Защита от идиотов

Я убежден: те, кто верит, что изменения нужно проводить медленно, рискуют навсегда увязнуть в гнилом болоте

Неделю назад я вернулся с Франкфуртской книжной ярмарки. Самое позитивное впечатление произвела украинская команда. Основной состав: молодые девушки, вы­игравшие конкурс на руководство Арсеналом и Институтом книги.

У российского стенда доминировал совсем другой типаж: мужчины средних лет в костюмах и с животиком. Об одном из них мне рассказали забавную историю. Литовская команда в качестве промо раздавала пиво. Россиянин попытался взять сразу шесть бутылок, но не смог объяснить, почему так много, так как знал лишь русский язык, а молодая литовка по‑русски не говорила. В итоге понадобилась украинка, сумевшая перевести с русского на английский и наоборот (в конце концов, обе стороны сошлись на компромиссе из трех бутылок).

Молодой состав был и у грузинской команды, устроившей акцию протеста у российских стендов с лозунгом Stop Russia. Наблюдая за происходящим на ярмарке, на физическом уровне ощущаешь, как Украина отбилась от “русского мира” и дрейфует к другому берегу. Но к какому — остается загадкой.
Впечатление усиливается после возвращения домой. Из аэропорта меня подвозил Ярослав Рущишин, известный львовский предприниматель, один из организаторов студенческой голодовки в 1990 году, бизнес которого пытались закрыть еще при Леониде Кучме. Среди тех, кому я доверяю в оценке ситуации деловой среды, он № 1. На вопрос, есть ли реальные изменения в правилах ведения бизнеса, он отвечает: “Разница, как небо и земля. Если ты не вошел в какие‑нибудь схемы и независим от государственных денег, преград для честного бизнеса практически нет. Что, конечно, не мешает многим жаловаться, мол, ситуация ухудшается, а оставшейся части общества втихаря ненавидеть бизнесменов, “жирующих на народной беде”.

Ярослав сказал одну важную вещь: когда Михаил Саакашвили пытался организовать “прорыв” на польской границе, представители новых партий, поначалу поддерживавшие его, отказались от действий, которые, по их мнению, были противоправными. То есть в Украине появились лидеры, мыслящие в рамках закона.

Очевидно, что все эти явления нишевые. Вроде моего родного Украинского католического университета: маленькой институции, плывущей против течения, когда само течение — массовые государственные вузы: и утонуть не имеют права, и плавать сами не умеют. И вопрос уже не в том, “кто кого”. Предыдущая власть в лице Дмитрия Табачника пыталась нас закрыть, как Кучма пытался задушить новый средний бизнес. Но уничтожить тех, кто плывет против течения, нельзя. Проблема в другом — смогут ли они сформировать новое течение.

По этому поводу существуют два мнения. Одна группа экспертов (включая новый отчет Chatham House Борьба за Украину) полагает: Украина движется в правильном направлении, но движение не прошло точку невозврата. Другая группа говорит, что такой точки вообще не существует. Кивают в сторону Польши или Венгрии: мол, все думали, что это самые успешные посткоммунистические экономики, но даже там мы наблюдаем разворот к авторитаризму. Поэтому Украине лучше двигаться по траектории "медленно, но уверенно".

Я же смотрю статистику и вижу: несмотря на политическую конъюнктуру, польская и венгерская экономики продолжают расти, а прогнозы их роста до 2020 года остаются позитивными. Вспоминаются слова Билла Клинтона “It’s the economy, stupid”. Политические изменения могут быть обратимыми. Главное, чтобы экономика наращивала мускулы. В этом случае и политическая система будет воспринимать приход к власти очередного идиота не как приговор, а как пусть тяжелую, но излечимую болезнь.

Все же я убежден: существует точка, пройдя которую страна становится защищенной от идиотов. “Идиотов” в более широком значении, оригинальном, как в Древней Греции,— девиантов. В данном случае политиков, стремящихся вернуть все назад. Последние результаты выборов и в Австрии, и в Чехии показывают, что не только Польша и Венгрия, но и почти все страны—наследники Австро-Венгрии переживают приход популистов к власти.

И Украина может присоединиться к этому клубу. Да, всегда найдется тот, кто постарается нас убедить в том, что популизм — худший вариант. К тому же это общеевропейский сценарий. Но есть одна деталь: большинство стран Европы уже защищены от идиотов, а Украина — нет. Чтобы моя мысль стала понятнее, расскажу байку любимого писателя Феликса Кривина. Во дворе лежат и окисляются два полена. Одно — медленно, другое — быстро. Между ними происходит такой диалог: “Что‑то ты очень спешишь”. “А чего тянуть? Раз — и готово”. “Смотря как готово. Нужно окисляться медленно, у меня в этом вопросе опыт”. Разница между поленьями проста: оба окислялись, только первое — гнило, а второе — горело.

Тот, кто верит в изменения медленным, эволюционным способом, рискует снова оказаться в гнилом болоте.

Ярослав Грицак

Историк, публицист, профессор Украинского Католического университета, член Несторовской группы

Метки: Михеил Саакашвили, реформа
Loading...
Loading...