ТОП-5 изданий о Пушкине в Екатеринославе

К 198-й годовщине со времени приезда Александра Пушкина в Екатеринослав «Вечерка» решила собрать старые издания, посвященные этому периоду жизни поэта. Тем более, что сам он никаких сведений о том не оставил, за исключением краткого сообщения в письме брату Льву о том, что заболел, искупавшись в Днепре. При этом назвал свое жилище «жидовской хатой» (ее он также описал в стихотворении «В еврейской хижине лампада в одном углу бледна горит…»).
В библиотеках города хранятся книги днепровских (и не только) авторов, из которых можно почерпнуть массу интересного о пребывании поэта в городе святой Екатерины.

листок

1. Самое старое издание - это «Екатеринославский юбилейный листок 1787 – 1887 гг.» (он хранится в областном архиве). В нем собраны воспоминания старожилов, еще помнящих или слышавших о приезде Пушкина в Екатеринослав. В частности, один из них, Григорий Мекленбурцев уверял:
«Мой покойный отчим, князь А.Н. Гирей (Аслан Никанорович. – Авт.), указывал мне место, где жил Пушкин. Жил он в доме Краконини, находящемся на Мандрыковке, против усадьбы моего отчима, князя Гирея. Усадьба, где жил Пушкин, прилегает к Днепру».
Это подтверждал и В. Татаренко:
«… Он действительно жил на Мандрыковке... Бывший городской голова Кулабухов говорил лет 10-20 тому назад моему дяде фотографу Н.А. Иванову, что дом, в котором жил Пушкин, был разобран лет 40 тому назад его отцом ввиду его ветхости... В то время здесь находилась масса вековых деревьев, а невдалеке протекал Днепр. Место это живописное…», прозванное в народе Цыганским Кутом.
Хан Гирей (двухэтажный дом которого стоял напротив «гадкой избенки» поэта), к слову, стал героем поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан». Так что, можно сказать, помимо сюжета «Братьев разбойников», Екатеринослав подсказал ему и сюжет о «фонтане слез».

яворницкий

2. В книге «История города Екатеринослава» (которая впервые увидела свет в 1989 году) Дмитрий Яворницкий собрал и разобрал все эти свидетельства, дав каждому свою оценку. Академик тоже пришел к мнению (хотя и «с оглядкою»), что поэт жил именно на Мандрыковке. А свой вывод подкрепил письмом, написанным в июне 1820 года брату поэта лечащим врачом Пушкина Евстафием Рудыковским (впервые оно было опубликовано в мемуарах доктора «Встреча с Пушкиным (Из записок медика)», вышедших в 1841 году в «Русском вестнике» за №1). В них доктор, приехавший в Екатеринослав вместе с Раевскими (генералом, его сыном и двумя дочерьми), пишет, что застал поэта больным:
«Приходим в гадкую избенку, и там, на дощатом диване сидит молодой человек, небритый, бледный и худой … Осмотревши тщательно больного, я нашел, что у него была лихорадка. На столе перед ним лежала бумага. - «Чем вы тут занимаетесь?» «Пишу стихи»».
Где именно находилась эта избенка, доктор не уточнял.
А вот наши краеведы «вычислили» её. В 2011 году меня приводили к тому месту, где по всем расчетам жил поэт, - в конце переулка Крутого за Севастопольским парком, в полусотне метров от реки (ул. Мандрыковская, 47). Сейчас там расположены производственные помещения завода медоборудования.

Фадеев

3. В 1891 году настоящий скандал вызвали «Воспоминания Андрея Михайловича Фадеева», опубликованные в первом томе «Русского архива» (в 1899 году их перепечатала наша местная газета «Днепровская молва», в №3).
Андрей Фадеев (1790-1867), дед Елены Блаватской, служил в 1820 году в Комитете у Инзова младшим товарищем главного судьи. Правда, в Екатеринославе он с Пушкиным разминулся, поскольку во время его приезда был в разъездах, а пересекся с ним в Одессе. Со слов своей жены в своих мемуарах он описал званый обед у губернатора Шемиота, устроенный в честь рождения поэта:
«Собрались гости, явился и Пушкин, и… вызвал у общества огромный переполох необычной эксцентричностью своего костюма: он был в кисейных панталонах, прозрачных, без всякого нижнего белья!»
Своих троих дочерей жена Шемиота тотчас выпроводила из зала, но в остальном гости старались делать вид, будто ничего не замечают. Так что Пушкину его проделка сошла с рук.
Была ли то сумасбродная выходка опального поэта, или екатеринославское общество попросту не восприняло обычный для щеголя петербургский наряд из белых лосин, туго облегающих тело, либо это сплошь выдумка вредного чиновника, невзлюбившего Пушкина, - так и осталось тайной. Тем не менее, о злополучном бале в Москве и Петербурге стали ходить анекдоты. А воспоминания Фадеева перепечатываются до сих пор.

вересаев

4. Этому эпизоду посвятил страницы своей книги «Пушкин в изгнании» (1927 год) и Викентий Вересаев. По его мнению, стриптиза все же не было, но эпатаж имел место. Так, в Екатеринослав поэт въехал в необычном костюме - красной русской рубашке, опояске и поярковой шляпе, а попугая Инзова обучал «неприличным словам». Вересаев приводит курьез, который вышел с дворянами, навестившими Пушкина в «гадкой избенке» - профессором Екатеринославской семинарии А.С. Понятовском и помещиком С.С. Клевцовым.
«В лачужке поэт встретил гостей, держа в зубах булку с икрой, а в руках стакан красного вина. «Что вам угодно?» - спросил он вошедших. И когда они сказали, что хотели иметь честь видеть славного писателя, то славный писатель отчеканил им: «Ну, теперь видели? До свидания!».
Где именно помещики нашли Пушкина, они, к сожалению, тоже не сообщили.

шатров

5. Больше всего книг, посвященных екатеринославскому периоду жизни поэта, вышло, конечно же, в Днепре. Еще в 1936-37 годах местные журналисты И. Пустынский и Григорий Новополин (Нейфельд) опубликовали две объемистые работы в издании «Каторга и ссылка».
Их рассказ дополнил в 1959 году Юрий Немченко. В тоненькой книжечке «Пушкiн в Катеринославi» он привел любопытные подробности:
«Общество в Екатеринославе, за исключением 2-3 лиц, было очень некультурное… способ их жизни гультипацкий: карты, обжорство, пьянство, пустопорожняя болтовня и сплетни… Каких только баек не выдумывали (о Пушкине. – Авт.): пьянствует, развратничает, занимается «никчемным» делом, в общественных местах бывает в непристойном виде».
В книге Михаила Шатрова «Город на трех холмах», изданной в Днепропетровске в 1966 году, можно прочитать романизированную версию мандрыковской легенды.
Все эти факты и предания о южной ссылке поэта, которые отныне повторяются местными краеведами, свел воедино Виктор Михайлов в карманном издании «У Лукоморья» (1991 год).
Наконец, любопытный штрих в южную пушкинскую одиссею внесли в 2005 году Елена Аливанцева и Наталья Василенко (1 том «Литературного Приднепровья»). Оказалось, что в Екатеринославе Пушкин собирал сведения о своем предке. Осенью 1689 году Петр I сослал комендантом Новобогородицкой крепости на Самаре в Приднепровье его прапрадеда, Алексея Ржевского, но в середине мая воевода умер от чумы. Удалось Пушкину что-либо выяснить о своем пращуре или нет, неизвестно.

Любовь РОМАНЧУК

Метки: Пушкин
Loading...
Loading...