Кобзарь изменил актрисе с гравюрой

Хотя 200-летний юбилей Тараса Шевченко давно остался позади, днепропетровские деятели культуры не устают обращаться к его творчеству. Что ж, не стареет не только классика, но и сам классик, а в его жизненном пути открываются все новые эпизоды – на этот раз благодаря дневникам Тараса Григорьевича. Актер, а также автор инсценизации  Вилен Головко взял за основу 45 дней 1857-1858 годов  - самые интересные моменты вошли в постановку «Повернення до раю», которая идет на языке оригинала – русском.

Вилен Головко стремится к тому, чтобы его Шевченко был не памятником, а живым человеком

Вилен Головко стремится к тому, чтобы его Шевченко был не памятником, а живым человеком

- В 1954 году, когда мне было девять лет, я  впервые попал на могилу Тараса Шевченко в Каневе, - вспоминает Вилен Романович. – Там среди прочих я прочитал и такие слова: «Великий фультон! И великий Уатт!».

Конечно, тогда не понял, что они означают. И только гораздо позже узнал, что эти слова поэт записал в своем дневнике 28 августа 1857 года в каюте парохода  «Князь Пожарский». А означают они то, что технический прогресс победит в конце концов принудительный труд – крепостничество, за отмену которого он боролся всю жизнь. Свой дневник Шевченко стал вести 12 июня 1857 года  - уже зная о том, что в Санкт-Петербурге есть указ о его помиловании. Писал он его в Новопетропавловском укреплении до 2 августа, когда на рыболовной лодке он отплыл из этой ссылки, в которой пробыл семь лет. А дальше были остановки в Астрахани, Нижнем Новгороде, Москве.  Когда кто-то пишет о Шевченко, получается продукт, который можно поставить под сомнение. А мой Шевченко – не придуманный, а реальный, он говорит со сцены своими словами, которые сам сочинил и записал. Играю ли я Шевченко? Наверное, да – ведь я не нудный лектор.  Премьера этого спектакля состоялась 27 августа 2015 года в Никополе, а уже 29 октября  - в Днепропетровском театре им. Т.Г.Шевченко.

Нужно сказать, что несмотря на ссылку, в жизни Тараса Григорьевича в то время был интересный период.  Он готовился к новым событиям: «Про живопись мне и думать нечего, 10 лет неупражнений способны гениального виртуоза превратить в кабачного балалаечника. А я займусь гравюрой-акватинта, на это уйдет два года упорных упражнений». После запрета на занятия живописью Шевченко решает освоить в Санкт-Петербургской академии художеств  новую профессию, и это ему  впоследствии удается. А вот в личной жизни поэт и художник продолжает терпеть фиаско. Он влюбляется в актрису Пиунову, ходатайствует о ее переводе в харьковский театр (похоже, поэт был к тому же и неплохим администратором), всерьез задумывается о женитьбе. Однако дама сердца оказалась капризной и переменчивой, и вот уже Шевченко в сердцах восклицает: «Дрянь Пиунова!».  Свадебные планы остаются позади, а впереди – Санкт-Петербург: «Вот ты и прибыл в свой рай», - сказал я себе. Оббегал все райские уголки своей юности».  Вилен Головко точно передает все нюансы душевных переживаний поэта, рождающиеся, умирающие и вновь воскресающие надежды.

Особое место в постановке занимают стихи Тараса Шевченко, которые актер читает тоже на языке оригинала – украинском. Из всего богатства шевченковской поэзии он выбрал как  самые характерные, популярные произведения – такие как «Сон», «Мені тринадцятий минало», «Заповіт», так и менее известные.  Несмотря на то, что Вилен Головко меняет костюмы, он не пытается гримироваться «под  Шевченко».  А старается передать  дух этой многогранной творческой личности. И ему это удается.

Юлианна КОКОШКО

Метки: Вилен Головко
Loading...
Loading...