьетнама. Была проведена операция «Лайнбекер-2», которая продолжалась двенадцать дней и ночей, в ней было задействовано более 700 самолетов, из них 83 В-52 («летающие крепости»).
В операции «Лайнбекер-2» летчики США совершили 2814 самолетовылетов, сбросили 13000 бомб. В ходе боев был сбит 81 самолет.
30 декабря 1972 года США прекратили эту операцию, а в марте 1973 года было подписано Парижское мирное соглашение. США с позором ушли из Вьетнама.
За мужество и героизм, проявленные в ходе боевых действий во Вьетнаме старший лейтенант Иван Ужеловский был награжден орденом Красной Звезды и вьетнамской медалью Дружбы.

Анна Долгаева

Loading...
Loading...