Сорок красавцев-гобеленов

Жительница Днепра Людмила Бачюлене, сколько себя помнит, всегда любила не столько рисовать, сколько делать какие-то поделки. Поэтому несмотря на то, что окончила отделение живописи Днепропетровского художественного училища, чувствовала: полотна масляными красками – это не ее. Стала искать себя, и тут же получила ярлык от приверженцев коммунистической идеологии: модернистка! «Почему это у вас советский колосок склонился вниз? Он что, гниет?!» - были и такие критические отзывы от «вершителей судеб» рядовых художников. Подобные моменты душили до такой степени, что Людмила решилась уехать из родного города. Сначала в Николаев – работала там на телестудии, а потом на Крайний Север – подальше от тягостного непонимания.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

- Я разослала письма в самые отдаленные точки нашей необъятной Родины: Воркута, Магадан... - с грустной улыбкой вздыхает Людмила Владимировна. - Согласием ответил Норильск: мне пообещали работу и так называемые «подъемные». Прилетела туда в разгар лютых морозов – в декабре. Сразу потрясли две вещи: северное сияние и замечательные люди. В те времена на Севере оказалось очень много инакомыслящей интеллигенции – те, кого «выдавили» из разных уголков Советского Союза. Мне всегда нравилось оформлять пространство, и в Норильске я нашла себя: оформляла интерьеры кафе, ресторанов – заказов было море! Однажды попала в гости к чукчам, увидела у них изделия из меха и металла – и «заболела» этой темой. Решила соединить эти два материала.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

По словам мастерицы, работа с металлом требовала от нее не столько физических усилий, сколько сосредоточенности, кропотливости. Мех оленей и медведей тоже очень пригодился – произведения Людмилы Бачюлене не раз демонстрировались на московской ВДНХ. Там же, в столице, ее приняли в Союз художников СССР. Ценились работы хорошо: вскоре их автор смогла купить автомобиль. Однако душа все равно, как это ни банально, тосковала по родной Украине. Трудно сказать, что стало главной причиной – то ли синий удушливый газ в конфорках, который разъедал даже стены домов, то ли желание вернуться к родственникам. Но через двадцать лет после жизни в Норильске, в 1981 году Людмила Владимировна вернулась в Днепропетровск. Знала, что декоративно-прикладное искусство здесь не развито, и очень хотела продолжать работать в этом направлении. Но дома ей были не рады.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA OLYMPUS DIGITAL CAMERA

- Меня встретили в штыки, - вспоминает Людмила Бачюлене. - Мол, кто она такая? Чужая! Зачем вернулась? Когда я слышала песню Валерия Леонтьева «Белая ворона», всегда плакала – это было про меня... Так продолжалось много лет – до самой пенсии. Конечно, я стала работать с украинскими материалами – ткала гобелены, потом в ход пошла готовая ткань, обои и многое другое. Очень обидно, что профессиональное декоративно-прикладное искусство в Днепре пока еще не развито. Петриковскую роспись раскручивают – это замечательно, но есть ведь еще и другое. У нас достаточно хороших мастеров, которые сидят в дома в ожидании заказов, а их, увы, нет...
Бывали в жизни Людмилы Бачюлене и такие трудные времена, когда покупать материалы было просто не на что. Тогда она ходила по днепропетровским улицам в поисках пластиковых бутылок. Брала в основном разноцветные и создавала из них удивительные композиции, «героями» которых были цветы, пчела, краб.
Юбилейную выставку работ Людмилы Бачюлене до середины ноября в Доме искусств (ул. Философская, 23) можно увидеть в будние дни с 10.00 до 17.00. В экспозиции представлены более 40 гобеленов и оригинальных панно, выполненных в смешанной технике.

Юлианна Кокошко

Метки: Людмила Бачюлене
Loading...
Loading...