Как Михаил Светин был сундуком

12

Сегодня - день рождения  народного артиста России Михаила Семеновича СВЕТИНА.

Комедийная звезда многих популярных кинофильмов, он гастролировал в 90-х годах  в Днепропетровске в составе труппы Ленинградского академического театра комедии им. Н.П.Акимова.

Пресс-конференцию устроили  на свежем воздухе, возле служебного входа в Днепропетровский театр русской драмы им. М. Горького. На встречу с журналистами вместе со Светиным пришел и  другой звездный исполнитель - народный артист России Игорь Дмитриев.  И если Дмитриев предстал перед нами этаким вальяжным и загадочным красавцем (он сыграл в кинофильмах много ролей аристократов), то Светин, поначалу молчавший, вдруг улыбнулся. Эта улыбка, которая буквально слетела с экрана в нашу днепропетровскую действительность, привела всех в восторг.

К удивлению некоторых моих коллег, Михаил Семенович быстро сменил улыбку на серьезное выражение лица. Он много и взволнованно говорил о плачевном состоянии дел в современном театре и кинематографе. Поведал о том, что часто отказывается от предлагаемых эпизодов, где режиссеры эксплуатируют его комический типаж. Вспомнил и родной Киев, где родился, и театральные вузы СССР, куда его не приняли, и Киевское музыкальное училище, которое окончил по классу гобоя.

В 50-е годы  Светин какое-то время работал во вспомогательном составе в театре миниатюр, которым руководил Аркадий Райкин. Этот театр гастролировал в Днепропетровске, и здесь Михаил Гольцман (настоящая фамилия актера) дебютировал на сцене. Вот как это было. При переездах театра был утерян реквизиторский сундук, и нынешний любимец публики, накрытый пыльным ковром, стоя на карачках, изображал тот самый сундук. Причем на него по очереди усаживались все исполнители. А еще Светин вспомнил, как во время его, опять-таки, недолгой службы в Киевском театре оперетты, тоже приезжал на гастроли в Днепропетровск. Изображая человека народа в оперетте «Марица», он, увлеченный музыкой Кальмана, заслушался, и опоздал на “уход народа”. Занавес закрылся, и артист метался на авансцене перед занавесом. Публика ухахатывалась, а ему на следующий день объявили выговор.

Воспоминания Светина можно было слушать бесконечно. Вдруг перед журналистами появилась очаровательная женщина, и Михаил Семенович сказал: «Знакомьтесь, это – моя броня! Моя жена – актриса Бронислава Проскурнина. Без нее я не ориентируюсь в жизни. Ради меня и семьи она пожертвовала карьерой». И артист вновь улыбнулся. Точно так, как его обаятельные экранные герои.

Андрей Тулянцев

Loading...
Loading...