Зеленский пошел на конфликт с Коломойским?

Первая причина обысков на «плюсах» — так называемые пленки Гончарука. Это вызвало большое возмущение президента, а затем были подозрения, что могли прослушивать и его самого. Это тоже могло сыграть огромную роль. А потому, после определенной паузы (информация о том, что аудио монтировали у Дубинского, появилась еще на прошлой неделе, о чем знали в СБУ) у Зеленского таки пошли на действия. Были риски того, что все это привело бы пусть не к прямому, но опосредованному конфликту с Коломойским, и, наконец, слишком велико было возмущение Зеленского.

 

Ведь, во-первых, даже с формальной точки зрения, прослушивание премьер-министра — это посягательство на интересы национальной безопасности. Там могли быть и факты государственной тайны, и все что угодно — так реагировать надо.

 

Второй важный момент — крайне грубое нарушение правил взаимоотношений между партнерами. Да, партнеры уже скорее условные, но тем не менее между Зеленским, его командой и Коломойским сохранялись партнерские отношения: Дубинский даже член пропрезидентской фракции. И поэтому прослушивание премьер-министра у Зеленского оценили как крайне грубое нарушение правил — вторжение на чужую территорию, что неприемлемо как с моральной, так и политической точки зрения. Поэтому надо было пойти на ответный удар. Наказать — на этот раз Дубинского, который этим всем занимался. Просто зафиксировать: так действовать нельзя, и каждый — даже член команды — за нарушение правил понесет наказание. И это, на мой взгляд, не только правовой, административный, но и символичный и политический шаг: демонстрация того, что президент не станет мириться с такими действиями и будет жестко отвечать на любую попытку подслушивать если не его, то его близкое окружение, в частности премьер-министра.

 

Как будет реагировать Коломойский? Возможны различные сценарии. К рациональному он прибегал часто: как только для него возникали серьезные угрозы и риски — шел на мировую. Неважно, было это в Лондонском суде с Пинчуком, во времена Януковича, с ПриватБанком и Порошенко. Коломойский не то что бы пугается: просто можно идти на конфликт, но надо уметь и действовать рационально, договариваясь.

 

 

Но здесь уже статусные игры. Коломойский обижен: условно говоря его бывший подчиненный сейчас идет на такие действия против него. Эмоции могут взорваться. Если Коломойский пойдет на прямую атаку с выбросом компромата и какими-то оскорблениями в адрес президента, то все — это война, разрыв окончательный. Поэтому я больше допускаю промежуточный вариант: острую, но умеренную реакцию с мыслью о сохранении места для компромисса и дальнейшего сотрудничества. То есть основной удар будет направлен не на самого Зеленского, а на его окружение — того же Баканова с СБУ, или Гончарука. Конечно, будут акцентировать и на том, что нельзя нарушать основы свободы слова. И это, между прочим, тоже урок на будущее. Ведь, ребята, все может поменяться. Поэтому давайте думать не о текущей ситуации — как это использовать в своих интересах, но и тогда, когда вы окажетесь в оппозиции.

 

Оба оскорблены, хотя и по разным причинам. Зеленский — тем, что Коломойский вместе с Дубинским просто забыли свое место и пытаются посягать на президента, премьера и государство, что недопустимо. А уровень доверия к олигарху у Зеленского и так уже был не очень высоким. Разграничение и охлаждение началось еще в прошлом году, а сейчас вопрос уже стоит так: ты не залезай на мою территорию, а я не трону тебя. Некое относительно мирное сосуществование с определенными правилами, сохранение скорее ситуативных партнерских отношений — вот и все. Дальнейшее охлаждение, взаимное дистанцирование и рост взаимного недоверия просто неизбежны.

Владимир Фесенко

Новое время